Доклад ЦСИ ПФО 2002 "Государство. Антропоток"


Предложения по улучшению системы управления процессами иммиграции и натурализации
Альманах "Государство и антропоток"
Дискуссии
Тематический архив
Авторский архив
Территориальный архив
Северо-Запад: статистика пространственного развития
Книжная полка
Итоги переписи 2002 года
Законодательство
Организации, специализирующиеся на миграционной проблематике
О проекте
Карта сайта
Контактная информация

Миграционная ситуация
в Приволжском федеральном округе

Артоболевский С.С., Бадыштова И.М.,
Зайончковская Ж.А., Лухманов Д.Н., Мкртчян Н.В.

2. Современные миграционные процессы в ПФО

2.1. Резюме

В течении 1990-х миграционная ситуация в округе, как и в России в целом, определялась последствиями распада СССР. К настоящему времени миграционный прилив, спровоцированный этим распадом и в значительной мере носивший спонтанный характер, завершился, обозначая переход к качественно иному этапу развития, когда обеспечение притока населения требует целенаправленных управляющих воздействий.

Миграционные процессы свидетельствуют о стагнации развития округа, аморфности его социально-экономического ландшафта, отсутствии динамичных полюсов роста. В результате округ теряет привлекательность для мигрантов, все более превращаясь в транзитную территорию на пути западного дрейфа населения России. Это в сочетании с ограничительной миграционной политикой на федеральном уровне угрожает округу ускорением темпов сокращения населения и дефицитом труда в будущем.

Приволжский округ расположен на пути устойчивого внутрироссийского западного миграционного дрейфа, направленного в Центральный округ: ПФО получает население с востока и севера и отдает в Центр. Транзитность округа выражена тем сильнее, чем слабее миграция из стран СНГ в Россию и, следовательно, чем в большей мере для обеспечения потребностей Центра подключается внутренняя миграция. Резкое сокращение миграции из стран СНГ в последние годы уже привело к трехкратному росту общей убыли населения ПФО и утрате его преимуществ перед другими округами (кроме Центрального) по привлекательности для мигрантов. Жесткая миграционная политика по отношению к гражданам СНГ угрожает ПФО (как и другим округам) потерями населения в пользу Центрального округа.

Как показали внутрирегиональные исследования, процесс сокращения численности населения стал почти повсеместным явлением, миграция не всегда компенсирует естественную убыль даже в пограничных с Казахстаном районах. Крупнейшие города округа стагнируют и слабо притягивают даже окружающее население.

Титульные народы республик, входящих в ПФО, постепенно стягиваются в их пределы (кроме мордвы), однако этот процесс идет медленно, в небольших масштабах и не может серьезно изменить сложившийся межэтнический баланс.

2.2. Приволжский округ на фоне России

Миграционный тренд Приволжского округа практически повторяет общероссийский: и для того и для другого характерен подъем в начале 1990-х, а затем быстрое падение почти до нулевых отметок к 2001 году (рис. 2.1.).

Рис. 2.1. Миграционный прирост населения ПФО и Российской Федерации в 1989-2001 гг., тыс. человек

Увеличение миграционного прироста ПФО в 1991-1995 гг. как и по России в целом, было обусловлено главным образом сокращением выезда из округа, а не ростом въезда, как принято думать. Напротив, уменьшение прироста в последующем обусловлено в основном сокращением въезда (рис. 2.2.). В целом, миграционный прирост во второй половине 1990-х был почти в 2 раза меньше, чем в первой (408 и 758 тыс. человек соответственно).

В Приволжском округе до 1995 г. миграция не только полностью компенсировала естественную убыль населения, но и обеспечила некоторый его рост (на 337 тыс. человек или более чем на 1% за 1991-1995 гг.), тогда как по России население сократилось (на 0,3%). В последующем население округа убывало почти так же быстро, как и по стране в целом (-1,8% по округу и –2,5% по России за 1996-2001 гг.). Если в 1996-1998 гг. миграция все же возместила значительную часть естественной убыли населения в округе (65%), то в последние годы ее роль сошла на нет. В основном вследствие уменьшения миграции размеры сокращения численности населения в округе почти утроились (469 тыс. человек в 1999-2001 гг. против 154,5 тыс. человек в 1996-1998 гг.) (рис. 2.3.).

Рис. 2.2. Численность прибывших и выбывших в 1990-2001 гг. (тыс. человек)
А — Российская Федерация, Б — Приволжский федеральный округ

Рис. 2.3. Прирост численности населения ПФО по компонентам в 1992-2001 гг., тыс. человек

Окружные миграционные тренды по городскому и сельскому населению в общих чертах тоже очень похожи на российские (рис. 2.4.). И для тех и для других характерен поворот миграционных потоков в сторону села и низкий уровень миграционного прироста в городах, свидетельствующий о затянувшейся стагнации процессов урбанизации как в стране, так и в округе.

Приток в сельскую местность в Приволжском округе по интенсивности более чем в 2 раза превзошел среднероссийский уровень. За 1992-2000 гг. (пока продолжался приток) сельская местность ПФО получила благодаря миграции 336 тыс. человек населения (3,6% к населению на начало 1992 г.) со сравнительно молодой возрастной структурой, что замедлило депопуляцию села. В самые последние годы приток в сельскую местность прекратился, но не из-за того, что усилилась привлекательность городов, а вследствие сокращения общего миграционного притока в округ.

Рис. 2.4. Миграционный прирост городского и сельского населения в 1989-2001 гг., на 10000 чел.
А — Российская Федерация, Б — Приволжский федеральный округ

2.3. Приволжский округ на фоне других федеральных округов

На миграционной карте России ПФО занимает вторую после Центрального округа позицию по привлекательности для мигрантов, но его преимущество на фоне других округов быстро убывает. Если в 1991-1995 гг. ПФО уступал Центру по миграционному приросту меньше, чем на 20% (уступая тогда немного и Южному округу), то в следующем пятилетии разрыв стал двукратным (рис. 2.5., приложение 2.1.).

Рис. 2.5. Миграционный прирост населения ПФО и его соседей в 1990-2001 гг., тыс. человек

По относительной величине миграционного прироста за счет внешней миграции Приволжский округ уступает Центральному и Южному округам, а за счет внутренней межокружной миграции — одному Центральному (рис. 2.6).

Рис 2.6. Миграционный прирост населения по федеральным округам в 1991-2000 гг. (на 1000 человек).

Решающую роль в миграционном пополнении населения ПФО играет поток из стран СНГ, который в период 1991-2000 гг. превзошел внутрироссийский поток более, чем в 3 раза: всего за 10 лет нетто-миграция в округ составила 1165 тыс. человек, в том числе за счет внешней миграции — 871 тыс. и внутрироссийской — 295 тыс. человек. При этом роль внешней миграции возрастает (рис. 2.7. и 2.8.), а участие в ней других стран, кроме СНГ, ничтожно (за 10 лет миграция из других стран составила 36,1 тыс. человек, эмигрировало за пределы СНГ 109 тыс. человек).

Рис. 2.7. Доля внутренней и внешней миграции в миграционном приросте населения ПФО в 1991-1995 (А) и 1996-2000 (Б) гг., %

Рис. 2.8. Основные составляющие миграционного прироста населения ПФО в 1989-2001 гг., тыс. человек

Во второй половине 1990-х иммиграция в округ из стран СНГ быстро сокращалась (с 229 тыс. человек в 1994 г., когда она была максимальной, до 35,2 тыс. человек в 2001 г.), что привело к сокращению миграционного прироста за счет этих стран (со 199 тыс. человек до 26,4 тыс. человек соответственно, приложение 2.2.).

В ПФО в основном прибывает население из Казахстана и Средней Азии. Эти два региона обеспечивают три четверти миграционного прироста, полученного за счет стран СНГ (рис. 2.9.). Заметно участие стран Закавказья, представленных поровну (вместе 11%) и Украины (10%). Структура миграционного прироста по странам СНГ довольно устойчива (рис. 2.10.).

Рис. 2.9. Миграционный прирост населения ПФО за счет стран СНГ и Балтии в 1995-2001 гг., %
А — все страны (1995-2001 гг.), Б — страны Средней Азии (1997-2001 гг.), В — страны Закавказья (1997-2001 гг.)

Рис. 2.10. Структура миграционного прироста ПФО за счет стран СНГ и Балтии в динамике в 1995-2001 гг., %

Для внутрироссийских миграций характерен ярко выраженный западный дрейф, когда каждый регион отдает население на запад и пополняет его за счет восточных регионов. По мере сокращения притока из стран СНГ транзитная роль СНГ усиливается.

Итоги миграционного обмена ПФО с другими округами за десятилетие 1990-х можно видеть на рисунке 2.11. По результатам внутрироссийской миграции Приволжский округ в последние десятилетие уступает только Центральному. Устойчивый отток населения из округа идет в столичный регион, Санкт-Петербург с областью, в Краснодарский край и соседнюю Челябинскую область. Получает округ население из Европейского Севера, большинства субъектов Южного и Уральского округов, Сибири и Дальнего Востока. Наиболее интенсивные связи округ имеет с соседними областями Уральского, Южного и Центрального округов.

В 1991-1995 гг. ПФО имел положительный баланс в обмене со всеми округами. Сокращение притока из стран СНГ эхом отозвалось на внутренних миграциях, резко усилив аккумулирующую роль Центра, которому стал отдавать население и ПФО. Центральный округ в последние годы был единственным, где миграционный прирост почти не сократился. Его притягательность проявляется все более резко, превзойдя по силе уровень 1980-х гг.

Рис 2.11. Нетто-миграция населения Приволжского Федерального округа с другими округами в 1991-2000 годах

В Приволжском же округе миграционный прирост за счет межокружной миграции упал с 215 тыс. человек в 1991-1995 гг. до 79,5 тыс. человек в последующие 5 лет (приложение 2.3.). Это падение было обусловлено не только оттоком в Центр, но и уменьшением притока из других округов.

В 1991-1995 гг. в Центральном и Поволжском округах «осели» равные части мигрантов с востока — по 30,5% миграционных потерь Уральского, Сибирского и Дальневосточного округов вместе, а в 1996-2000 гг. на Центр пришлась почти половина этого потока, тогда как доля ПФО упала до 22%. Такая динамика непосредственно свидетельствует об усилении транзитности ПФО во внутрироссийских миграциях.

Внутрироссийская миграция в перспективе не может быть существенным демографическим донором для ПФО вследствие усиления центростремительности потоков, обусловленного самой высокой естественной убылью населения в Центральном округе в сочетании с высоким потенциалом и быстрым развитием Московского мегаполиса.

Приток мигрантов в округ в значительной степени зависит от потока из стран СНГ. Миграционный потенциал этих стран, в особенности Казахстана и Средней Азии достаточен, чтобы удовлетворить дополнительную потребность России в трудовых ресурсах, по крайней мере, до 2010 г.. Однако, чтобы «взять» этот потенциал, нужна во-первых, либеральная миграционная политика, во-вторых — развитый рынок жилья. Если эти предложения не будут реализованы, все большая часть потока из Центральной Азии будет следовать в Центр, а ПФО придется ориентироваться на мигрантов из Китая и других стран либо развиваться в условиях быстро убывающего населения и демографического опустения значительной части территории.

2.4.Округ в разрезе субъектов

В первой половине 1990-х абсолютно все субъекты округа получали миграционный прирост, в 1997-2001 гг. Мордовия и Кировская область имели отток населения, а в 2001 г. минусовой баланс наблюдался уже в половине субъектов округа, да и плюсы там, где они сохранились, были крайне незначительны (приложение 2.4.).

В округе отсутствуют явные лидеры и миграционный прирост распределяется примерно пропорционально населению субъектов. Основную часть мигрантов притягивают Самарская, Саратовская, Нижегородская области и Татарстан. На эти 4 субъекта, где живет 42% населения, пришлось 70% миграционного прироста, полученного округом в течение 1990-х. Мордовия, Мари-Эл, Удмуртия, Чувашия, Кировская и Пермская области в аутсайдерах. Здесь даже в первой половине 1990-х почти не было миграционного подъема (рис. 2.12.).

Рис. 2.12. Миграционный прирост по регионам ПФО в 1990-2001 гг., тыс. человек

В последние 5 лет внутренние различия сильно нивелировались за счет снижения притока в лидирующие области и республики, так что миграционный ландшафт приобрел монотонный характер. Ни один из субъектов округа не был в состоянии удержать миграционное притяжение с постоянной силой, все скатились почти на нулевой уровень, свидетельствуя о повсеместной стагнации.

В самом начале 1990-х в числе лидеров была и Ульяновская область. Возможно, это было связано с попыткой сохранения «социализма» в отдельно взятом регионе. Впоследствии это привело к более резкому снижению уровня жизни населения, что немедленно отразилось на миграционных процессах: область стала терять население, главным образом в пользу Самарской области и Татарстана.

На протяжении 1990-х в целом наиболее интенсивно притягивали внешних мигрантов соседствующие с Казахстаном Оренбургская и Саратовская, а также Ульяновская области. Внутренние же мигранты более всего тяготели к Саратовской и Нижегородским областям (рис. 2.13-2.15).

В последнее десятилетие (1992-2001 гг.) миграция населения компенсировала естественную убыль в пяти регионах ПФО — Татарстане, Башкортостане, Оренбургской, Самарской и Ульяновской областях (рис. 2.16.). В остальных регионах компенсация была неполной: например, в Нижегородской области миграция восполнила менее половины естественной убыли. Но общее положительное влияние миграции на динамику численности населения прослеживается во всех регионах, за исключением Коми-Пермяцкого АО, где наблюдался небольшой отток населения.

Рис. 2.16. Миграционный и естественный прирост (убыль) населения по субъектам ПФО в 1992-2001 гг., тыс. человек

Рис 2.13. Общий миграционный прирост населения ПФО в 1991-2000 гг.

Рис 2.14. Миграционный прирост населения ПФО за счет внешней миграции в 1991-2000 гг.

Рис 2.15. Миграционный прирост населения ПФО за счет миграции с другими регионами России в 1991-2000 гг.

2.5. Этнические миграции

Структура населения ПФО, его географическое положение на границе между Азией и Европой определяют этническую составляющую миграционных потоков. При том, что основную часть мигрантов в округ составляют русские, четверть прироста населения обеспечивается за счет народов, имеющих на территории округа национально-территориальные образования (Рис. 2.17А.). Еще 20% прироста дают мигранты коренных национальностей стран СНГ. Только два народа округ устойчиво терял: немцев (их численность в 1997-2001 гг. сократилась на 10,4 тыс. человек) и евреев (на 3,6 тыс.).

В миграционном приросте ПФО, полученном за счет титульных народов округа, преобладают татары — 69%, велика доля башкир — 12% и чувашей — 9%. На остальные народы приходится только 10% титульной группы мигрантов и немногим более 2% общего миграционного прироста (рис. 2.17Б.).

В той части миграционного прироста, которую формируют титульные народы стран СНГ, преобладают украинцы (39%), в равной мере представлены армяне (14%) и азербайджанцы (13%), выделяются казахи, таджики, узбеки (рис. 2.17В.).

Этническая составляющая миграции из стран СНГ в последнее пятилетие в округе устойчива. Почти во всех субъектах Приволжского федерального округа русские и другие титульные народы России, как и в целом по стране (приложение 2.5.), обеспечивают основную часть миграционного прироста. Однако, если в большинстве субъектов их доля превышает 80%, то на юге округа, в пограничных областях, более значимую роль играют мигранты титульных национальностей стран СНГ: в Саратовской области они дают почти четверть миграционного прироста, а в Оренбургской этот поток равен потоку этнических россиян. Оренбургская область специфична еще и тем, что только в ней миграционный приток русских сопровождается оттоком мигрантов других титульных национальностей ПФО, правда, небольшим (приложение 2.6.).

Рис. 2.17. Этническая структура миграционного прироста населения ПФО в 1997-2001 гг., %
А — вся миграция, Б — титульные народы ПФО, В — народы стран СНГ и Балтии

Любопытно, что внешний поток в Оренбургскую и Саратовскую области более «русский» по составу, чем внутрироссийский: русских в нем большинство, а вместе с другими титульными народами России и украинцами они составляют ¾ внешнего потока (рис. 2.18.). При этом доля украинцев в потоке из Казахстана немногим меньше, чем из Украины (17% и 20% соответственно).

Рис. 2.18. Этническая структура миграционного прироста населения Оренбургской и Саратовской областей за счет стран СНГ и Балтии в 1997-2001 гг., %

Среди титульных народов стран СНГ и Балтии в миграционном приросте Оренбургской области выделяются народы Центральной Азии (включая казахов), в Саратовской — народы Закавказья. В миграционном потоке из Казахстана и стран Средней Азии преобладают русские, только в потоке из Таджикистана русских, в силу исчерпания их миграционного потенциала, столько же, сколько народов Средней Азии. Из государств Закавказья в подавляющем большинстве выезжает титульное население этих стран, так как русских там уже почти не осталось. Аналогичные тенденции характерны и для страны в целом (приложение 2.7.).

Доля русских в общем миграционном приросте населения округа наиболее высока в Пензенской и Нижегородской (85%), Пермской (78%) областях, самая низкая — в Башкортостане, Татарстане и Чувашии. Однако прирост русских в этих республиках все же есть, что не позволяет утверждать, что миграция ведет к их вытеснению.

Именно для Чувашии, Татарстана и Башкортостана характерны наиболее этнически окрашенные потоки, с той, однако, разницей, что в Чувашии и Татарстане большая часть (69%) миграционного прироста обеспечивается за счет «своего» титульного народа, а в Башкортостане в большей мере за счет татар (45%), которые очевидно едут в места своего расселения, и в меньшей — за счет башкир (25%). В Удмуртии, Мордовии и Марий Эл роль этнических миграций скромна. Как видно из рис. 2.19., перекрестные этнические миграции между республиками округа развиты слабо.

Рис. 2.19. Доля титульных народов республик ПФО и «своего» народа в миграционном приросте в 1997-2001 гг., %

Учитывая, что определенное недовольство принимающих сообществ вызывает появление мигрантов из Закавказья — азербайджанцев, армян, грузин, мы подсчитали их долю в миграционном приросте отдельно. По всему округу они обеспечивают немногим более 6% миграционного прироста, немного выше их доля в Удмуртии — 14%, а также в Оренбургской и Саратовской областях — 8-9%. Небольшой отток закавказцев отмечен в Мордовии и Коми-Пермяцком АО. Поскольку именно среди мигрантов этих национальностей достаточно широко распространено нерегистрируемое проживание, их миграционный «вклад», видимо, более весом, но все же он ниже, чем часто пытаются его представить. Эти мигранты больше на виду, поэтому кажется, что их больше, чем на самом деле.

В большинстве регионов мигранты практически не нарушают сложившийся межэтнический баланс. В Татарстане и Чувашии отмечается медленное стягивание титульных народов, сопровождающееся менее интенсивным притоком русских и других народов, но абсолютные размеры притока невелики. В приграничных Оренбургской и Саратовской областях существенную роль в миграционном приросте играют народы стран СНГ, прежде всего — Казахстана, стран Центральной Азии и Закавказья. Однако этот процесс идет достаточно медленно, по всей вероятности, без видимых резких изменений в жизни принимающих сообществ.

2.6. Внутриокружная миграция

Миграционные потоки внутри ПФО рассредоточены. Население сдвигается в Самарскую, Нижегородскую области и Башкортостан (таблица 2.1.). Однако эти внутренние сдвиги медленны и равномерны, они лишний раз подчеркивают отсутствие динамичных полюсов роста и аморфность социально-экономического пространства ПФО.

Таблица 2.1. Результативность внутрироссийской миграции по субъектам ПФО в 1991-2000 годах, тыс. человек

Регионы   В том числе за счет обмена: Число территорий округа,
с которыми регион имеет «-»
Миграционный прирост, всего с другими округами в пределах округа
Приволжский округ — всего 294,6 294,6 0,0 6
Башкирия 55,9 52,7 3,2 6
Марий-Эл 7,4 7,8 -0,4 7
Мордовия -7,6 -2,3 -5,3 12
Татарстан 42,4 34,1 8,3 5
Удмуртия 16,5 13,3 3,1 2
Чувашия 18,2 17,0 1,3 5
Кировская -3,3 5,1 -8,4 12
Нижегородская 60,2 49,8 10,4 -
Оренбургская -7,8 4,8 -12,6 12
Пензенская 2,5 5,5 -3,0 8
Пермская 7,3 10,5 -3,3 12
Коми-Пермяцкий -4,5 -0,3 -4,1 8
Самарская 76,9 59,8 17,1 2
Саратовская 15,8 20,1 -4,3 7
Ульяновская 14,7 16,6 -1,9 5

Нижегородская область получает население из всех регионов ПФО, Самарская отдает население Нижегородской области и Удмуртии, но получает из всех остальных. Республика Мордовия, Кировская, Оренбургская и Пермская области являются основными миграционными «донорами» для других территорий округа. Мордовия теряет население главным образом за счет миграции с Нижегородской и Самарской областями; из Кировской области население переселяется в соседние Нижегородскую область, республики Татарстан, Удмуртию и Марий-Эл. Население Оренбургской области сокращается за счет миграции с Башкортостаном, Татарстаном и Самарской областью. Коми-Пермяцкий АО несет потери в обмене с Пермской областью, этот поток в основном и определяет сокращение численности его населения в результате миграции. Нижегородская область получает население из регионов северной части округа — той части, которая раньше входила в состав Волго-Вятского экономического района. Население южной части округа больше тяготеет к Самарской области, Татарстану и Башкортостану (приложение 2.8.).

2.7. Внутрирегиональная миграция

Для изучения миграции на внутрирегиональном уровне выбраны три региона ПФО: Нижегородская область, Оренбургская область и Республика Удмуртия. Помимо того, что они существенно отличаются по социально-экономическому положению, этническому составу населения и т.п., миграционная ситуация в этих регионах тоже существенно различается.

Нижегородская область — не только центр округа, но и центр притяжения мигрантов. Из 143 тысяч миграционного прироста населения области за 1992-2000 гг. 81,5 тысяч пришлось на миграцию из-за пределов страны и 61,5 тысяч — на миграцию из других российских регионов. При этом миграционный поток отличает достаточно высокая этническая однородность — в нем преобладают русские (85%). Привлекая население округа, область при этом является «донором» по отношению к московскому региону и ряду других областей Центрального округа.

Оренбургская область имеет самую протяженную границу с Казахстаном, ее территория не компактна, этнический состав населения пестрый. Ее наиболее важная миграционная компонента — внешняя миграция. За последнее десятилетие область получила 135 тысяч миграционного прироста за счет стран СНГ и Балтии — больше, чем любой другой регион ПФО. Однако во внутрироссийской миграции она теряет население, что позволяет говорить о ней как о своего рода транзитной полосе для мигрантов. Этнический состав мигрантов в область пестрый, что в немалой степени связано с соответствующим составом населения области.

Область отдает население Центральному и Южному округам, но больше всего — соседним регионам ПФО. В отличие от многих других регионов России и ПФО, в последнее десятилетие миграция полностью восполнила естественную убыль населения области, а в начале 1990-х годов даже способствовала его росту.

Республика Удмуртия находится в некотором отдалении от основных миграционных потоков, поэтому приток населения сюда незначителен. Миграционный прирост складывается в большей степени за счет внешней миграции, но отчасти и внутрироссийской, в основном за счет русских и удмуртов.

Углубленное исследование на примере трех регионов показывает, что в конце 1990-х процесс сокращения численности населения внутри регионов стал почти повсеместным явлением (см. таблицу 2.2.). Хуже всего ситуация в Нижегородской области, где миграционный прирост превысил естественную убыль населения только в двух сельских административных районах и в г. Сарове. Самый распространенный тип динамики численности населения, когда незначительный миграционный прирост не может компенсировать естественную убыль населения (приложение 2.9.).

Таблица 2.2. Типы динамики численности населения по административным единицам обследованных регионов ПФО в 1996-2001 годах, количество единиц

Типы динамики населения Нижегородская область Оренбургская область Республика Удмуртия
Сокращение населения М— Е- 8 14 13
М+ < Е- 41 12 6
М—> Е+ - 1 -
Увеличение населения М+> Е- 3 17 10
М— < Е+ - - -
М+ Е+ - 2 1
Всего районов 52 46 30

М — миграция, Е — естественное движение. Знаки «+» и «-» означают прирост или убыль

В Оренбургской области рост населения отмечен в 4 из 10 административных единиц, в Удмуртии — в 3 из 10, но в большинстве районов и городов население сокращалось (приложения 2.10.-2.12.).

Сокращение миграционного потока приводит к тому, что все в большем числе сельских административных районов естественная убыль населения сопровождается миграционным оттоком. Это сильно ускоряет депопуляцию и процесс старения населения. Село уже не в состоянии не только обеспечить демографическими ресурсами рост городов или вновь осваиваемых территорий, но даже воспроизвести само себя.

Во всех трех рассматриваемых субъектах отсутствует выраженная тяга в столицу региона. Если она и есть, то пока не уловима данными официальной статистики. Так, Оренбург в последние годы теряет население, и даже вместе с прилегающим Оренбургским районом миграционный прирост регионального центра меньше, чем его доля в населении области. Нестабилен и относительно невелик приток населения в Ижевск и Нижний Новгород (таблица 2.3.).

Таблица 2.3. Роль региональных центров в миграционном приросте населения, %

Показатели 1996 1997 1998 1999 2000
Нижегородская область
Доля столицы в численности населения 37,2 37,2 37,3 37,3 37,4
Доля столицы в миграционном приросте 33,8 38,9 42,9 24,8 18,6
Оренбургская область
Доля столицы в численности населения 24,7 24,7 24,6 24,5 24,4
Доля столицы в миграционном приросте 3,3 4,9 * * *
Республика Удмуртия
Доля столицы в численности населения 39,9 40,0 40,0 40,1 40,0
Доля столицы в миграционном приросте 43,9 33,6 51,5 54,8 *

* Для столицы характерен миграционный отток населения

Однако стремление в крупные города не всегда уловимо по данным официальной статистики. Об этом свидетельствуют, например, данные проверок соблюдения паспортного режима, проводимые ПВС ГО-РОВД, данные о регистрации граждан по месту пребывания, очень высокая разница цен на приобретение (аренду) жилья между столичными городами и сельской местностью. Во многих сельских районах и малых городах наблюдается напряженная ситуация на рынках труда, что также заставляет их жителей выезжать на работу как в региональный центр, так и в другие регионы страны. Например, обследование трудовой миграции, проведенное в г. Сарапуле, показало, что в этот процесс втянуто почти каждое третье домохозяйство города. При этом около 30% мигрантов ездят на заработки в Ижевск, 15% — в Москву, 11% — в северные города Тюменской области, 7% — в Казань, столько же в Екатеринбург и др.

Более детально роль региональной столицы — города-миллионера — рассмотрена на примере Нижегородской области. Как известно, Нижний Новгород является четвертым по величине городом Российской Федерации (после Москвы, Санкт-Петербурга и Новосибирска) и первым в ПФО. Является ли он центром притяжения мигрантов?

Таблица 2.4. Доля Нижнего Новгорода в населении и в миграционных связях области в 1997-2001 гг., %

Показатели Всего Нижний Новгород Другие города области Сельская местность
Доля в населении* 100,0 37,3 41,0 21,7
Доля в миграционном обороте 100,0 28,2 41,0 30,8
Доля в миграционном приросте 100,0 34,0 50,2 15,9
в том числе за счет внешней миграции 100,0 26,0 35,9 38,1

* на начало 2002 года

Как видно из таблицы 2.4., Нижний Новгород притягивает мигрантов слабее, чем другие города области и особенно сельская местность: его доля в миграционном приросте не дотягивает даже до его доли в населении. Во внутрироссийской миграции Нижний Новгород и другие города области получили соответственно 11,5 и 17,5 тысяч человек, то есть миграционный прирост распределился в соотношении 40 на 60, при практически равной доле столицы и других городов в населении области.

Внутриобластной отток населения из сельской местности (всего за 1997-2001 годы — 4,8 тыс. человек) прошел мимо Нижнего Новгорода и был принят другими городами области (рисунок 2.20.). Столица же теряла население за счет эмиграции в страны дальнего зарубежья (-1,2 тыс. человек).

Таким образом, если оперировать данными официальной статистики, никакой особой роли Нижний Новгород как столица области в последние годы не выполнял. Насколько он притягивает временных и нерегистрируемых мигрантов, выяснить пока не представляется возможным. Самым существенным сдерживающим фактором миграции в Нижний Новгород являются, прежде всего, цены на жилье — как на приобретаемое, так и на арендуемое, которые значительно выше, чем в других городах области и особенно — в сельской местности. Дифференциация цен на рынке жилья — существенная общероссийская проблема, серьезно тормозящая перераспределение населения и свободный переток рабочей силы как между отдельными регионами, так и населенными пунктами.

Рис. 2.20. Миграционный прирост и его составляющие в Нижнем Новгороде в сравнении с другими городами области и сельской местностью в 1997-2001 гг.

Как известно, крупные города, а особенно — города миллионеры — это опорный каркас расселения, узловые центры экономической и деловой активности. На территории Приволжского Федерального округа на начало 2002 года было 5 городов-миллионеров. Ни один из городов миллионеров не отличается не то что динамичным ростом, но просто ростом (Рис. 2.21.).

Рис. 2.21. Изменение численности населения городов-миллионеров ПФО в 1992-2002 гг , тыс. человек

С начала 1992 г. численность населения, проживающего в пяти городах-миллионерах ПФО, сократилась с 6036,7 тыс. человек до 5683,7 тысяч, или почти на 6%. Эта динамика в точности повторяет общероссийский тренд (приложение 2.13.).

Доля пяти городов-миллионеров в населении ПФО в сравнении с началом 90-х немного сократилась (на 0,9 процентных пункта), однако в последнее время она стабилизировалась, что позволяет говорить о преодолении наиболее острого кризиса в их развитии (приложение 2.14.). Скорее всего, роль их даже постепенно растет, но пока этот рост не уловим по официальным данным.

Крупнейшие российские города в последние десятилетия росли почти исключительно за счет миграции, и впредь только миграция способна поддерживать их рост, поэтому политика по сдерживанию миграции в крупнейшие города не имеет под собой внятной основы, тем более в ситуации, когда их население сокращается.

2.8. Приложения...


© Доклад Центра стратегических исследований Приволжского федерального округа "ГОСУДАРСТВО И АНТРОПОТОК", Москва - ПФО 2002 г.


НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ