Доклад ЦСИ ПФО 2002 "Государство. Антропоток"


Предложения по улучшению системы управления процессами иммиграции и натурализации
Альманах "Государство и антропоток"
Дискуссии
Тематический архив
Авторский архив
Территориальный архив
Северо-Запад: статистика пространственного развития
Книжная полка
Итоги переписи 2002 года
Законодательство
Организации, специализирующиеся на миграционной проблематике
О проекте
Карта сайта
Контактная информация

Миграционная ситуация
в Приволжском федеральном округе

Артоболевский С.С., Бадыштова И.М.,
Зайончковская Ж.А., Лухманов Д.Н., Мкртчян Н.В.

3. Миграционная ситуация в сельской местности
(на примере Оренбургской области)

3.1. Модельные районы: основные черты

Для изучения современных миграционных процессов в сельской местности Приволжского округа экспертным путем были отобраны два административных сельских района Оренбургской области: Бузулукский (центр - г. Бузулук) и Кувандыкский (центр - г. Кувандык). Основными мотивами выбора именно этих районов послужили полярные различия их географического положения.

Бузулукский район (территория - 35 тыс. км2) расположен на юго-западе Оренбургской области, на границе с Самарской областью. Через районный центр г. Бузулук проходит один из старейших южно-уральских трактов, ныне полимагистраль Самара - Оренбург - Орск. В транспортном и социально-инфраструктурном отношении на Бузулук опираются два южнее расположенных сельских района - Первомайский и Курманаевский и, отчасти (из-за отсутствия у них прямой железнодорожной связи с Оренбургом), некоторые сельские районы. Таким образом, как сам Бузулук, так и, во многом, его сельская местность представляют собой многофункциональное ядро зоны, состоящей из 4 - 5 сельских районов, для которых Бузулук естественный и по многим показателям единственный экономический, социальный и инфраструктурный центр. В то же время сам Бузулук, а вместе с ним и почти весь его хинтерланд тяготеют по ряду социальных аспектов не к своему областному центру - Оренбургу, а к Самаре, до которой расстояние существенно меньше, чем до Оренбурга.

Все это и, кроме того, современная роль Бузулука как центра размещения социальной и, отчасти, производственной инфраструктуры нефтедобывающей промышленности определило особенности миграционных процессов в районе.

К этим особенностям, в первую очередь, следует отнести:

  • Концентрическое проявление интенсивности, эффективности и структуры как внешних (по отношению к району), так и внутренних миграций.
  • Четко выраженное направление миграционных потоков: по убытию - в направлении Самарской области; по прибытию - из пограничных районов Оренбургской и Самарской областей.
  • Возникновение в последние годы и быстрое расширение пригородной (по отношению к Бузулуку) зоны расселения владельцев «вторых» домов. Радиус этой зоны пока не превышает 10-15 км, а сама зона включает ближайшее кольцо сельских администраций - главным образом их центральные поселки. Новая для района тенденция - появление в этой же зоне пока еще немногочисленных домов постоянных жителей, бывших мигрантов, работающих на предприятиях Бузулука.

Появление «дачников» порой является причиной полного возрождения почти брошенных деревень, возрождения их в новом качестве и по содержанию (это поселки - спальни работающих в городе), и внешне - быстрое увеличение благоустройства, обновленный облик домов и т.п.

Кувандыкский район (территория - 6 тыс. км2). Если географическое положение Бузулукского района в целом типично для таких достаточно обширных регионов России как Оренбургская область, и сам Бузулук типичен, как хорошо и давно сложившийся межрайонный (зональный) центр, то положение Кувандыкского района - практически уникально.

Расположенный в 194 км к востоку от Оренбурга Кувандык является и административным, и географическим (с некоторым сдвигом на север) центром района, представляющего собой узкую «перемычку» между Башкирией и Казахстаном.

Существенная особенность района - анклавное расположение на его территории Медногорского горсовета, который, в зависимости от темпов экономического развития, является стимулятором значительных (в масштабах района) потоков миграции - в разные годы очень разных как по объемам, так и по результату.

Население района многонационально. Из 56 тыс. жителей района русские составляли 63%, башкиры - 16%, татары - 9%, украинцы - 4,4%, казахи - 4,1% (2002 год). Кроме того, в составе населения заметны белорусы, мордва, узбеки, таджики, армяне, чеченцы, немцы, евреи и др. Из 83 сельских населенных пунктов района 24 являются местами компактного проживания лиц одной национальности - это 14 башкирских поселений, 6 - казахских, 4 - татарских.[1]

Район имеет 126 километровую государственную границу с Казахстаном. Условность линии этой границы (она ничем не маркирована) создает весьма неприятные, бюрократически усложненные проблемы, вероятно больше раздражающие население, чем если бы граница представляла собой физически ощутимую преграду.

Разделив «по статусу» семьи, близких родственников, друзей и просто хорошо знакомых и нужных друг другу людей на граждан двух различных государств - России и Казахстана, эта граница не может полностью запретить их переходы и переезды друг к другу, тем более, что в полосе зоны шириной в один - три километра понять на чьей территории находится человек или скот практически невозможно. Тем самым создается плохо определяемое пространство «нарушения» границы и, отсюда - искусственное создание обстановки, в которой не нарушить правила перехода границы почти невозможно. Оценка же степени нарушения практически находится в руках тех, кто охраняет границу, а это очень сильный стимул коррупции и явного формирования криминогенной обстановки. Усложняется все это крайне запутанными и противоречивыми правилами таможенного и пограничного контроля, обычно совершенно непонятными их «потребителю».

При всех сложностях перехода границы, в район (и в город и в сельские поселения) за последние пять лет прибыло из ближайшего зарубежья более тысячи человек, из них 500 - русские, 430 - казахи, таджики, татары, узбеки, 120 - чеченцы.

В Кувандыкском районе, так же, как и в Бузулукском, с миграциями связаны:

  • количественная и качественная концентрация населения в наиболее крупных поселениях - обычно в центральных поселках сельских администраций.
  • некоторая депопуляция широтной периферии, меньшая, чем в Бузулукском районе из-за периферийного размещения многих башкирских, казахских и татарских населенных пунктов.

Так же, как и там, здесь появляются частично «дачные» поселения в зоне ближайшей к Кувандыку и Медногорску, но, в отличие от Бузулукского района, где появление таких поселков почти целиком определяется расстоянием до Бузулука, в Кувандыкском районе значительную роль играют и природные условия: дачники перезаселяют здесь не только бывшие деревни, но и поселки баз отдыха.

3.2.Динамика населения

По численности сельского населения как Бузулукский (33,6 тыс. человек), так и Кувандыкский (25,5 тыс. человек) районы близки к среднему показателю по Оренбургской области (25,5 тыс. человек, 2001 г.). Город Бузулук (87 тыс. жителей), - наименьший из относительно крупных городов области (он уступает Орску и Новотроицку), Кувандык (30 тыс. населения), - наибольший из малых. По числу жителей его немного опережает ближайший сосед - Медногорск, своей близостью, промышленным «содержанием» и достаточно развитой социальной инфраструктурой, создающий заметную конкуренцию районному центру. Проявление конкурентоспособности Медногорска в последние годы крайне неустойчиво из-за неопределенного тренда развития промышленности и явно худшей, чем в Кувандыке, экологической обстановки, субъективная оценка которой меняется в зависимости от потенциальных возможностей трудоустройства: чем они выше, тем меньше внимания обращается на «экологию» и наоборот.

Численность населения за последние годы, как в обоих городах, так и в подчиненной им сельской местности, почти не изменилась. В целом преобладает тенденция убыли населения, усилившаяся в последние годы (табл. 3.1).

Таблица 3.1 Изменение численности населения в 1995 - 2001 гг.

  Числен. населен. на начало 1995г. тыс. чел. Прирост (убыль) численности населения за год (чел) Числен населен. на начало 2002г. тыс. чел.
1995 1996 1997 1998 1999 2000 2001
Бузулукский район
г. Бузулук 87,0 -15 42 69 -338 -35 -136 -155 86,4
Сельская местность 33,9 186 56 188 52 -160 -37 -172 34,0
Район, всего 120,9 171 98 257 -286 -195 -173 -327 120,4
Кувандыкский район
г. Кувандык 30,4 205 -74 -41 49 104 54 -264 30,4
Сельская местность 25,5 -58 -146 -212 -70 -23 -156 -178 24,7
Район, всего 55,9 147 -220 -253 -21 81 -102 -442 55,1
г. Медногорск* 35,9** -492 -154 -18 -65 -298 -261 -491 34,1

* не входит в Кувандыкский район, но окружен его территорией.
** по нашим данным (расчет). По данным из других источников - 34,1 тыс.

Анализ, проведенный в разрезе сельсоветов за период 1989-2001 гг. показывает, что в этих территориальных ячейках преобладает нисходящий или стагнирующий тип динамики населения. В Бузулукском районе население выросло в девяти сельсоветах, уменьшилось - в двенадцати, осталось без изменения - десяти. В Кувандыкском районе это, соответственно, пять, восемь и шесть сельсоветов (Рис. 3.1).

При переходе на уровень поселений обнаруживается, что очень часто соседствующие и взаимозависимые поселения развиваются совершенно по разным траекториям, в связи с воздействием разных факторов.

Сельсоветы, в которых теряют население все поселения, составляют скорее исключение, чем правило. Расположены они на периферии районов. Ареалы с растущим населением тяготеют либо к райцентру, как в Бузулукском районе (что типично), либо только к рекреационным зонам, если райцентр сам теряет население и тем более не может удержать его в своем пригороде, как в Кувандыкском районе. В целом в Бузулукском районе на большей части территории наблюдается рост населения, в то время как Кувандыкский район постепенно опустевает. Пространственные различия в динамике населения в зависимости от траекторий развития разных поселений показаны на рис. 3.2.

3.3. Территориальная организация расселения

Миграция сельского населения сильно зависит от того, насколько удобно расположены поселения, как сильно они затронуты депопуляцией.

По сравнению с районами русского Севера и Центра, как в структурном, так и в пространственном отношении, расселение в рассматриваемых районах Оренбургской области в очень высокой степени стабильно. Процесс концентрации населения в крупных поселениях, характерный в целом для сельской России, здесь выражен слабо (табл. 3.2). За время, прошедшее после переписи 1989 года, крайне мало изменилась и сеть населенных пунктов в обоих районах.

Таблица 3.2 Распределение населения по населенным пунктам разной людности в 1989-2001 гг., %

Год Всего населения В том числе проживают в населенных пунктах с числом жителей
1-25 26-100 101-250 251-500 501-1000 1001-2500 2501-5000
Бузулукский район
1989 100.0 0,3 5,1 11,4 15,7 22,6 19,1 25,8
2001 100.0 0,3 3,8 10,5 11,9 26,8 21,1 25,7
Кувандыкский район
1989 100.0 0,2 4,6 17,8 15,0 42,5 19,9 -
2001 100.0 0,5 3,5 14,8 17,8 43,8 19,6 -

Территориальная организация расселения в районах заметно различна: при почти одинаковом количестве поселений в Бузулукском районе 31 сельсовет (86 поселений) и в Кувандыкском районе - 19 сельсоветов (около 80 поселений). Количество же населения, приходящееся на 1 сельсовет примерно равное (1,1 и 1,3 тыс. человек в среднем), но в Кувандыкском районе оно рассредоточено по в 2 раза большей территории (0,2 км2 в среднем на сельсовет против 0,1 км2 в Бузулукском районе) и по более мелким поселениям (в селах с числом жителей более 1000 человек здесь сосредоточено 20% населения против 47% в Бузулукском районе). В Бузулукском районе в большей части сельских советов (2/3) более 20% населения проживает в центральных поселках и только в 6% сельсоветов в и центральном поселке сосредоточено менее половины населения. В Кувандыкском районе в 1/3 сельсоветов центральные поселки сосредотачивают не более половины всего населения и только в 1/5 - более 75% (Приложения 3.1 и 3.2).

Типично-репрезентативный сельсовет каждого из районов в структурном отношении представляет собой:

  • в Бузулукском районе - 1000-1200 жителей, живущих в 3–4 поселениях с людностью центрального поселка около 800 человек и людностью «рядовых» поселений 100-140 человек;
  • в Кувандыкском районе - 1200-1400 человек проживающих в 5-6 поселениях с центральным поселком, имеющим около 600-700 человек и размером остальных от 250-300 до 50-70 человек.

Таким образом, местное самоуправление в Кувандыкском районе объективно сталкивается с большими трудностями.

Сведенные вместе две характеристики расселения (количество поселений в сельском совете и численность населения, проживающего в его центральном поселке) позволяют выделить те местные особенности расселения, которые в значительной степени определяют современный расселенческий ландшафт (рис. 3.3).

3.4. Транспортная доступность центров

Важной характеристикой расселения, помогающей более обоснованно судить о предпочтительности отдельных поселений для мигрантов, является степень его территориальной компактности и связности.

В Бузулукском районе, с его меньшей территорией, даже при более выраженном эксцентричном положении районного центра, половина центральных поселков сельсоветов расположена от Бузулука в пределах получасовой - часовой поездки на автомашине (дорожная сеть в районе вполне удовлетворительного качества). Доля дальних сельсоветов, в целом, невелика (13%), хотя средние для района расстояния не намного меньше, чем в Кувандыкском районе (приложение 3.3).

В Кувандыкском районе поселения более рассредоточены: половина центров сельсоветов расположена в часе и более езды от райцентра и довольно часто расстояния от центрального до наиболее удаленного (и, как правило, находящегося на наихудшей дороге) поселения превышают 20 км.

Географическое положение населенных пунктов внутри административного района, так же как и положение района внутри области в значительной степени определяют жизнеспособность как отдельных поселений, так и их систем. Огромную роль играет транспортное положение населенного пункта.

Таблица 3.3 Распределение населенных пунктов по транспортному положению и людности в 2001 г

Транспортное положение Всего поселений из них с числом жителей (чел.)
1-25 26-100 101-250 251-500 501-1000 1001-5000
Бузулукский район
На основных магистралях, при хорошей доступности центров 23 - 4 5 2 5 7
На магистралях или главных дорогах при удовлетворительной доступности центров 46 4 11 14 8 8 1
На местных дорогах при неудовлетворительной доступности центров 16 5 7 3 - 1 -
Кувандыкский район
На основных магистралях, при хорошей временной доступности центров 22 1 2 5 4 6 4
На магистралях или главных дорогах при удовлетворительной доступности центров 40 3 7 13 7 10 -
На местных дорогах при неудовлетворительной доступности центров 18 5 5 6 2 - -

Крупные и большинство «средних» поселений расположены в наилучших дорожных условиях (Табл. 3.3). На транспортной периферии сосредоточены в основном мелкие поселения (с числом жителей меньше 100), но в Кувандыкском районе на периферии не редкость и относительно крупные поселения. Это, в основном, башкирские и казахские предгорные и степные поселки, которые более устойчивы и, порой, даже самодостаточны по сравнению с русскими поселениями, у жителей которых «степень свободы» передвижения в целом существенно больше.

В зависимости от местоположения поселений относительно центра можно выделить три зоны:

  • центральную - ее жители имеют возможность ежедневно без излишних затрат времени посещать ближайший экономический и социальный центр и возвращаться домой;
  • среднюю - ее население может в течение дня приехать в «свой» центр и вернуться оттуда домой;
  • периферийную - поездки в центр могут быть связаны с преодолением препятствий: отсутствия регулярного и удобного транспорта, неудовлетворительного качества дорог, больших затрат времени и т.п.

Бузулукский район представляет типичную центростремительную модель сельского расселения. Здесь чем ближе к центру, тем крупнее села и более многолюдные сельсоветы (рис. 3.4). Половина же периферийных сел - мельчайшие (до 100 человек). Распределение населенных пунктов и сельсоветов по зонам удаленности абсолютно тождественно (Табл. 3.4), что свидетельствует о строгой зональности расселения в районе.

Соответственно должно быть зонировано и местное управление, которое может опираться на расстояние от районного центра как на главный индикатор локальных условий жизнидеятельности. В особенности это относится к социальному обслуживанию и сельскому хозяйству.

В Кувандыкском районе картина расселения более сложная. Здесь кольцевая структура сильно нарушена, прежде всего из-за разной устойчивости периферийных сел, которая в свою очередь зависит от национальности жителей. Здесь крупные села оказываются так же часто оторванными от райцентра как и мелкие. Из 29 периферийных сел 6 имеют от 250 до 500 жителей, 5 - от 501 до 1000 и 2 - даже более того (приложение 3.4). Другая специфика района - сосредоточение малых поселений в центральной зоне - не должна вводить в заблуждение, так как это в основном рекреационные и служебно-транспортные населенные пункты на железнодорожной магистрали. Что касается населения сельсоветов, то оно хотя и возрастает по мере приближения к райцентру, но не в такой строгой пропорции, как в Бузулукском районе.

За период 1989-2001 гг. в обоих районах произошел сдвиг населения в сторону центральной зоны, очень заметный в Бузулукском районе, более типичном для области, и почти не выраженный в Кувандыкском (Табл. 3.4). Выбранные районы вскрывают большой диапазон разнообразия социального пространства в Оренбургской области.

Таблица 3.4 Распределение населения, населенных пунктов и сельсоветов по зонам удаленности от районного центра, %, в 1989-2001 гг.

Зоны доступности Население Населенные пункты, 2001 Сельсоветы 2001 Изменение численности населения (2001 в % к 1989 ).
1989 2001
Бузулукский район

Центральная

43,5 46,3 19,3 19 117,5
Средняя 18,4 20,5 26,5 26 123,1
Периферийная 38,1 33,2 54,2 55 96,2
Район в целом 100,0 100,0 100,0 100,0 110,4
Кувандыкский район
Центральная 26,3 27,7 40,7 32 106,7
Средняя 33,2 33,0 24,7 26 100,9
Периферийная 40,5 39,3 34,6 42 98,9
Район в целом 100,0 100,0 100,0 100,0 101,6

3.5. Возрастной, семейный и этнический состав населения

Одним из важнейших следствий отмеченных различий в расселении, так же, как и одной из наиболее существенных причин этих различий являются современные (унаследованные и вновь приобретенные) различия в местных особенностях демографической ситуации. Территориальная дифференциация ее комплексной оценки на примере Кувандыкского района показана на рис. 3.5. Сочетание расселения и демографической ситуации как факторов, формирующих социальные типы населения, - одна из важнейших основ проявления предпочтительности отдельных поселений для мигрантов.

Возрастные структуры сельского населения обоих модельных районов заметно различаются между собой, подчеркивая еще раз разнообразие условий в Оренбургской области (табл. 3.5).

Таблица 3.5 Распределение сельского населения Оренбургской области, модельных районов и соседних областей по возрастным группам, %, 2000 г.

Территория Всего в том числе
дети и подростки трудоспособные пожилые и старики
Оренбургская область 100,0 24,6 54,6 20,8
Бузулукский район 100,0 26,5 49,1 24,4
Кувандыкский район 100,0 30,3 50,1 19,6
Самарская область 100,0 21,6 55,6 22,8
Республика Башкортостан 100,0 26,8 49,9 23,3
Российская Федерация 100,0 23,0 54,1 22,9

В Бузулукском районе ярко выражен процесс старения населения, обусловленный миграционным оттоком. Кувандыкский район выглядит гораздо благополучнее: возрастная структура его населения, обладает заметным потенциалом стабильного, не меньше чем на десять лет, развития. Более подробный анализ позволяет увидеть насколько существенны различия внутри не только между районами, но и между сельсоветами (табл. 3.6).

Наиболее благополучны по демографическим показателям появившиеся сравнительно недавно фермерские хозяйства, так как фермерством занимаются преимущественно молодые пары с детьми. Они же являются точками роста экономики. Несмотря на то, что фермерские хозяйства до сих пор относительно немногочисленны и неустойчивы по «приживаемости», их сравнительно высокий демографический потенциал позволяет уже сейчас связывать с ними надежды на стабилизацию, а возможно и на улучшение, демографической ситуации в районах.

Таблица 3.6 Примеры особенностей возрастного состава населения в домохозяйствах разного вида (Бузулукский район).

Территория Виды домохозяйств (по главе семьи) Распределение населения по возрастным группам (в %) Женщины в % ко всему населению.
дети и подростки трудоспособные пожилые и старики
Сельсовет «А» К 20,7 46,1 33,2 53,9
Р 26,6 60,0 13,4 51,5
Ф 39,4 60,6 - 48,5
Сельсовет «Б» К 24,4 48,5 27,1 52,0
Р 21,7 56,1 22,2 46,2
Ф 44,9 52,5 2,6 55,1

К - хозяйства колхозников; Р - хозяйства рабочих и служащих; Ф - фермерские хозяйства.

Администрацией и специалистами районов отмечается, а нашими наблюдениями подтверждается, существование, а в ряде случаев и усиление социальной дифференциации на селе: на одном полюсе - активно работающие («хозяева»), на другом - люди, не умеющие и часто не желающие адаптироваться к новым, непривычным и жестким условиям рынка. В стороне остается значительная прослойка пожилых (одиноких и семейных пар), инвалидов и др., не имеющих возможности войти в категорию «хозяев» и не являющихся люмпенами по своему менталитету. Хотя в рассматриваемых районах Оренбургской области эта категория людей, сравнительно с районами Центра, Черноземья и Северо-Запада, невелика, именно она (со всех точек зрения) - должна быть объектом первоочередного внимания местных властей, так же, как и мигранты - потенциальные «хозяева», несущие заряд социальной и экономической активности.

В Бузулукском районе в преобладающей части поселений средний размер домохозяйства равен 2.3 - 3.0 чел., в Кувандыкском - 2.5–3.5. В последнем случае - это следствие высокой доли среди населения башкир и казахов с их большими семьями.

Почти во всех небольших поселениях средний размер домохозяйства ниже критической величины в 2 человека, а это означает, что трудоспособного населения в них практически нет или, если и есть, то очень немного (Приложение 3.5). Жители их - это или одинокие старики, или пожилые пары, или старики со взрослыми детьми-инвалидами - состав, более типичный для регионов Центра и Северо-Запада, но и здесь, в относительно благополучном Оренбуржье, является серьезной социальной проблемой.

3.6. Миграционная привлекательность населенных пунктов

Исходя из выработанных, в основном, экспертным путем соображений, была разработана синтетическая оценка миграционной привлекательности сельских населенных пунктов.

Привлекательность оценивалась суммой баллов, присвоенных пяти факторам, влияющим на миграцию. Были выделены следующие факторы:

1. Транспортно-географическое положение (в тех качественных оценках, в которых оно рассматривалось выше);

2. Размер населенного пункта (большой, средний, малый);

3. Хозяйственно-организационные функции поселений (местный центр, рядовое специализированное, рядовое вспомогательное поселение);

4. Национальный состав населения (вероятная степень привлечения и отторжения «своих» и «чужих»);

5. Демографическая ситуация (вероятная возрастная и семейная структуры).

Каждой характеристике в зависимости от «качества» ее показателя присваивался один из трех баллов: «хорошо», «средне», «плохо». После этого баллы суммировались, полученные результаты разбивались на пять групп и каждому поселению присваивался индекс его группы (Приложение 3.6). В группу с наиболее высокой оценкой вошли поселения, набравшие 14 - 15 баллов, в группу с наиболее низкой оценкой - от 8 до 5 баллов (при условии, что ни одна характеристика не была оценена как «средняя» или «хорошая»).

В целом примерно каждое третье сельское поселение совершенно непривлекательно для мигрантов. В своем большинстве это мелкие периферийные деревни. Вместе с тем каждое второе село в той или иной мере привлекательно. Соответствующие карты (рис. 3.6 и 3.7) могут служить ориентиром для расселения мигрантов.

3.7. Расселение этнических групп

Этот вопрос рассматривается на примере Кувандыкского района, поскольку для Бузулукского района эта проблема не актуальна.

Подтверждаются сделанные ранее выводы о том, что высокий средний размер домохозяйства в значительно большей степени свойственен башкирским, татарским, казахским и смешанным по национальному составу поселениям. Тогда как русские поселения в значительно большей степени подвержены депопуляции (Приложение 3.7).

Таблица 3.7 Распределение населенных пунктов Кувандыкского района с различным национальным составом их жителей по зонам удаленности от районного центра

Зона удаленности Количество поселений, среди жителей которых преобладают
русские башкиры казахи татары башкиры и русские казахи и

русские
татары и русские башкиры и татары всего поселений
Центральная 11 11 - 1 7 - 1 3 34
Средняя 8 2 3 3 - 2 3 - 21
Периферийная 10 3 2 - 4 4 1 - 24
ВСЕГО 29 16 5 4 11 6 5 3 79

Доля «чисто» русских поселений по мере приближения к центру уменьшается. Большинство казахских и татарских поселений расположены в средней зоне (табл. 3.7), а 70% чисто башкирских или с высокой долей башкир - в центральной зоне, что играет существенную роль в размещении мигрантов данных национальностей.

Русские преобладают в трех из четырех крупнейших поселений. Центры сельских советов, как правило, полинациональны, преобладание лиц той или иной национальности среди их населения обычно хорошо коррелирует с национальным составом большей части «рядовых» поселений (рис. 3.8).

Несмотря на этно-территориальную и структурную «пестроту» социальный климат в районе вполне удовлетворителен.

Создание в 1990-х гг. национально-культурных объединений башкир, татар и казахов значительно снизило остроту национальных проблем, хотя оценить «баланс» положительных и отрицательных результатов консолидации и концентрации поведенческих установок, имеющих этнические и внутриконфессиональные корни, пока не представляется возможным. По мнению администрации района наиболее активным, деятельным и результативным этнокультурным объединением является Курултай башкир, отличающийся одновременно и высокой толерантностью.

Администрация района считает что, по крайней мере, в течение 2001 - 2002 гг. в районе не было ни одного конфликта, возникшего на этнической или конфессиональной почве. Надо отдать должное администрации района - она не позволяет мелким столкновениям, имеющим чисто бытовую окраску, перейти в политическое событие и жестко контролирует находящиеся на территории района СМИ, которые постоянно подчеркивают необходимость и преимущества межэтнической, межконфессиональной и просто бытовой толерантности.

3.8. Современные миграции.

И в Бузулукском и в Кувандыкском районах в последние годы ведущим фактором перманентного сокращения численности населения является его естественная убыль.

В Бузулукском районе естественная убыль населения за 5 лет (1997-2001) составила 4,2 тысячи человек - 3,5% (3,2% в Бузулуке и 4,3% в сельской местности). Миграционный прирост со своей стороны тоже был значительным, 3,5 тыс. человек, тем не менее он не смог полностью возместить естественные потери (в целом по району было возмещено 83% потерь, 71% в Бузулуке и 91% в сельской местности). При этом в течение всех пяти лет миграционный приток как в город так и в село устойчиво сохранялся (табл. 3.8).

В Кувандыкском районе заметно меньше как естественные потери (2,9% по району в целом за 5 лет, 2,5% в Кувандыке и 3,9% в сельской местности), так и миграционный прирост. Причем приток мигрантов имел только райцентр (2,1%), а сельская местность теряла население (приложение 3.8).

Несмотря на соседство с Казахстаном, численность мигрантов, прибывающих «из-за рубежа» очень невелика - несколько десятков человек в год. Более половины из них- местные уроженцы, которые уже будучи взрослыми (гораздо реже - детьми) уехали в другие регионы СССР, а сейчас возвращаются на родину, далеко не обязательно в населенный пункт, в котором они родились, чаще - в свой район. Их небольшая численность и, особенно, пионерные освоенческие установки способствуют тому, что они, в большинстве своем, довольно быстро находят и работу, и жилье, причем, как правило, лучшие из возможных. Это подчеркивается и сотрудниками администраций района и сельских советов, и просто жителями.

Местное население воспринимает это довольно спокойно, хотя стимуляторами широкого распространения прогрессивных методов хозяйствования активные мигранты почти не становятся. Редкое исключение составляют случаи, когда они входят в «местные» семьи или когда им удается стать ядром небольшого коллектива из местных, к чему мигранты, впрочем, не стремятся, предпочитая коллектив из «своих».

В беседах с представителями интеллигенции и администрации Бузулукского района обсуждалась проблема межнациональной, реже - межконфессиональной конфликтности. Возможность конфликтов выше там где:

- населенные пункты меньше и компактнее;

- приезжающие мигранты тянутся к уже поселившимся ранее «своим» (родственникам, знакомым) и создают компактные внутрипоселковые мигрантские ареалы, кварталы;

- главы семей мигрантов работают в других поселениях (районах, областях) и источник их доходов неизвестен;

- местные жители сталкиваются с тем, что им кажется нежеланием мигрантов адаптироваться к местному образу жизни; это особенно заметно в поселениях, где мигранты смогли создать землячества (обычно неформальные).

При всем этом межэтнические браки существуют и вызывают скорее любопытство, чем неприятие. В Кувандыкском районе с его генетической и традиционной многонациональностью вопросы на эту тему интереса не вызывали и сама тенденция «смешения языков» не рассматривалась как проблема.

Подавляющее большинство мигрантов, прибывающих в рассматриваемые районы, это жители самой Оренбургской области и других районов России. Например, из 70 взрослых мигрантов, проживавших пока без регистрации в ближайшем к границе с Самарской областью крупном и достаточно развитом лесопромышленном поселке Бузулукского района, 31 человек - выходцы из Самарской области, 10 - из Бузулука, 9 - из других городов (вплоть до Орска) и районов Оренбургской области, 9 - из других регионов России, и только 11 - из ближайшего зарубежья. В то же время, из 88 временно проживающих в ближайшем к Бузулуку, наполовину уже «дачном» сельсовете, 68 человек постоянно прописаны в самом Бузулуке, 2 - в других сельских поселениях района, 12 человек остаются формально жителями ближнего зарубежья, в основном - Закавказья.

Таблица 3.8 Естественный и миграционный прирост населения в Бузулукском и Кувандыкском районах Оренбургской области 1997 - 2000 гг., человек

Показатели движения населения Территория Годы 1997-2001
1997 1998 1999 2000 2001
Естественный прирост Бузулукский район – всего - 754 - 674 - 999 - 888 - 894 -4209
г. Бузулук - 532 - 481 - 657 - 514 - 563 -2747
сельские поселения - 222 - 193 - 342 - 374 - 331 -1462
Кувандыкский район - всего - 207 - 189 - 247 - 242 - 318 -1203
г. Кувандык - 143 - 100 - 149 - 133 - 215 -740
сельские поселения - 64 - 89 - 98 - 109 - 103 -463
Миграционный прирост Бузулукский район – всего 1011 388 804 715 567 3485
г. Бузулук 601 143 622 378 408 2152
сельские поселения 410 245 182 337 159 1333
Кувандыкский район – всего - 46 168 328 140 - 124 466
г. Кувандык 102 149 253 187 - 49 642
сельские поселения - 148 19 75 - 47 - 75 -176
Общий прирост населения Бузулукский район – всего 257 - 286 - 195 - 173 - 327 -724
г. Бузулук 69 - 338 - 35 - 136 - 155 -595
сельские поселения 188 52 - 160 - 37 - 172 -129
Кувандыкский район – всего - 253 - 21 81 - 102 - 442 -737
г. Кувандык - 41 49 104 54 - 264 -98
сельские поселения - 212 - 70 - 23 - 156 - 178 -639

Среди мигрантов, прибывших в Кувандыкский район, 93% составляли внутрироссийские мигранты, среди выбывших их 96%, более чем наполовину это внутриобластная миграция. Из общего числа прибывших в район в 2000 году 81% составляли граждане России, около 12% - Казахстана, 3% - граждане среднеазиатских республик, 1% - Белоруссии, Украины и Молдовы (вместе) и меньше 1% - граждане республик Закавказья (приложение 3.9). Среди иммигрантов значительную долю составляют возвращающиеся на родину. Важным для большинства уезжающих бывает ощущение, что они могут вернуться, для приезжающих - что их приезд не будет встречен «в штыки».

Заметна высокая степень соответствия этнической структуры мигрантов этнической структуре постоянного населения. Это видно при сопоставлении карт этнического состава (рис. 3.8 и 3.9), а также в приложении 3.10.

В расселении мигрантов очевиден приоритет центральной зоны, даже в Кувандинском районе, где центральность не слишком выражена (рис. 3.10 и 3.11, приложение 3.11).

Центральные поселки сельских администраций почти повсеместно лидируют по интенсивности миграционных процессов, но далеко не всегда по их эффективности. Эффективность сильно зависит от национального состава и преобладающей ментальности постоянного населения. В башкирских, татарских, казахских селах мигранты закрепляются лучше.

В целом, в Кувандыкском районе в 11 из 19 сельских советов центральные поселки явно предпочтительнее для мигрантов, чем другие поселения. В пяти случаях, когда предпочтительнее оказываются рядовые поселения - это почти всегда происходит в пределах центральной зоны, поблизости от районного центра. В то же время, и по доле выбывших также лидируют центральные поселки - очевидно, что жизнь в них заметно активнее, чем в «рядовых» поселениях, кроме тех немногих случаев, когда «рядовые» поселения в силу каких-либо причин оказываются для мигрантов предпочтительнее своих центров. Обычно, причин две: первая - это совпадение национальности мигрантов с национальностью жителей «рядового» поселения (и несовпадение или недостаточное совпадение с национальностью жителей центрального поселка, определяющих его «имидж»); вторая, более редко проявляющаяся, - это более удобное (относительно дорог, «внешнего» центра, общей комфортабельности условий жизни) положение «рядового» поселения, чем центра сельсовета. Сюда же можно отнести, как дополнительный стимул предпочтения, негласную «рекламу» такого поселения, созданную приехавшими в него ранее.

3.9. Выводы

В сельской местности как на уровне сельсоветов, так и административных районов преобладает процесс сокращения населения, концентрации его вокруг населенных центров. Вместе с тем, на рассмотренной территории этот процесс выражен слабее, чем в центральных районах России, а это означает, что сельская местность здесь еще располагает некоторым запасом демографических ресурсов, по крайней мере, в тех районах, где значительную часть населения составляют татары и башкиры.

К проблемам, решение которых представляется особо важным для рассматриваемой территории можно отнести:

  • Установление для приграничного населения режима свободного пересечения российско-казахстанской границы (например, путем выдачи постоянных пропусков).
  • Как показали исследования, при организации управления на низовом уровне совершенно не учитывается огромная дифференциация условий расселения и хозяйствования, существующая на этом уровне. При нарезке административных районов руководствовались, главным образом, численностью населения, а различия в размерах территорий и транспортной доступности поселений игнорировались. В результате в районах существуют совершенно разные условия для организации социального обслуживания населения. В районах, где сеть поселений разрежена, требуется больший штат управленцев для выполнения возложенных функций.
  • Пример Оренбургской области показывает, что население русских деревень вымывается миграцией значительно быстрее по сравнению с татарскими, башкирскими и казахскими. Поэтому в будущем в районах смешанного населения доля русских в сельской местности будет сокращаться в силу их большей мобильности. Контраст между измельчавшими и продолжающими таять русскими селами и относительно крупными башкирскими и татарскими, существующий уже сейчас, будет нарастать, что необходимо учитывать в управлении.
  • Сельское население в целом весьма толерантно по отношению к мигрантам, которые в большинстве - возвращающиеся местные уроженцы. Этническая структура мигрантов соответствует структуре принимающего населения. Создание национально-культурных объединений благоприятствует снижению остроты этнических проблем.
  • Максимально возможное «снижение» всех видов барьеров между различными категориями населения, проживающего на рассматриваемой территории (аборигенами, старожилами, новоселами). При этом необходимо избежать двух крайностей - как создания «глухих заборов», ограничивающих какую-либо из этих категорий жителей, так и универсализации социально-экономической политики, ведущей к полному «размыванию» своеобразия образа жизни любой из групп населения (почти всегда не в пользу наиболее малочисленной из них).

Кроме того, можно считать весьма полезным создание местных, дополнительных к общепринятым, органов наблюдения, культуры, пропаганды и информации (производственных, социальных, юридических и образовательных центров), задачей которых должно быть предупреждение возможных конфликтов между различными категориями населения и представительство интересов местного населения в региональных органах власти, а также разработка рекомендаций по «местной привязке» различных оптимизирующих социальных и экономических мероприятий.

Такие органы могут взять на себя общую разработку и постоянный мониторинг соблюдения баланса между претензиями «большинства» и «меньшинства» на территорию, необходимую им для жизнедеятельности, виды ее использования, приоритеты развития инфраструктуры и т.п.

  • Для сельской местности чрезвычайно актуальна проблема патронажа одиноких престарелых. Любые предложения в этой области несомненно могут быть использованы для мобилизаци электората. (Это может быть, например, организация интернатов на зимний период, периодического месячного пребывания в оздоровительных учреждениях с обеспеченным питанием и т.п..)

* * *

Нельзя не признать ограниченность имеющихся наблюдений и статистических материалов для более глубоких, территориально более широких, и в большей мере структурированных выводов.

Основные причины этого:

1) Недостаточное для суждения о всем спектре миграционных процессов в сельской местности Приволжского федерального округа количество отобранных модельных районов;

2) Недостаточное количество статистических материалов и, иногда, их низкое качество, что не позволяет опираться на хорошо отслеживаемые и репрезентативные ряды данных;

3) Все более сказывающееся на результатах и методах текущего учета населения местными статорганами пренебрежение «сверху» к некоторым сторонам такого учета: сокращение видов учета, недооценка необходимости создания эффективных форм мониторинга качества и количества населения, без которого между итогами переписи населения всегда будет существовать провал, искусственно корректируемый «постфактум» от данных последней переписи «назад» (официальное закрепление текущих ошибок и просчетов).

3.10. Приложения...


[1] В статистических материалах, которыми мы пользовались, количество поселений в районе колеблется от 82 до 86. Поскольку в работе анализируются, в основном, типы и тенденции процессов, эти разночтения нами не устранялись.

© Доклад Центра стратегических исследований Приволжского федерального округа "ГОСУДАРСТВО И АНТРОПОТОК", Москва - ПФО 2002 г.


НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ