Доклад ЦСИ ПФО 2002 "Государство. Антропоток"


Предложения по улучшению системы управления процессами иммиграции и натурализации
Альманах "Государство и антропоток"
Дискуссии
Тематический архив
Авторский архив
Территориальный архив
Северо-Запад: статистика пространственного развития
Книжная полка
Итоги переписи 2002 года
Законодательство
Организации, специализирующиеся на миграционной проблематике
О проекте
Карта сайта
Контактная информация

3. Общие тенденции развития систем расселения России: контекст Северо-Запада.

В основе анализа лежат представления о том, что социально-экономические проблемы, связанные с осущес­твляемыми в последние годы в России экономическими реформами, зримо проявляются в системах расселения и, прежде всего, городах, которые сосредоточивают практически весь творческий и экономический потенциал страны, играют ведущую роль в жизни российского общества.

Как правило, крупные города имеют диверсифицированную структуру хозяйства и являются важными научными и культур­ными центрами. Успешность социально-экономического функционирования крупного города в условиях экономических реформ во многом определяется структурой его хозяйства, характеризующегося соотношениями и взаимодействиями входящих в нее элементов и подразделений производства. Крупный город имеет многоаспектный и многоуровневый характер функционирования, поэтому и деление его на составные части может быть различным. Этим объясняется многообразие, а зачастую и противоречивость в подходах к определению структуры хозяйства крупного города. Отражая тот или иной аспект структу­ризации, эти подходы, естественно, не являются общими, и структура рассматривается под каким-либо одним углом зрения, в зависимости от целей анализа.

В экономике подавляющего большинства российских городов Северо-Запада ведущим системообразующим звеном является сейчас материальное производство, а в нем - промышленность. Этот приоритет складывался постепенно: объективные и субъективные потребности государства диктовали в большинстве городов необходимость ускоренного - преимущественно за счет экстенсивных факторов - развития отраслей специализации (в основном - отраслей тяжелой и оборонной промышленности).

Таким образом, уже с середины 60-х годов стали типичными нарушенные, неравновесные структуры городского хозяйства, в которых наблюдалось существенное отставание вспомогательных отраслей и еще большее - сферы обслуживания. Диспропорции таких структур начали вступать в противоречие с развитием не только самих крупных городов, но и общества в целом. В результате разрушения производственных связей, сложив­шихся в рамках СССР и централизованной государственной системы хозяйствования, крупные и средние города Северо-Запада России оказались в неблагоприят­ной социально-экономической ситуации, выходом их которой стало развитие непроизводственной сферы.

В последние десятилетия важнейший импульс развитию городов придал процесс интернационализации экономики, становления глобального мирового хозяйства. Действи­тельно, постепенно само понятие «национальная экономика» утрачивает смысл, так как уровень экономической взаимозависимости в мире в целом, особенно в финансовой сфере, вы­рос настолько, что любое значительное колебание в одной части планеты (или сфере эконо­мики) незамедлительно отражается на других участниках (или секторах). В этих условиях действительно национальной может быть только изолированная или маргинальная экономи­ка, причем слаборазвитая, так как все современные наукоемкие отрасли экономики носят глобальный характер. В этих условиях именно города выступают для государств «окнами» в глобальную мировую экономику, воплощением процесса интернационализации.

Анализ свидетельствует, что во всех регионах развивается сфера услуг. Однако, качество сервисной экономики различно. Чтобы она развивалась на деле, нужен высокий спрос на товары и услуги, т.е. богатое население или туристы, а их в большинстве регионов нет. И переход работников в мелкую торговлю и услуги - как бы вынужденный, т.к. нет других рабочих мест. Этот  тип характерен практически для всего Северо-Запада.

Другой тип - столичный. В столицах особенно интенсивно развивается сфера услуг, в составе которой выделяется так называемый третичный сектор (финансы, информатика, масс-медиа и т.д.) и представителем этого типа является столица СЗФО – Санкт-Петербург. Доля сферы услуг достигла в Санкт-Петербурге - 65% занятого населения, и ее рост продолжается.

 Третий тип - это малые города Европейского Севера, связанные с добычей сырья, их особенность также состоит в том, что уровень развития сферы обслуживания, транспорта, вспомогательных отраслей - выше средних российских показателей, что связано с климатическими условиями и большой удаленностью.

Сложившаяся пространственная структура расселения Северо-Запада России не отвечает в полной мере требованиям оптимальной функциональной целесообразности, что объясняется, в частности, ограниченными экономическими возможностями общества, планировочными просчетами.

Крупный рисунок на ткани культурного  ландшафта Северо-Запада остался тем же, но сама его ткань стала иной.  Век назад культурный ландшафт почти весь вырастал из своей природной основы, его формировала природная зональность и сеть речных долин. Сейчас культурный ландшафт оторвался от природного. Ныне он в большей степени нанизан на каркас линейно-узловой решетки крупных магистралей и городов. Большинство людей живет вдоль транспортных магистралей, вблизи городов, в пригородах. Неясно, стала ли Россия городской, но пригородной стала. Поселения, население и производство сосредоточены в малой части страны. Пространство стало резко централизованным и поляризованным. Контраст по линии «центр — периферия» огромен, он и определяет главные черты ландшафта. В культурном ландшафте нынешней Европейской России все зависит от одного-единственного фактора — расстояния от центра. Близость к городу обусловливает успех сельского хозяйства, густоту сельских поселений, их размер, просто «бойкость» всей человеческой жизни. Смена форм культурного ландшафта коснулась, прежде всего, сельской местности и населения; его размещение поменялось радикально. Теперь не города вырастают из сельской местности, наоборот, они сами формируют и выращивают ее вокруг себя; вдалеке же от городов — не патриархальная глубинка, а зона разрухи. Как пишут авторы, «площадь заселенной, реально жизнеспособной сельской территории за век… уменьшилась в два раза. В начале века она составляла половину территории Европейской России, теперь — четверть». Это означает, что стране придется заново осваивать ядро своей территории.

На Северо-Западе города формируют вокруг себя сельскую местность, усилились сезонные миграции между городом и деревней. Сгустки «городов» усиливают контрасты, высасывая сельское население из малолюдной периферии и загромождая пригороды дачами и свалками…… произошла и маргинализация заселенных территорий. «Перемешивание людей и укладов создало странные формы жизни в поселениях — переброс масс в «города» не привел к урбанизации страны в буквальном смысле слова».[1]

Таблица 1

Численность сельского населения в Северо-Западном экономическом районе (на начало года, тыс. человек)

Область

1939 г.

1959 г.

1970 г.

1980 г.

1985 г

1999 г

Ленинградская
Новгородская
Псковская

904
910
1350

609
454
694

565
336
502

544
244
365

561
226
339

567,2
215,3
271,4

Всего

3164

1757

1403

1153

1126

1053,9

Примечание. Составлено по: Народное хозяйство РСФСР. . , 1960, с. 34; 1971, с. 13; 1981, с. 8; 1985, с. 8-9, Госкомстат России

В годы экстенсивной урбанизации России рост городов был нормой, хотя и порождал проблемы с жильем и социальной инфраструктурой. Промышленные города, словно юные акселераты, вырастали, не успевая созреть. Впрочем, рост урбанизации, чем дальше, тем больше, зависел не только от развития индустрии. Доля городского населения в общей численности населения и доля занятых в сервисно-торговом секторе с 1970 по 1990 г. росли синхронно и почти совпадали (40-45%), с долей же вторичного сектора (индустрии и строительства), синхронности не наблюдалось. Если город не рос, это явно означало его неблагополучие. В России и на Западе по этому признаку выявляли депрессивные (дегрессивные) города и поселки городского типа (пгт): пристанционные, угольные, текстильные, но их было не более 12-15%.[2] 

Современный экономический кризис обозначил завершение экстенсивного этапа урбанизации России. 90-е годы принесли резкий перелом. Прекратился рост всего городского населения России, несмотря на приток мигрантов из ближнего зарубежья. По общему мнению, это было вызвано сочетанием следующих процессов:

  • исчерпанием ресурсов села, особенно в Нечерноземной зоне, поставлявшего мигрантов в города в течение всего ХХ века;
  • изменением демографической структуры в городах, старением их населения; в 90-х годах смертность городского населения превысила рождаемость;     
  • административными преобразованиями, особенно в 1991-1992 гг., когда многие пгт стали селами. Их жители требовали реализации сельского статуса. Это позволяло прирезать побольше земли к личному огороду, который в селах есть почти у всех и получить налоговые льготы;
  • потребительским кризисом, дефицитом, инфляцией, приостановив-шими миграцию из села, поскольку на земле выжить легче.

Таким образом, кризис породил здесь нечто новое - вторичную аграризацию. В регионах России доля тесно связанных с землей активных жителей вдвое выше официальных 15%, а местами достигает 60-80%. В поселках, малых и средних городах почти все имеют участок земли. Там, где еще много демографически активного сельского населения, этот процесс противоречиво сочетается с продолжением роста городов, в основном местных столиц.

На протяжении веков важнейшей тенденцией расселения в России было освоение постоянно расширяющейся периферии за счет перемещения населения из исторического ядра на окраины. В XX в. доминирующим стал регулируемый, подчас весьма жесткими мерами, сдвиг населения на север и восток и в меньшей степени на юг. Для последнего десятилетия стала характерной тенденция смещения массы населения с северо-восточных окраин в юго-западном направлении. Если отличительной чертой региональной динамики советского периода были форсированные темпы прироста населения северных и восточных регионов, то теперь они же отличаются наиболее интенсивной убылью населения.

Сокращение численности населения отдельных субъектов федерации и крупных районов России наблюдалось во все межпереписные периоды, особенно в годы войн и репрессий. Однако после переписи 1989 г. убыль населения быстро начала охватывать все большее число регионов, нарастала ее интенсивность. С 1991 г. городское население России и Северо-Запада сокращается, а сельское растет, но лишь в Ленинградской области. Это вызвано естественной убылью, спадом миграций, сменой статуса поселений. За 1990—97 гг. из 170 больших городов 77 сократили население в сумме на 1,7 млн. человек; 650 тысяч дали Москва и Петербург, еще 250 — другие миллионеры, кроме Волгограда. Раньше, набрав 250-300 тыс. жителей, город непременно рос дальше, ныне это не гарантировано и гигантам. Им уже не хватает мигрантов для компенсации естественной убыли стареющих жителей, хотя место прежних лимитчиков заняли гастарбайтеры и нелегалы, невидимые статистике. Парадоксально, но факт: точное число жителей Санкт-Петербурга неизвестно. Более 80 растущих больших городов добавили 0,9 млн. чел, наполовину снизив общие потери.[3]

Итак, если отличительной чертой региональной динамики советского периода были форсированные темпы прироста населения северных и восточных регионов, то теперь они же отличаются наиболее интенсивной убылью населения. При этом четко обозначилось расхождение трендов по двум частям Большого Северо-Запада. 

Таблица 2

Изменение доли СЗФО в численности населения России
(по данным переписей и текущего учета, в %%) 

 

1926

1939

1959

1970

1979

1989

2000

Российская Федерация

100

100

100

100

100

100

100

Северо-Западный

9,2

10,3

9,7

9,9

10,2

10,4

10

Значительно выросла численность населения в Калининградской (8,9%) области.  А наиболее значительные потери по отношению к переписи 1989 года в результате естественной убыли населения понесла Псковская область (около 10%). Несколько меньше - около 8-9% - составили потери населения Новгородской, Ленинградской областей. В 1999 г. при общем снижении интенсивности миграционного обмена положительное сальдо миграции имел Северо-Запад. За счет этого фактора выросло население Ленинградской области (0,7%). [4] На процесс эволюции систем расселения влияла и миграция.

Таблица 3

Доля городского населения в общей численности населения СЗФО
(по данным переписей и текущего учета, 1926-2000, %) 

1926

1939

1959

1970

1979

1989

2000

СЗФО

29,2

48

64,6

73,3

79,3

82,2

81,9

Таблица 4

Прирост (убыль) городского и сельского населения России в целом и СЗФО
(в межпереписные периоды и в 1989-1999г.г.- %) 

 

Межпереписные периоды

1926- 1939 1939-1959 1959-1970 1970-1979 1979-1989 1989-2000

Городское население

Российская Федерация 120,6 69,7 31,4 17,8 13,7 -1,8
СЗФО 115,4 38,3 27,4 18,2 12,4 -5,4

Сельское население

Российская Федерация -5,5 -22,4 -12,2 -14,1 -7,6 1,1
СЗФО -4 -30,1 -15,2 -15,3 -6,4 -3,4

Особенно значительно за 1989-1999г.г. увеличилось число сельских жителей в Республике Карелии (на 36%),  а также в Калининградской (20%) области.

Нельзя не отметить и еще один тревож­ный факт. Выезд хорошо адаптированно­го к жизни и работе в экстремальных ус­ловиях Севера населения приводит к разрушению генетического потенциала, что с чисто экономической точки зрения опасно по двум причинам:

  • рынки труда северо-восточных регионов теряют рабочую силу чисто физически;
  • но и регионы-реципиенты от этого процесса тоже ничего не по­лучают, поскольку смена условий жизни приводит к резкому увеличению смертности и снижению продолжительности жиз­ни новых мигрантов. В последние годы си­туация в сфере труда характеризуется и дезурбанизацией. Прибыль сельских рынков труда за счет миграционного обмена с го­родом составила на Северо-Западе за последние 10 лет около 150 тыс. человек. Разумеется, этот процесс имеет и свои положительные стороны, например, восстановление трудового по­тенциала села, утраченного в предыдущие годы, и смягчение проблемы бедности в стране.

Трудовые ресурсы страны концентрируются в регионах старого заселения, где за счет миграции отчасти компенсируется естественная убыль населения.

Таблица 5

Распределение городского населения федеральных округов Российской Федерации по типам поселений
(на начало 2000г. в %%) 

  РФ Центральный Северо-Западный Южный Приволжский Уральский Сибирский Дальневосточный
В городах 88,9 89,9 91,8 89 89,3 89,8 86,6 79,4
в т. ч. с числом жителей, тыс. чел.:
1000 и выше 23,1 28,3 39,2 8 25,2 23,3 17,4 -
500-1000 12,7 10,4 - 13 19,8 5 5,4 22,3
100-500 26,5 25,8 26,7 36,3 21,8 23,6 28 27,9
50-100 11,1 10,4 7,7 14,8 10,5 15,2 10,9 10
20-50 11 9,9 10,5 13,8 8,6 18,2 8,9 13,5
10-20 3,8 4,1 6,3 3 2,9 4,2 3,2 3,5
До 10 0,7 1 1,3 0,1 0,5 0,3 0,4 2,2
В поселках городско-го типа: 11,1 10,1 8,2 11 10,7 10,2 13,4 20,6

В ближайшее десятилетие рост городов будет предопределяться разнообразными факторами. При этом  успех не зависит от размера города, а определяется многообразием его функций в системе территориального разделения труда.

На эволюцию систем расселения  Северо-Запада влияет еще один фактор. Дело в том, что распределение по территории ведущих городов всегда принималось во внимание при конструировании сетки административно - территориального деления (АТД). Можно считать, что административное районирование, как правило, велось по центрам. «Город, возвышавшийся над другими, обладавший значительной сферой тяготения, назначался губернским или областным центром. Появлялся центр, стремительно выраставший на основе индустриализации и приобретавший главенство в определенном районе, — учреждалась во главе с ним новая единица АТД. В свою очередь, АТД, его изменения, учреждение новых основных единиц способствовали формированию сети ведущих центров, опорных узлов экономического каркаса страны. Став административным центром, город получал мощный дополнительный стимул развития, становился приоритетной точкой роста. В действие включался административный ресурс развития, когда город-центр использовал «служебное положение» в собственных интересах».[5]

Сохранение административного ресурса за областными и районными центрами способно удержать их деструкцию.

В результате разностороннего развития и значительного роста административных центров сложился особый тип городов, обладающих своеобразной функциональной структурой и занявших стратегические точки в отраслевой и территориальной структурах хозяйства России. Их характерные черты кратко можно обрисовать следующим образом.

  • Первенствующие города своих регионов, занимающие вершины городской иерархии, — это, прежде всего большие города, результат последовательно нараставшего усложнения деятельности, весьма динамичные и в развитии, и в функционировании.
  • Многофункциональные города, представляющие собой концентрацию разнообразия, с очень широким спектром деятельности.
  • Сочетающие роль региональной столицы, активно взаимодействующей с подшефной территорией, и отраслевого лидера в тех или иных сферах народного хозяйства.
  • Обладающие развитым третичным сектором экономики и блоком культуры, науки, высшего образования, то есть сочетанием тех видов деятельности, которые в совокупности с прогрессивными отраслями промышленности формируют активную творческую среду города, делают его лабораторией нового.
  • Занимающие ключевое место главных узлов в опорном каркасе расселения, организаторов территориально-хозяйственной и территориально-культурной интеграции районов России.

[1] Каганский В. Европейская Россия: географические итоги века// Отечественные записки. № 3. 2002. С. 404-405

[2] Rowland R.Н. Declining and stagnant Towns of the USSR // Soviet Geography: Review and Translation. 1980. 21. №4. р.195-218; Rowland R.H. Declining Towns in the Former USSR // Post-Soviet Geography. 1994. 25. №6 р.352-365

[3] Трейвиш А.И. Российские города на переходе к рынку: тенденции, проблемы, парадоксы

[4] НАСЕЛЕНИЕ РОССИИ 2000 Восьмой ежегодный демографический доклад Москва - 2001

[5] Лаппо Г.М. Административно-территориальное деление и города-центры http://archive.1september.ru/geo/2002/15/5.htm

 


НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ