Доклад ЦСИ ПФО 2002 "Государство. Антропоток"


Предложения по улучшению системы управления процессами иммиграции и натурализации
Альманах "Государство и антропоток"
Дискуссии
Тематический архив
Авторский архив
Территориальный архив
Северо-Запад: статистика пространственного развития
Книжная полка
Итоги переписи 2002 года
Законодательство
Организации, специализирующиеся на миграционной проблематике
О проекте
Карта сайта
Контактная информация

Миграция.
Развитие, характеристики, проблемы

Ольга Выхованец
(аналитическая группа РА)

1

Процессы зарождения и развития современных антропотоков являются такими же значимыми общепланетными процессами, как постиндустриализация, интенсификация производства и потребления, изменение экосферы.

Исследовать антропотоки, их воздействие на социокультурные характеристики и базовые идентичности, исторически сформировавшиеся на той или иной территории, удобно через механизм миграции.

Если миграцию рассматривать как один из социопроцессов, обуславливающий развитие социосистемы по незамкнутому циклу (а такой социосистемой можно в данном контексте считать весь мир), то логично посмотреть, а что же было на предыдущих, на других витках истории.Не вдаваясь здесь в подробное описание миграционных потоков последних веков [1] отметим коренное отличие прежних потоков от современных.

Прежние были связанны в первую очередь с развалом империй, а нынешние — с созданием социальных структур принципиально нового типа. Это в первую очередь создание сетей — от террористических исламских организаций до вполне мирных национальных «миров», базу которых составляют диаспоры, не ассимилированные в стране проживания. И если прежде перераспределение людских ресурсов обуславливало переформатирование политического пространства, то сейчас — экономического, информационного.

Новые миграционные волны порождаются совсем иными причинами, чем те, которые возникали при развале империй. И имеют другой состав. Однако общее направление этих потоков, как ни странно, сохранилось. В общем течении «западного переноса» [2] можно выделить три наиболее интересующие нас части и попытаться рассмотреть их как локально, так и во взаимосвязи друг с другом: СНГ и «восточные соседи» — Россия, Россия — Европа, Европа — США. Естественно, при таком укрупненном делении мы оставляем «за скобками» такие составляющие общего миграционного движения, как миграция в США из Латинской Америки и стран Азии, миграция из стран Африки на «белые» континенты, но, во-первых, можно говорить о том, что все современные антропотоки подчиняются общим законам, а, во-вторых, нас и интересует специфика действия этих законов на локальных участках.

2

Прежде чем перейти к анализу локальных потоков, еще одно общее замечание. Модный сейчас (и неудачный на русском языке) термин «устойчивое развитие» подразумевает в первую очередь взаимодействие человека с экосферой. Однако бегущих от техногенных катастроф и вызванных ими природных катаклизмов намного меньше, чем по другим причинам. Прямой корреляции между этой составляющей миграционных потоков и концентрацией «умов», движением научной мысли, что собственно и приводит к технокатастрофам — нет. Если же рассматривать проблему более широко — развитие при минимизации конфликтных ситуаций различного характера, а не только экологического, т.е. безопасность в самом широком смысле слова, то она, безусловно, зависит от динамики миграционных процессов. И различные страны руководствуются различными аксиологическими принципами миграционной политики в контексте обеспечения устойчивого развития. Договориться здесь пока практически невозможно, поскольку сами эти пропагандируемые «ценности устойчивого развития» — это ценности европейской цивилизации и сам концепт справедливо рассматривается странами Азии и Африки как экспансия западных (читай — американских) ценностей на весь мир.

3

Современные миграционные процессы обусловлены в первую очередь неравномерностью развития на разных территориях [3] новых информационных технологий, что ставит эти территории на разные уровни постиндустриализации. Чем этот уровень выше, тем выше уровень жизни, тем привлекательнее данная территория для мигрантов.

Можно попытаться типологизировать процесс с тем, чтобы посмотреть, какие части существующих миграционных потоков в какой степени влияют на социокультурную обстановку, чем можно пренебречь, а на что обратить особое внимание. Как в правовой сфере, так и в сфере управления.

Структурно в каждом из обозначенных направлений можно выделить ряд одинаковых составляющих. Подавляющую часть составляет трудовая миграция. Так или иначе, с трудовой миграцией пересекаются и беженцы, и вынужденные переселенцы, и учебная миграция.

В трудовой миграции четко различаются две составляющие, оказывающие диаметрально противоположное влияние на развитие территории. С одной стороны для постиндустриального развития необходимо привлечение интеллектуальных ресурсов (и капитала), что вызывает «утечку мозгов» с менее развитых территорий, с другой стороны, концентрация «умов» ускоряет развитие и усиливает притяжение, что приводит к увеличению потока не только квалифицированных ученых, но и квалифицированных рабочих как сферы производства, так и сферы обслуживания, а это поднимает уровень жизни и повышает привлекательность территории для проживания. Это — в основном — легальная миграция. С другой стороны, привлекательность территории для проживания увеличивает поток нелегальной миграции, неконтролируемый рост которой способен дестабилизировать экономику, замедлить темпы развития, существенно ухудшить криминальную обстановку и привести к трансформации социокультурного ядра.

Столь же общей характеристикой (новой на современном этапе) является увеличение доли независимых женщин, особенно при нелегальной миграции в сфере обслуживания и секс-услуг. Появился даже специальный термин «unattached migrants» («не прикрепленных» к мужьям или семьям ) [4].

4

Реакция и США, и Европы, и России на существующие миграционные процессы в общем одинаковая и сводится в стратегическом плане, пожалуй, к одной простой формуле — легальную миграцию поддерживать, нелегальную — пресекать. Однако пути реализации этой задачи существенно различаются на различных локальных участках в силу различных структур как легального, так и нелегального потоков.

Нас в первую очередь интересует, чем миграционная политика России отличается от Европейской и США.

После 11 сентября почему-то считается, что любое изменение миграционного законодательства любой европейской страны идет только в сторону ужесточения. И что такое ужесточение началось только после терактов. На самом деле это не совсем так. Процесс усовершенствования миграционного законодательства шел постоянно и события в Америке только привлекли к нему более пристальное внимание, но мало что добавили по существу.

В Европе признание легального мигранта как одного из структурных элементов нации происходит с начала 80-х годов. Тогда же происходит и юридическая поляризация иммиграционного контингента на легальных и нелегальных иммигрантов. И с начала 90-х годов начинается ужесточение национальных иммиграционных политик, вызванное в первую очередь вовлечением стран Восточной Европы, РФ, бывших республик СССР в мировой миграционный процесс [9].

В современной Европе осознают политику миграции как политику будущего и дальнейшее ужесточение законов касается только нелегальной миграции. Если посмотреть поближе новые европейские законы — все не так мрачно.

Германия, принявшая в конце 90-х годов более половины всех миграционных потоков ЕС, подписала ряд соглашений со странами Центральной и Восточной Европы о привлечении сезонной и временной иностранной рабочей силы [9]. С 1 января 2003 года в силу вступит новый закон об иммиграции, ужесточающий меры к нелегальным мигрантам и к просителям политического убежища, но значительно упрощающий иммиграционное право и стимулирующий приток квалифицированной рабочей силы и «умов», в том числе и из числа иностранных студентов, получающих образование в Германии.

В Англии в 2002 г. принимается официальный документ о гражданстве, иммиграции и убежище. Упрощается прием высококвалифицированных специалистов и иностранных выпускников вузов, облегчается найм иностранцев на временные и сезонные работы. При этом ужесточаются наказания за нарушение иммиграционных порядков, за принуждение к нелегальному труду и ввоз нелегальной рабочей силы.

Практически то же самое происходит с миграционным законодательством и других европейских стран. [10]

5

И в самой Америке усовершенствование миграционного законодательства, в том числе его ужесточение по отношению к нелегалам, шло на протяжении всей истории [5].

Здесь события 11 сентября, естественно, имели гораздо более жесткую реакцию, чем в Европе. Пожалуй, самым знаковым событием является недавняя смена руководства в Службе иммиграции и натурализации.

А если учесть, что по данным последней переписи (2000 г.) за 10 лет произошел неожиданный прирост населения в 13.3% (33 млн) [11], в основном из стран Латинской Америки и Азии, то логична политика дальнейшего ужесточения миграционного законодательства по отношению практически ко всем категориям переселенцев, за исключением высокопрофессиональных кадров в секторе высоких технологий.

6

В странах Европы и в Америке будет продолжаться жесткая поляризация отношения к легальным и нелегальным мигрантам на всех уровнях — от бытового до юридического.

Существенное смягчение миграционных требований к легальной миграции продиктовано острой необходимостью в таковой. При ужесточении политики натурализации государства также не могут перейти определенную черту. Если количество постоянно проживающих на данной территории людей — не-граждан — будет сопоставимо с гражданами, то теряются рычаги управления обществом (избирательное право, налоговая политика, политические и неправительственные союзы)

Очевидные выгоды миграции, ее необходимость для роста экономического потенциала страны, намного перевешивают негативные стороны миграционного процесса, которые, тем более, минимизируются законодательным путем.

7

Естественно, России тоже нужны и ученые, и профессионалы в различных областях. И «утечка мозгов» — проблема, требующая отдельного разговора. Но это — проблемы и Европы, и других стран.

Основное отличие ситуации в России — необходимость в неквалифицированной рабочей силе. Если Европе и Америке не хватает высококвалифицированных инженеров, рабочих, преподавателей, медработников ets., то в России не хватает просто рабочих, учителей, строителей, не говоря уже о тех, кто должен пахать и сеять. Если в западных странах лишние люди, желающие обрабатывать землю, заниматься животноводством никому не нужны, в силу как развитого интенсивного сельского хозяйства, так и из-за отсутствия свободной земли, то на просторах Нечерноземья ситуация противоположная.

Основная задача — как направить миграционный поток в нужном направлении — на повторное освоение земель нечерноземья, Севера, Дальнего Востока.

Что может быть привлекательным на территориях, не обладающих развитой инфроструктурой, не обустроенных, «выключенных» из мировых информационных, финансовых, товарных потоков? Только собственно земля и возможность на ней жить. Единственный для государства путь использования своего земельного, территориального ресурса — дать людям эту возможность. Параллельно повышая их квалификационную оснащенность для возможности «перескочить» индустриальную фазу воспроизводства и перейти сразу к инновационной.

Совершенно очевидно, что городское население (а беженцы из стран СНГ периода гонений на русских — это в подавляющем большинстве — горожане) не захочет, и не будет заниматься сельхозработами, а предпочтет привычную деятельность в городской среде. И придут городские люди на уже освоенную территорию, в город. Кто будет его строить?

Совершенно очевидно, что люди, желающие вести фермерское, крестьянское хозяйство при необеспечении государством минимальной поддержки не смогут удержать следующее поколение и земля опять опустеет. Кто придет на нее?

Ясно и то, что люди, приехавшие на пустую землю и обустроившие ее, будут воспроизводить в своей среде собственные культурные традиции без оглядки и на соседей и на государство. Будут ли эти традиции созвучны, комплементарны российскому государству как особому социокультурному организму?

В этой ситуации самой востребованной специальностью, намного перекрывающей потребности других сфер, является специалист в области управления. Кто и где готовит в России специалистов, способных выстроить и провести грамотную политику управления миграционными потоками?

8

Второй важной особенностью России является большое количество различных этнокультурных зон на территории, хотя по международным меркам Россия является мононациональным государством. Русским.

А основной поток мигрантов из стран Юго-Восточной Азии, Китая, Кореи — несет не просто другие социокультурные типы, но и другие цивилизации. И именно эти антропотоки играют все более заметную роль на фоне снижения общего потока мигрантов из стран СНГ (славянских в первую очередь) в последние годы.

При том, что управление миграционными потоками комплексно учитывает различную типологизацию — по образовательному признаку, возрастному, гендерному, квалификационному, я полагаю, что прежде всего должен приниматься во внимание СК-тип. Конечно, если задачей такого управления иметь обеспечение комплементарного сосуществования различных культур, конфессий, языков, а не просто заселение определенных территорий определенными специалистами.

Главная цель любой политики и той, которая «своим предметом имеет дихотомию развития и сохранения, которая «связывает» пересекающиеся зоны ответственности политик натурализации и СКП» [8] — сохранение СК-ядра России.

А когда четко определена цель — можно идти к ней, разрешая сколь угодно сложные проблемы и отвечая на сколь угодно жесткие вызовы [12].

9

Первый шаг в попытке соотнести российское миграционное законодательство с реалиями ситуации, сделан в 2002 г. Приняты Федеральные законы «О гражданстве» (31.05.02г.) и «О правовом положении иностранных граждан в РФ» (25.07.02).

Достаточно острая полемика, предшествующая принятию закона «О гражданстве» не утихла и после вступления его в силу. [6], [7].

Спорят в основном в России. И главный аргумент «против» даже у таких известных общественных деятелей, как Л. И. Графова [7] — не интересы русских за пределами РФ, бывших граждан СССР или беженцев. А интересы России с ее демографической катастрофой и опустыниванием территорий, на которые надо как-то привлекать рабочие руки. Может быть так и надо? Может это правильно?

Но хочется спросить — а что, будь с демографией все нормально, проблема многомилионной диаспоры не стояла бы? Может быть, все-таки надо начинать с людей, а потом посмотреть, какие государственные проблемы можно с их помощью решить? И на территории государства и за его пределами. Надо позволить русским стать русскими, дать возможность русским ощутить свою принадлежность Родине и служить ей, где бы они ни жили.

Но для этого мало двух принятых законов. Необходимы и закон «О репатриации», и закон «О соотечественниках», и ряд других из общего пакета актов по миграционной политике. И — что самое сложное — надо, чтобы эти законы, как, впрочем, и уже принятые — работали.

Октябрь 2002г.


Примечания

1. Уильям Роджер Брубейкер Постимперская ситуация и разъединение народов в сравнительно-исторической перспективе (текст на www.hrights.ru).

2. Переслегин С. Человеческие течения (текст на www.future-design.ru ).

3. Применение термина «территория» более оправдано, чем «страна» или «государство», так как в границах одной страны существуют разные по развитию территории, что приводит к внутренней миграции. Это отдельная тема, особо актуальная именно для России.

4. Тюрюканова Е.В. Международная трудовая миграция на рубеже XX–XXI веков (текст на www.crime.vl.ru).

5. Иванов М.М. США: правовое регулирование иммиграционного процесса, М.: Международные отношения, 1998.

6. Кутафин О.Е. Не надо пугать новым законом о гражданстве» [2002 г.] (текст на www.antropotok.archipelag.ru )

7. Графова Л.И. Легализовать нельзя депортировать [2002 г.] (текст на www.antropotok.archipelag.ru )

8. Градировский С.Н. Тезисы к докладу «Государство и антропоток».

9. Евстифеева Е.Б. Общие тенденции в развитии европейских иммиграционных политик (1940-е — 1990-е гг.). (текст на www.polit.spb.ru)

10. По материалам сайта www.inostranets.ru

11. Ошеров В. Что случилось с «плавильным котлом»? // «Новый Мир», 2001, №11.

12. Впрочем, размывание СК-ядра возможно и без всяких мигрантов. Для этого достаточно непродуманной языковой политики; СМИ, пропагандирующих альтернативные ценности и образ жизни; невнимание к конфессиональным проблемам.


НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ