Доклад ЦСИ ПФО 2002 "Государство. Антропоток"


Предложения по улучшению системы управления процессами иммиграции и натурализации
Альманах "Государство и антропоток"
Дискуссии
Тематический архив
Авторский архив
Территориальный архив
Северо-Запад: статистика пространственного развития
Книжная полка
Итоги переписи 2002 года
Законодательство
Организации, специализирующиеся на миграционной проблематике
О проекте
Карта сайта
Контактная информация

Десять лет СНГ — десять лет миграций между странами-участниками

Жанна Зайончковская

Свертывание миграций: временный кризис или новая логика миграционного взаимодействия?

Примем за точку отсчета 1989 год. Во-первых, это год переписи, что дает надежду на более точный учет миграции. Во-вторых, хотя в 1989 году уже сказалось влияние первых этнических конфликтов, миграционные параметры этого года были обычны для 80-х.

В 1990 году влияние перемен стало уже очень заметным, а между 1990 и 2000 годами в СНГ произошло стремительное свертывание миграций: количество мигрантов сократилось более чем в 4 раза (рис.1).

Рисунок 1. Миграция между странами СНГ, 1989-2000, в тысячах человек

Если считать по регистрации прибытий, то в 1989 году число переездов между странами СНГ — тогда союзными республиками СССР — составило 2 миллиона человек. Фактически это число было гораздо большим, так как еще 1,6 миллиона человек переехали в неизвестном направлении и не были зафиксированы актами прибытия. Это главным образом военнослужащие и заключенные, чьи маршруты в то время не раскрывались. Хотя спецконтингент включал и внутренних мигрантов (в пределах одной республики), ясно, что внешняя компонента в его составе тоже очень большая. В 1990-1992 годах движение населения между странами СНГ удерживалось примерно в тех же рамках, что и в конце 80-х. Основную лепту в поддержание параметров миграции в это время внесли "развод" армии, паническая репатриация сразу после ликвидации СССР и первые потоки армянских беженцев. После 1992 года объем межгосударственной миграции в СНГ неуклонно сокращался и в 2000 году составил всего 480 тысяч человек, то есть в четыре раза меньше, чем в 1989. Но поскольку в 90-е годы спецконтингенты уже включались в общее число мигрантов, данные не совсем сопоставимы. С учетом поправки, миграционный спад, по-видимому, будет не менее чем пятикратным.

Что стоит за этой устойчиво нисходящей тенденцией: временный кризис или новая логика миграционного взаимодействия на постсоветском пространстве?

На наш взгляд, следует говорить именно о кризисе, порожденном не только экономическим спадом, но и ошибками в государственном строительстве в новых странах, в новых схемах взаимодействия их друг с другом.

Попытаемся обозначить главные составляющие этого кризиса.

  • Резко сузилась миграционная емкость стран СНГ, вследствие: (а) падения производства и сокращения числа рабочих мест; (б) сокращения видов среднего технического и среднего специального образования; (в) уменьшения доступности образования на выезде из-за мизерности стипендий и дороговизны питания; (г) девальвации образования вообще. Все это очень сильно уменьшило возможности выезда молодежи, которая составляет основную часть мигрантов в условиях устойчивого развития. Например, в России доля молодежи в наиболее мобильном возрасте 14-29 лет во внутренних потоках упала с 70% и больше в 80-е годы до 46% в 2000 году, а среди прибывающих из стран СНГ — до 28%, при том что границы практически открыты.
  • Беспрецедентное значение в миграциях приобрел этнический фактор, что связано с легкостью его использования в качестве инструмента самоутверждения правящих элит и консолидации основной части населения страны в условиях развала экономики. Политические элиты активно использовали этнический фактор в борьбе за власть, за присвоение и передел бывшего государственного имущества и доступ к денежным потокам, что, в свою очередь, породило кризисные миграционные потоки. Национализм, территориальные претензии, сепаратизм и гегемонистские устремления обернулись в итоге этническими конфликтами и массовыми потоками беженцев и перемещенных лиц. Эти процессы отодвинули вглубь классические детерминанты миграций, такие, как урбанизация, рынок труда и образование. Их заменило стремление к этнической безопасности. Вынужденная репатриация стала доминирующим миграционным потоком, точно так же, как это было в первые годы после революции 1917 года.
  • Игнорирование интересов рядовых граждан бывшего СССР при его расформировании и образовании новых государств. Не была гарантирована (хотя бы на ограниченный срок) преемственность основных гражданских прав для желающих переехать из одной бывшей союзной республики в другую. То же относится к правовым гарантиям национальных меньшинств, диаспорных групп, вообще нетитульного населения, которое заранее не было ограждено от этнического произвола никакими взаимными обязательствами новых государств. Правовая неопределенность затронула интересы многих миллионов людей.
  • Последствия откровенного безразличия новых политических элит к собственному населению преодолеваются крайне медленно, этому препятствуют воинствующий сепаратизм, враждебное отношение к мигрантам, мелочная финансовая расчетливость новых государств. Кроме того, чем больше времени проходит от момента распада СССР, тем труднее подтверждать права его бывших граждан (например, на стаж, пенсию, квартиру и т.п.), так как законодательства новых стран все дальше расходятся друг от друга. Так что мигранты и меньшинства остаются одними из наименее защищенных в правовом отношении групп населения в постсоветских странах.
  • Ограниченное понимание роли миграционных процессов и мобильности населения для развития рыночных отношений вообще и в условиях глобализации, в особенности. Отсюда излишне жесткие требования к гражданству, непрекращающиеся попытки поставить заслоны на пути миграционных потоков между странами СНГ, расхождение между передовыми декларациями и консервативной практикой.
  • Крайне медленное развитие рынка жилья, почти полное отсутствие систем его кредитования, защиты, его высокая криминализованность — все это крайне затрудняет переезды между странами СНГ.
  • Иммиграция во все страны СНГ сокращается

В первой половине 90-х годов наблюдался всплеск иммиграции в некоторые страны СНГ, но он быстро окончился, и во второй половине десятилетия все эти страны ощутили значительное уменьшение притока иммигрантов. В целом за десятилетие их сокращение в наименьшей степени затронуло Россию. Тем не менее и здесь иммиграция уменьшилась по сравнению с 1989 годом более чем в 2 раза. В Белоруссии сокращение было четырехкратным, в Казахстане — более чем пятикратным, в Украине, Грузии, Киргизии, Таджикистане — десятикратным, иммиграция в остальные страны упала до 4-6% от былого уровня, то есть практически прекратилась.

Таким образом, подавляющая часть стран СНГ стала крайне непривлекательной для иммигрантов, что само по себе является ярким симптомом кризиса.

Рисунок 2. Число иммигрантов в страны СНГ в процентах к 1989 году

Эмиграция более чувствительна к конъюнктуре, но тоже падает

Эмиграция по странам в общем демонстрирует те же тенденции, что и иммиграция, но ее тренды значительно более чувствительны к конъюнктуре. Они осложнены протуберанцами, означающими внезапные потоки беженцев или активизацию репатриации.

Россия и здесь занимает крайнюю позицию, но с противоположным знаком, сокращение потока эмигрантов из России — наибольшее, почти десятикратное. Меньше же всего сократилась эмиграция из Казахстана — на 38%. Эмиграция из Украины упала в 5 раз, из Белоруссии, Армении и Азербайджана — в 6 раз, из стран Средней Азии — в 3 раза (рис. 3).

Рисунок 3. Число эмигрантов из стран СНГ в процентах к 1989 году

Сокращение иммиграции и эмиграции не слишком повлияло на общий миграционный баланс Содружества

Итоговый баланс миграции по отдельным странам СНГ свидетельствует одновременно и о значительных изменениях и об определенной преемственности по отношению к тенденциям 80-х годов.

Главными странами нетто-иммиграции в 1989 году были 3 страны — Россия, Украина и Белоруссия, при этом нетто-иммиграция (положительная разница между прибывшими и выбывшими) в эти страны распределялась примерно пропорционально их населению.

К концу 90-х годов положительная нетто-миграция отмечалась только в двух из них — в России и Белоруссии. При этом значительно возросла притягивающая роль России, куда направлялась большая часть выезжающих из стран СНГ. За 1990-2000 годы Россия получила за счет миграции 4,2 миллиона человек — в их числе 3 миллиона русских, около полумиллиона других россиян и около миллиона человек титульных национальностей стран СНГ. В 1989 году на долю России пришлось 42% иммигрантов в СНГ, а в 2000 — 73% (рис. 4).

Правда, в начале 90-х годов значительная положительная нетто-миграция отмечалась и в Украине, но позднее она сошла на нет, а затем и вовсе стала отрицательной. Белоруссия же восстановила свой статус страны нетто-иммиграции с 1997 года и в последние 4 года является единственной страной в СНГ, имеющей положительный баланс в обмене абсолютно со всеми странами Содружества, в том числе и с Россией. Но по абсолютной величине нетто-иммиграция в страну невелика, в 2000 году она была меньше, чем в 1989.

Рисунок 4. Баланс миграции в странах СНГ в 1989 и в 2000 годах

Если не считать Украины, то нетто-миграция, иногда существенно изменившись в размере, нигде не поменяла свой знак. Страны эмиграции таковыми и остались, хотя в одних случаях их эмиграционная ориентация усилилась (например, в Казахстане), а в других — ослабела (например, в Узбекистане). Правда, надо делать поправку на то, что во многих случаях реальная эмиграция регистрируется лишь частично и потому недооценивается. Таков, вероятно, случай Армении. В 2000 году в странах эмиграции выезд превышал въезд в 4-11 раз, тогда как в 1989 перевес был не болееем двукратным (за исключением Армении, откуда уже были беженцы). В эмиграционном потоке в 90-е годы наиболее заметно возросла роль Казахстана: в 2000 году на него приходилось 28% общего числа эмигрантов СНГ против 11% в 1989.

Поразительно, что, несмотря на все перемены, суммарный по СНГ объем нетто-миграции (то есть суммарное число людей, потерянных странами эмиграции и приобретенных странами иммиграции) в 1989 и 2000 годах почти совпадает — (+-248 тысяч) и (+-275 тысяч) человек соответственно, но достигается он при резко различных уровнях оборота населения и столь же различных соотношениях иммиграции и эмиграции.

Главная составляющая миграционных потоков — трудовая миграция

Все, сказанное выше, относится к документированной, зарегистрированной миграции, но кроме того между странами СНГ существуют еще значительные нерегистрируемые миграционные потоки. Они формируются прежде всего за счет трудовой миграции. Распространено мнение, что большинство трудовых мигрантов — незаконные (недокументированные). Согласно нашим исследованиям, это мнение верно лишь отчасти. В том или ином виде разрешения на работу имеют около половины мигрантов, а въезжает законно подавляющее большинство.

Из-за сложностей переезда в Россию, куда стремится большинство мигрантов из стран СНГ, иммиграция на постоянное место жительства частично трансформируется во временные формы, что является средством адаптации населения к специфическим условиям в СНГ.

Толчком к бурному развитию трудовой миграции послужили признание свободы въезда и выезда, падение уровня жизни и безработица, обусловившие необходимость поиска альтернативных заработков, и рыночные реформы, создавшие новые возможности их нахождения.

По развитию трудовой миграции СНГ быстро догоняет остальной мир. Исследования, проведенные в рамках Независимого исследовательского Совета по миграции стран СНГ и Балтии, позволяют оценить число граждан стран СНГ, участвующих в трудовых миграциях (зарегистрированных и не зарегистрированных), в 10 миллионов человек в год. Половину этого потока образуют граждане России. Из примерно 5 миллионов россиян, вовлеченных в трудовую миграцию, 1,5-2 миллиона выезжают за пределы СНГ, а около 3 миллионов находят работу внутри России. Из стран СНГ в Россию приезжает примерно 3 миллиона мигрантов — оценка, совпадающая с оценками других исследователей.

В Молдавии, Армении, Азербайджане работника на выезде имеет каждое третье домохозяйство, в городах России в среднем каждое десятое, столько же — в Алма-Ате. В пределах СНГ трудовые потоки, как и постоянная миграция, направлены в основном в Россию, внешние направления для всех стран общие — Турция, Китай, страны Средиземноморья, Германия, Арабские Эмираты.

Трудовая миграция в постсоветском обществе выполняет исключительно важную роль социального стабилизатора, в значительной мере благодаря ее развитию удалось предотвратить массовый голод и нищету во многих странах СНГ, в том числе и среди беженцев. Кроме того, трудовая миграция является гибким инструментом включения СНГ в международную систему миграций и международный рынок труда, одновременно выполняя роль едва ли не самого эффективного интегратора СНГ.

Часто полагают, что столь масштабное развитие трудовой миграции в СНГ носит временный характер и обусловлено исключительно кризисом. Ряд контраргументов позволяет сомневаться в этом. Назовем два из них. Во-первых, трудовая миграция — обычный вид движения рабочей силы, присущий открытым обществам. Во-вторых, ряд стран СНГ в скором времени будут ощущать острый дефицит рабочей силы (Россия уже его ощущает) и неизбежно будут привлекать трудовых мигрантов. Несомненно, будут меняться формы трудовой миграции, уровень ее организации, география, пропорции въезда и выезда, но едва ли можно рассчитывать, что уменьшатся ее размеры.

Не следует недооценивать миграционный обмен стран СНГ с "дальним зарубежьем"

Незначительные размеры зарегистрированной иммиграции и эмиграции за пределы СНГ способствуют недооценке серьезного значения, которое эти процессы уже приобрели в странах Содружества. Регистрируются в основном этнические эмигранты, выезжающие в Израиль, США, хотя и эта эмиграция постепенно утрачивает этнический характер. Например, в России эмигранты-русские превзошли по численности немцев и в несколько раз евреев, на Украине украинцы также вышли на первое место среди эмигрантов. То же справедливо и в отношении азербайджанцев, армян, грузин, но не относится к центрально-азиатским народам, которые эмигрируют за пределы СНГ крайне редко. Потенциал "этнической" миграции постепенно исчерпывается, поэтому документированная эмиграция из СНГ тоже сокращается: она составляла около 300 тысяч человек в год в 1991-1995 годах и около 200 тысяч в 1998-2000.

Незарегистрированная эмиграция, вероятно, больше. Основные ее каналы — учебный и трудовой. Только молдаван работает в странах Средиземноморья и в Израиле более 100 тысяч. Широко распространена работа за рубежами СНГ среди населения Украины и Закавказских стран. Продолжается и интеллектуальная эмиграция, которая вызывает особую тревогу.

Из-за резкого сокращения потоков в пределах СНГ довольно сильно поменялись пропорции между внутренней и внешней (по отношению к СНГ в целом) эмиграцией. В 2000 году зарегистрированная эмиграция из России достигла 75% по отношению к эмиграции в страны СНГ, в Украине и Белоруссии — 50%, в Казахстане 30%, в Киргизии — 17%, по СНГ в целом — 35%.

Внешняя миграция утрачивает (а, возможно, уже утратила) односторонний характер. Например, только за 1990-1997 годы в Россию въехали на срок более 1 года с деловыми целями 1,1 миллиона иностранцев не из СНГ. Кроме того, в России, по разным оценкам, находится 1-1,5 миллиона незаконных иммигрантов, из них примерно около полумиллиона китайцев (главным образом, торговцев). Иммиграция в Россию из "дальнего зарубежья", надо полагать, уже превышает эмиграцию.

Накопившийся в странах СНГ опыт показывает, что в большинстве случаев адекватное понимание новой миграционной ситуации и методов регулирования, соответствующих ей, еще не сформировалось.

Миграция — один из важнейших социальных механизмов перехода к рынку, высокая мобильность рабочей силы — неотъемлемое условие развития рыночной экономики. Сейчас мобильность населения в странах СНГ упала практически до минимального предела, и при этом управляющие воздействия направлены, в первую очередь, на сдерживание миграции.

Не выработана политика регулирования миграции в СНГ. Декларации и практика Содружества находятся в резком противоречии друг с другом. В декларациях признается необходимость формирования единого рынка труда и обеспечения свободы передвижения внутри СНГ, на практике под личиной борьбы с незаконной миграцией вводятся все новые и новые препятствия к такому передвижению.

Не изжито и допотопное отношение к иммигрантам как к источнику зла. Отсюда сопротивление процессу натурализации иностранцев, медленная разработка соответствующего законодательства (опять же, в особенности, в России), что неизбежно переводит иностранцев и лиц без гражданства в разряд незаконных мигрантов.

Преодоление традиционного отношения к миграции — это, возможно, самое главное условие решения ее современных проблем.

декабрь 2001


Жанна Зайончковская, зав. лабораторией миграции Института народнохозяйственного прогнозирования РАН

Электронная версия бюллетеня “НАСЕЛЕНИЕ И ОБЩЕСТВО”
Центр демографии и экологии человека
Института народнохозяйственного прогнозирования РАН


НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ