Доклад ЦСИ ПФО 2002 "Государство. Антропоток"


Предложения по улучшению системы управления процессами иммиграции и натурализации
Альманах "Государство и антропоток"
Дискуссии
Тематический архив
Авторский архив
Территориальный архив
Северо-Запад: статистика пространственного развития
Книжная полка
Итоги переписи 2002 года
Законодательство
Организации, специализирующиеся на миграционной проблематике
О проекте
Карта сайта
Контактная информация

Перспективы политики иммиграции и натурализации в России и мире

Материалы экспертного опроса

Драгунский Денис Викторович,
главный редактор журнала «Космополис».

После событий 11 сентября в некоторых европейских странах (Дания, Великобритания) были реализованы меры, направленные на ужесточение иммиграционной политики и процесса предоставления гражданства. Как Вы полагаете, обоснована ли в свете последних событий политика ужесточения иммиграции, будет ли она способствовать безопасности государств, подвергающихся нападениям со стороны мирового терроризма?

Думается, что из ужесточения иммиграционного законодательства ничего путного не выйдет, с какой стороны не рассматривай эти усилия. С точки зрения расиста – «поздно спохватились». С точки зрения политкорректного либерала – «валят с больной головы на здоровую». Наконец, с точки зрения простого здравого смысла, любой запрет ограничивает, в большинстве случаев, только тихих и законопослушных граждан. Террорист-профессионал всегда проникнет туда, куда ему нужно, и документы у него будут в полном порядке. Так что я бы предложил не суетиться на погранконтроле, а отслеживать тех, кого реально подозревают в преступлениях. Потому что физически, пограничной или правовой стенкой, отгородиться от иммиграции не удастся. И сократить ее существенно – тоже не выйдет.

Соотносим ли, на Ваш взгляд, нынешний размах миграционных процессов на земном шаре с приоритетами устойчивого развития? Можно ли контролировать данные процессы?

Я полагаю, что миграционные процессы идут независимо от пожеланий господ, собравшихся в Йоханнесбурге. Контролировать эти процессы, наверное, можно, но не путем возведения границ. Впрочем, любой контроль над свободой человека чреват самыми серьезными последствиями. Например, было бы неплохо, чтобы развитые страны не только давали деньги бедным странам, но и следили за тем, как эти деньги тратятся. Грубо говоря, все проблемы оттого, что диктаторам нищих стран Европа разрешает покупать виллы на Женевском озере, принимает от них вклады в банки и продает им оружие для подавления народных восстаний. Это – одной рукой, так сказать. А другой рукой Запад прощает финансовые долги, дает практически безвозвратные займы. Рыдает о моральном долге Запада перед Азией и Африкой. Это, мне кажется, ужасная ситуация. Запад сам стимулирует бедность, социальное недовольство и миграцию. Но как из этой ситуации выйти? Опять взвалить на себя «бремя белого человека» и железной рукой руководить политикой и экономикой слаборазвитых стран? Вот как, например, вести себя по отношению к Мугабе с его «черным переделом»? В Зимбабве начинается голод — а, значит, заметные миграционные движения. Мугабе, выступая в Иоханнесбурге, отверг все обвинения, заявив, что у них собственный путь развития. Ну и что? Готовить гуманитарную помощь? Или спецоперацию по смене режима?

Что Вы думаете о возможном направлении натурализационной политики в России? Должен ли быть облегчен процесс предоставления гражданства для 1) этнически русских, проживающих за пределами РФ 2) бывших граждан Советского Союза 3) беженцев из горячих точек на территории СНГ 4) представителей различных волн российской эмиграции и их потомков 5) людей, родившихся на территории России?

Сначала давайте определим, какое право приобретения гражданства у нас действует – jus soli (право почвы) или jus sanguinis (право крови)? То есть гражданином России становится неважно чей ребенок, родившийся в наших пределах, или же ребенок российского гражданина (гражданки), родившийся неважно где? Я, к сожалению, не помню этого. При Советах было jus sanguinis. Нам сейчас вообще трудно с политикой натурализации, поскольку преемство гражданства осталось темным местом во всем не шибко ясном представлении о России как правопреемнице СССР. Об этом говорит сам вопрос. Однако позволю себе высказаться. Мне кажется, что этнический приоритет (пункт 1) не годится в принципе. Он противоречит Конституции и даже ее преамбуле («Мы, многонациональный народ…»). И вообще, дрянной подход. Пункт 2 – хорошо бы, как часть общей концепции правопреемства. Но – Центральная Азия… Пункт 3 – это нормальный гуманитарный пункт, нужна беженская квота, как во всех странах, включая самые иммиграционно суровые (Швейцария, например). Пункт 4 – странный пункт. Это может быть разовая (!) государственная инициатива – приглашение репатриантов с дарованием гражданства – но вряд ли они так прямо и побегут в Россию. Собственно, наиболее правильным является пункт 5 (как водится, пятый пункт – самый важный). Действительно, люди, родившиеся на территории России (за небольшими исключениями) – это граждане СССР и РСФСР, уехавшие по разным «оргнаборам». Наверное, им нужно дать льготы.

Должна ли, на Ваш взгляд, миграционная политика включать в качестве одной из своих задач сохранение социокультурного ядра России (российского государства как особого социокультурного организма)? Если да, то как можно охарактеризовать данное социокультурное ядро?

Извините, ну совершенно непонятно, о чем речь. Был бы весьма благодарен, если бы мне это ядро показали или хотя бы о нем рассказали. Пытаться охарактеризовать это ядро – особая проблема, трудная и немножко обидная (за народ и его державу обидно). Обидно, например, сознавать, что мы к Достоевскому, Мусоргскому и Малевичу не имеем никакого отношения. И что использовать их как ренту – глупо и пошло. С другой стороны, считать социокультурным ядром России спивающееся население поселков городского типа и деревень – тоже как-то обидно, не хочется. А говорить о вестернизированной элите (а она у нас вся вестернизированная, даже самая славянофильская) как о социокультурном ядре России? Можно, конечно, но это, думается, не совсем то, о чем задавался вопрос. Так что с ядром пока непонятно.

Может ли Россия стать иммиграционной страной, т.е. государством, проводящим активную иммиграционную политику? Нуждается ли наша страна в привлечении трудовых ресурсов, способных возместить потери в численности населения?

Это зависит от концепции экономического, социального и государственного развития. В принципе можно справиться и своими силами. А можно заселять сибирские просторы китайцами. Можно, например, развивать современную «малолюдную» промышленность. В этом случае уменьшение населения явится даже благом – не будет лишних ртов, нетрудоустроенных людей. Но можно и наоборот. Строить узкоколейку по методу Павки Корчагина – сотни людей суетятся там, где одна бригада справится. Тогда без привлечения трудовых ресурсов не обойтись. Мне кажется, что курс на усиленную трудовую иммиграцию решает какие-то сиюминутные задачи (в рифму – таджики и молдаване строят дачи), но в перспективе обилие рабочих рук может затормозить развитие, зафиксировать Россию в нынешней «не совсем индустриальной» позиции. И в самом деле, у нас на тяжелых и неквалифицированных работах занято слишком много людей (для развитой страны). А ехать к нам будут именно малоквалифицированные работники. Получается замкнутый круг – дешевая «привозная» рабочая сила заблокирует поиск новых промышленных решений.


НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ