Доклад ЦСИ ПФО 2002 "Государство. Антропоток"


Предложения по улучшению системы управления процессами иммиграции и натурализации
Альманах "Государство и антропоток"
Дискуссии
Тематический архив
Авторский архив
Территориальный архив
Северо-Запад: статистика пространственного развития
Книжная полка
Итоги переписи 2002 года
Законодательство
Организации, специализирующиеся на миграционной проблематике
О проекте
Карта сайта
Контактная информация

Вступительное слово редактора РА

Предлагаемый вниманию читателя третий выпуск посвящен теме "Идентичность". Ряд материалов серии в какой-то мере дают ответ на критические реплики в наш адрес некоторых наших коллег, в частности Максима Шевченко (см. его письмо нашему изданию).

Эти критические замечания касаются в первую очередь темы социокультурного ядра как основополагающего критерия при формировании иммиграционной стратегии государства. Предлагаемый вашему вниманию текст "Различие внутри единства", специально предоставленный РА профессор Университета Дж. Вашингтона, основателем и признанным руководителем движения коммунитаристов Амитаи Этциони демонстрирует, что поиск социокультурного ядра или фундаментальной идентичности государства или общества и стремление его предохранить от всевозможных вызовов современности вовсе не обязательно связаны с крайними формами национализма и даже консерватизма. Коммунитаристские установки, весьма популярные в умеренно левом спектре англосаконских обществ — голос здравого смысла, выступающий против крайностей рыночного индивидуализма и мульткультурализма. Очевидно, что общество, лишенное ядра, не имеющее своей идентичности, может существовать только в умах левых или правых радикалов. Другой вопрос, что считать идентичностью государства, в частности, государства российского? Этот вопрос мы задавали ряду влиятельных отечественных экспертов и мы благодарны тем из них, кто все таки попытался ответить на этот немаловажный вопрос.

После последних событий в Москве вряд ли кто-либо станет отрицать, что идентичность России будет в XXI в. существовать в тесном симбиозе с идентичностью ислама. Мне представляется, что уместно говорить о треугольнике идентичностей, определяющих сейчас характер мировой истории — идентичности России, ислама и Запада. Существует большой вопрос относительно Запада — не угрожает ли существованию последнего начавшийся процесс европейской интеграции и заметное охлаждение в отношениях между США и некоторыми европейскими странами, в первую очередь Германией. Тем не менее, мировая политика после 11 сентября протекает в этом треугольнике и вряд ли при исследовании проблем антропотока от него можно абстрагироваться. У каждой из этих идентичностей, видимо, есть свое особое социокультурное ядро и в настоящее время эти ядра проверяются на совместимость. Возможно, в XXI в. сможет сохраниться только то ядро, которое окажется более комплементарным другим ядрам, более совместимым с ними. Но здесь опять же нужно задать самим себе вопрос — от чего наше государство ни при каких условиях не сможет отступиться. Манифест "Различие внутри единства" довольно четко показывает, от чего не сможет отказаться элита западных стран. Совпадает ли перечень тех черт, которые в данном тексте отнесены к категории единства, у Запада и России — на этот вопрос мы пока еще не получили адекватного ответа. Как бы то ни было, в данном выпуске мы уделяем значительное внимание проблеме взаимоотношения идентичностей России, Запада и ислама.

В-третьих, следует указать на ту проблему, которая, к сожалению, пока выпала из нашего рассмотрения, но к которой мы обязательно вернемся в дальнейшем — это проблема соотношения русского и советского. Наш выпуск выходит в канун известного праздника, само существование которого говорит о неистребимом компоненте советской идентичности в социокультурном облике современной России. Советское наследие — это по сути и есть то, что объединяет нас со странами, которые уже в настоящее время являются источниками иммиграции для России. С другой стороны, очевидно, что Россия не является (и не может являться) транслятором тех ценностей, носителем которых она была большую часть XX века. Поэтому советское должно быть, по видимому, не отброшено, а вплетено в ткань общей судьбы русскоязычного мира.

И последнее, в дополнение к вопросам Максима Шевченко мы представляем свои вопросы, непосредственно касающиеся темы данного выпуска. Мы будем очень благодарны всем, кто захочет на них ответить.

Идентичность государства — реалии и перспективы трансформации.

1. Что, на Ваш взгляд, определяет по преимуществу идентичность современного государства: территория, этнический состав населения, господствующая религия, политическая культура, конституционный строй? Способны ли миграционные процессы в современном мире привести к смене идентичности развитых государств?

2. Как Вы полагаете, сменится ли в будущем национальная идентичность цивилизационной идентичностью (согласно концепции С. Хантингтона)? Можно ли ожидать появления на мировой политической сцене новых идентичностей — региональных, конфессиональных и т.д.?

3. Какие черты, по Вашему мнению, определяют идентичность российского государства? Утратив какие свойства или характеристики Россия перестанет быть самой собой? В какой мере российская внутренняя и внешняя политика должна ориентироваться на традиционную идентичность государства?

4. Изменится ли в будущем российская идентичность? Если да, то какие факторы определят ее изменение: либеральные преобразования в политике и экономике, распространение постиндустриального уклада в народном хозяйстве, интеграция с западным миром, увеличение числа выходцев из мусульманских стран и Китая в составе населения России и др.?

Ответы следует направлять на адрес редакции РА: archipelag@km.ru


НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ