Доклад ЦСИ ПФО 2002 "Государство. Антропоток"


Предложения по улучшению системы управления процессами иммиграции и натурализации
Альманах "Государство и антропоток"
Дискуссии
Тематический архив
Авторский архив
Территориальный архив
Северо-Запад: статистика пространственного развития
Книжная полка
Итоги переписи 2002 года
Законодательство
Организации, специализирующиеся на миграционной проблематике
О проекте
Карта сайта
Контактная информация

Идентичность государства — реалии и перспективы трансформации

Малинова Ольга Юрьевна,
доктор философских наук, ведущий научный сотрудник НИОН РАН.

1. Что, на Ваш взгляд, определяет по преимуществу идентичность современного государства: территория, этнический состав населения, господствующая религия, политическая культура, конституционный строй? Способны ли миграционные процессы в современном мире привести к смене идентичности развитых государств?

Думаю, что везде все по-разному. Все зависит от того, как сложился конкретный дискурс о различиях, что кажется определяющим для конкретного "мы". Очень грубо, в тенденции, шансы политической культуры и конституционного строя выше там, где есть основания всем этим гордиться – и даже там эти вещи дополняют (или с ними конкурируют) критерии, связанные с языком, этничностью, расой и т.п. Миграционные процессы уже влияют на дискурсы об идентичности развитых государств (см. дискуссии о мультикультурализме). Но в разных странах это происходит очень по-разному.

2. Как Вы полагаете, сменится ли в будущем национальная идентичность цивилизационной идентичностью (согласно концепции С. Хантингтона)? Можно ли ожидать появления на мировой политической сцене новых идентичностей - региональных, конфессиональных и т.д.?

Появления новых идентичностей никогда нельзя отрицать. Что касается цивилизационной идентичности - над возникновением таких воображаемых сообществ активно трудится целая армия наших коллег (причем продвинулась она довольно далеко: соответствующие курсы уже изучаются в школах). Правда, я не уверена, что имеются в наличии все необходимые каналы для институционализации такой идентичности, одних "теорий" недостаточно. К примеру, едва ли "вертикальные и горизонтальные путешествия", которые Б.Андерсон описывал как один из механизмов складывания наций как воображаемых сообществ, работают в современном глобальном мире. "Печатный капитализм" дополнился аудиовизуальными СМИ, а это уже совсем другие механизмы. Словом, о СМЕНЕ идентичности говорить весьма рискованно. Об усложнении "лестницы идентичностей", каждая из ступенек которой в принципе может подвергнуться радикализации и оказаться орудием политической мобилизации - да.

3. Какие черты, по Вашему мнению, определяют идентичность российского государства? Утратив какие свойства или характеристики Россия перестанет быть самой собой? В какой мере российская внутренняя и внешняя политика должна ориентироваться на традиционную идентичность государства?

Что обращает на себя внимание - так это разрыв между упрочившимися в общественном сознании моделями российской идентичности, в значительной степени восходящими еще к дискуссиям девятнадцатого века (коллективизм, общинность, православие, приверженность особой модели власти, недостижительноть и др.), и фиксируемыми социологами подвижками в ценностных ориентациях (видимо, мы давно уже не коллективисты, а наоборот, радикальные индивидуалисты, утратившие навыки и нормы элементарного социального сотрудничества - во всяком случае, такова значительная часть нас). Это - опасный разрыв. Видимо, есть потребность в корректировке сложившихся моделей идентичности. Однако делать это трудно - не в последнюю очередь, из-за отсутствия интереса к "отвлеченным темам" у сограждан, с головой ушедших в частную жизнь с ее проблемой выживания, кризисом публичных институтов, спецификой технологии современных коммуникаций и т.п.  Думаю, что внешняя политика - один из инструментов такой трансформации (во всяком случае, это то немногое, что способно вызвать дискуссии). Разумеется, политики должны ориентироваться на общество, но должны и участвовать в коммуникации.

4. Изменится ли в будущем российская идентичность? Если да, то какие факторы определят ее изменение: либеральные преобразования в политике и экономике, распространение постиндустриального уклада в народном хозяйстве, интеграция с западным миром, увеличение числа выходцев из мусульманских стран и Китая в составе населения России и др.?

Думаю, что российской идентичности предстоят серьезные трансформации, причем векторы, которые эти трансформации будут задавать, - очень разнонаправленные. Нас ожидают острые дискуссии, если не сказать конфронтации по этому поводу. Все перечисленные здесь факторы будут влиять, разные политические силы будут по-разному на них реагировать. Большое значение будет иметь то, хватит ли у государства ресурсов на реализацию либеральных проектов (что дало бы перевес в сторону "прогрессисткого" вектора в идентичности); напротив, неудачи модернизации повышают роль традиционалистских факторов. Разумеется, это упрощенная интерпретация, т.к. оба вектора (прогрессистский и традиционалистский) взаимодействуют и реальные процессы сложнее.


НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ