Доклад ЦСИ ПФО 2002 "Государство. Антропоток"


Предложения по улучшению системы управления процессами иммиграции и натурализации
Альманах "Государство и антропоток"
Дискуссии
Тематический архив
Авторский архив
Территориальный архив
Северо-Запад: статистика пространственного развития
Книжная полка
Итоги переписи 2002 года
Законодательство
Организации, специализирующиеся на миграционной проблематике
О проекте
Карта сайта
Контактная информация

Справка по проекту Федерального закона
"О русском языке как государственном языке Российской Федерации"

Названный законопроект внесен в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации (далее – Государственную Думу) в феврале 2001 года двадцатью четырьмя депутатами Государственной Думы. В настоящее время ведется работа по подготовке этого законопроекта к рассмотрению нижней палатой парламента в первом чтении.

Законопроект разработан в соответствии с нормой статьи 68 Конституции Российской Федерации, гласящей, что русский язык является государственным языком Российской Федерации на всей ее территории. Как известно, государственным языком Российской Федерации является язык самого многочисленного народа России: русские составляют 85% населения государства.

Следует подчеркнуть важную роль правового регулирования отношений в сфере использования языков в России как в федерации, построенной по национально-территориальному признаку. Кроме того, об особой значимости проблемы правового статуса русского языка в современный период свидетельствует поднимаемый в некоторых субъектах Российской Федерации вопрос об отказе использования алфавита на основе кириллицы. Например, 15 сентября 1999 года был принят Закон Республики Татарстан "О восстановлении татарского алфавита на основе латинской графики", вступивший в силу 1 сентября 2001 года. Согласно этому нормативно-правовому акту в течение десятилетнего переходного периода – до 1 сентября 2011 года – в Республике Татарстан будут действовать одновременно два алфавита: на основе латинской графики и кириллицы, с 1 сентября 2011 года русский алфавит употребляться не будет.

В этом контексте особенно актуальными являются сформулированные в преамбуле законопроекта цели: усилить консолидирующую роль русского языка как государственного языка, способствующего сохранению единства и целостности многонационального Российского государства; укрепить правовую основу использования русского языка как государственного языка Российской Федерации в деятельности федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления и т.д.

Таким образом, позитивной чертой концепции законопроекта, безусловно, является его нацеленность на упрочение такой важной коммуникационной основы целостности и единства государства как государственный язык.

Если говорить о положительных сторонах законопроекта, то следует отметить предпринятую попытку принятия мер по защите русского языка от "засорения" его иноязычными словами, по повышению культуры речевого общения. Согласно положению пункта 3 статьи 20 законопроекта "в целях защиты русского языка от неоправданного заимствования иноязычных слов, терминов и выражений, засоряющих русскую речь, используются соответствующие им слова, термины и выражения русского языка".

Известно, что наиболее строгий закон о языке действует в Польше, он не только запрещает использование иностранных слов, имеющих польские аналоги, но и предусматривает, чтобы иностранные названия, имена собственные и торговые марки переводились на польский язык.

В то же время очевидно, что данная норма законопроекта при отсутствии механизма ее реализации, без установления ответственности за неоправданное заимствование иноязычных слов, является декларативной. (Согласно, например, закону о защите французского языка, лица, злоупотребляющие в средствах массовой коммуникации (рекламе) иностранными словами, у которых есть соответствующие по смыслу французские слова, штрафуются на сумму до 20 тысяч франков). Кроме того, формулировка данного положения законопроекта несовершенна с юридико-технической точки зрения (не ясно, что следует понимать "под неоправданным заимствованием иноязычных слов" и когда они будут "засорять русскую речь", а когда нет и т.д.).

Благим пожеланием останется и положение пункта 6 статьи 22 законопроекта о недопустимости употребления "вульгарных, бранных слов и выражений, унижающих человеческое достоинство" (кстати, какой критерий различия между вульгарными и бранными словами?), пока за соответствующие правонарушения в законодательстве не будет установлена ответственность.

В законопроекте имеются серьезные недостатки. Рассмотрим некоторые из них.

Несовершенство используемой в проекте закона терминологии.

В законопроекте используются понятия "русский язык как государственный язык Российской Федерации", "русский язык как средство межнационального общения", "русский язык как один из мировых языков, официальных и рабочих языков ООН". Очевидно, что все эти понятия несут разную смысловую нагрузку.

Определение базового для конструкции законопроекта термина "государственный язык" отсутствует.

Представляется, что у авторов законопроекта нет ясности в понимании содержания понятия "государственный язык". Возможно, это связано с тем, что термин "государственный язык" в СССР до начала 90-х годов в законодательстве практически не использовался (за исключением Конституций 1937 г. и 1978 г. Армянской ССР, Азербайджанской ССР и Грузинской ССР, наделявших соответственно армянский, азербайджанский и грузинский языки статусом государственных).

В пункте 3 статьи 1 законопроекта определятся, что "под использованием русского языка как государственного языка Российской Федерации понимается получение или передача устных либо письменных сообщений, а также любое иное доведение до сведения граждан Российской Федерации или других лиц информации из общепринятого делового оборота на указанном языке". Таким образом, по законопроекту сферой использования государственного языка является сфера общепринятого делового оборота. При этом, что следует понимать под общепринятым деловым оборотом, не раскрывается. Согласно части первой статьи 3 законопроекта "настоящий Федеральный закон регулирует использование русского языка как государственного языка Российской Федерации в официальных сферах общественной жизни" (содержание понятия "официальные сферы общественной жизни" также не раскрывается).

Таким образом, согласно вышеприведенным положениям законопроекта его авторы используют существующий в юридической науке подход к государственному языку как одной из функциональных разновидностей языка нации, употребляемой в сферах организованного общения (официальных сферах), как к языку, на котором в юридически обязательном порядке ведется работа в органах власти, официальное делопроизводство, судопроизводство, публикуются нормативно-правовые акты и официальные издания.

В то же время в других положениях законопроекта отражен иной – расширительный – подход к содержанию понятия "государственный язык": его разработчики фактически ставят знак равенства между понятиями "русский язык" и "русский язык как государственный", хотя в пояснительной записке к законопроекту утверждают, что "понятие русский язык и русский язык как государственный язык Российской Федерации не тождественны".

Так, согласно абзацу 2 статьи 6 проекта к полномочиям федеральных органов государственной власти и органов государственной власти субъектов Российской Федерации по поддержке русского языка как государственного языка Российской Федерации отнесено создание условий для функционирования русского языка как государственного языка Российской Федерации в различных сферах общественной жизни.

Согласно части второй статьи 3 "настоящий Федеральный закон не устанавливает юридические нормы использования государственного языка Российской Федерации" только в межличностных неофициальных отношениях.

Например, согласно статье 13 "Русский язык как государственный язык Российской Федерации в сферах культуры и науки" "культурная и научная деятельность на территории Российской Федерации осуществляется на русском языке как государственном языке Российской Федерации и иных языках". (Интересно, что в законопроекте предусматривается обязательное использование русского литературного языка для средств массовой информации и средств коммуникации (пункт 2 статьи 14). Но совершенно непонятно, почему авторы проекта исключили обязательное применение литературного русского языка в сфере культурной и научной деятельности.)

Таким образом, столь противоречивая трактовка содержания понятия "государственный язык" в законопроекте, на наш взгляд, не позволяет точно обозначить круг общественных отношений, подлежащих урегулированию в этом законе.

Кроме того, содержание законопроекта выходит за рамки, определяемые его названием, поскольку в нем присутствуют положения, нацеленные на регулирование отношений не только в сфере использования русского языка как государственного, но и иных языков народов России. Так, в части второй статьи 2 законопроекта зафиксировано, что "в Российской Федерации недопустимо неправомерное ограничение использования русского языка как государственного языка Российской Федерации или иных языков народов России".

Многие содержащиеся в тексте законопроекта положения воспроизводят нормы Закона РСФСР "О языках народов Российской Федерации" (в ред. Федерального закона от 24 июля 1998 г. – далее Закон). Сравним, например, абзац второй части первой и часть вторую статьи 11 законопроекта с пунктом 1 статьи 16 названного Закона.

Имеются многочисленные примеры несоответствия положений законопроекта положениям Закона.

Так, согласно части первой статьи 15 законопроекта "на территории Российской Федерации в сферах промышленности, связи, транспорта, энергетики, торговли, обслуживания и других отраслях народного хозяйства используется русский язык как государственный язык Российской Федерации".

Однако, в Законе разграничивается правовое регулирование отношений по использованию языков 1) в сферах промышленности, связи, транспорта и энергетики, где на всей территории Российской Федерации применяется русский язык как государственный язык Российской Федерации, а также другие языки, и 2) в сфере обслуживания и в коммерческой деятельности, где, согласно Закону, порядок использования языков определяется законодательством Российской Федерации и субъектов Российской Федерации.

Ряд положений законопроекта не соответствует нормам иных Федеральных законов.

Например, в статье 18 законопроекта предусматривается обязательное создание при Правительстве Российской Федерации Совета по русскому языку, являющегося совещательным органом. Данное положение не согласуется со статьей 12 Федерального конституционного закона "О Правительстве Российской Федерации", в соответствии с которой решение вопроса об образовании каких-либо органов при Правительстве Российской Федерации является компетенцией самого Правительства.

В статье 19 законопроекта предусматривается обязательное создание в структуре федеральных органов исполнительной власти нового "специально уполномоченного" федерального органа исполнительной власти, который утверждается Правительством Российской Федерации по представлению Совета по русскому языку при Правительстве Российской Федерации и общественно-государственного фонда по русскому языку.

Названное положение противоречит статье 112 (часть 1) Конституции Российской Федерации и статье 24 упомянутого выше Федерального конституционного закона, согласно которым структура федеральных органов исполнительной власти утверждается Президентом Российской Федерации по представлению Председателя Правительства Российской Федерации.

Подводя итоги, можно сделать следующие выводы.

В законопроекте не определено понятие "государственный язык".

Отсутствие ясности в понимании содержания термина "государственный язык" не позволяет выявить круг общественных отношений, долженствующих составить предмет такого закона, влечет за собой несоответствие названия законопроекта и его предмета правового регулирования.

Содержание многих используемых понятий в проекте не раскрыто, они могут быть подвержены различным толкованиям, что затруднит или сделает невозможным применение такого закона. Многие положения проекта не соответствуют нормам действующего законодательства, дублируют их.

Документ подготовлен Фондом развития парламентаризма в России 18 января 2002 года


НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ