Доклад ЦСИ ПФО 2002 "Государство. Антропоток"


Предложения по улучшению системы управления процессами иммиграции и натурализации
Альманах "Государство и антропоток"
Дискуссии
Тематический архив
Авторский архив
Территориальный архив
Северо-Запад: статистика пространственного развития
Книжная полка
Итоги переписи 2002 года
Законодательство
Организации, специализирующиеся на миграционной проблематике
О проекте
Карта сайта
Контактная информация

Миграционная политика России: контуры появляются

 

О проблемах в области миграционной политики рассказывает гость редакции журнала “РФ сегодня” Андрей Черненко, заместитель министра, начальник Федеральной миграционной службы МВД РФ ( “РФ сегодня” номер 17 за 2002 год).

Прежде всего я должен согласиться с утверждением Председателя Государственной Думы Г. Селезнева, что у нас до последнего времени не было эффективной и внятной миграционной политики как таковой, - сказал в начале своего выступления Андрей Григорьевич. Мешала то политическая злоба дня, то выборы, и просто руки не доходили, а если и доходили, то все упрощалось до проблем обустройства беженцев, вынужденных переселенцев. Отсюда и ущербное законодательство в этой сфере. За 90-е годы был принят ряд законов и других нормативных актов, прямо или косвенно относящихся к миграционной политике. Но, во-первых, в отрыве от общемировых тенденций и реальных проблем защиты безопасности страны. А во-вторых, определенная их часть явно отвечала интересам узкого круга лиц и не соответствовала экономическим, демографическим и политическим интересам России.

Потребовалась политическая воля Президента В. Путина, чтобы очевидное стало ясным: далее откладывать решение накопившихся миграционных проблем уже просто нельзя. Неуправляемые миграционные потоки стали создавать в ряде субъектов Федерации критические ситуации.

Взять, например, Дальний Восток. Иной раз можно прочитать, что там проживают уже миллионы китайцев, что эти “нелегалы” создают угрозу нашей безопасности и так далее. На самом деле все обстоит несколько иначе. Анализ показывает, что сейчас китайцев на Дальнем Востоке около 300 тысяч. Причем в последние несколько лет число их не растет, а... сократилось на 30—40 тысяч. Почему? Сменилась тактика. Китайцы стали укореняться на Дальнем Востоке через рынок, через собственность. Раньше кто был “челноком”? Китаец. А теперь это русский, нанятый китайцем. Китаец стал заведовать магазином, рынком, фабричкой, мастерской. Он входит в рынок с черного хода — через женитьбу и систему семейных связей, через близких и доверенных лиц. Это более эффективно, чем просто наращивать присутствие. И федеральный центр, и местные власти, зная это, должны правильно оценивать ситуацию, строить миграционную политику.

Кое-что о “нелегалах”

Несколько цифр, дающих представление о размерах и динамике миграционных процессов в стране. Десять лет назад, в 1992 году, границы России пересекли в обоих направлениях около 10 миллионов человек, а в 2001 году — уже 26 миллионов. Причем из этих 26 примерно четыре миллиона как бы растворились в воздухе. Они приехали, но как бы и не выехали: где осели? чем занимаются?

Эксперты полагают, что в большинстве это — трудовые мигранты, по сути дела, “нелегалы”, как правило жестоко эксплуатируемые в сфере теневой экономики, чьи работодатели (да и они сами) выводят из налогообложения колоссальные суммы — от 5 до 8 миллиардов долларов в год. Причем эти средства не оседают в России, а перемещаются за границу. Тут и финансовые схемы, и тривиально — в сумках. Есть пример, когда в дорожной сумке вывозились десятки миллионов американских долларов. Причем совершенно законно: были квитанции из обменных пунктов.

Как зарабатывают такие деньги? Брешей много. Одна из возможностей — типичная — это рынок. Допустим, там работают 500 человек и 300 — без регистрации, “нелегалы”. Хозяин рынка несет ответственность только за то, чтобы все торговцы имели разрешительный талон на право торговли. Ему “нелегалы” очень выгодны, потому что они в тени, вне налогообложения. И это лишь один из сотни способов “заработать на мигрантах”.

В этом ряду — преференции некоторым категориям переселенцев, которые, пересекая границу, освобождены от налогов на имущество, финансовые активы, транспорт страны происхождения. Этим и пользуются разного рода дельцы. Недавно я встречался с одним таким “переселенцем”. У гражданина дрожали руки от перепоя, он был плохо одет, но вез с собой через границу джип, холодильник “Розенлеф” и еще столько добра, что можно было подумать, что это родственник Гусинского или Березовского!

Когда мы разговорились, то “мигрант” честно признался, что ему заплатили 150 долларов за то, чтобы он, пользуясь правом переселенца, провез через таможню все эти дорогостоящие вещи. Ловкие люди поставили такой бизнес на конвейер, потому что тех, кого можно нанять за 150 долларов, — тысячи. Спрашиваю у этого субъекта: “Куда, в какое место вы едете? Где будете жить и работать?” — “Не ведаю. Да и не собираюсь проживать в России. Вернусь у Беларусь, да дому”. — “Как? Ведь назад вам дороги нет”. — “Добрые люди помогуть”.

Еще пример. Регистрация: реальный случай, когда почти 300 мигрантов были зарегистрированы в халупе, где мог уместиться лишь ее владелец. Но ведь все эти люди заплатили мзду за фиктивную регистрацию, а местный страж порядка, который дал “добро” на нее, является, вероятно, альтруистом-маньяком.

Зачем нужны мигранты

Возникает резонный вопрос: а нужны ли нам вообще эти самые мигранты? Может быть, мы можем без них обойтись? Не можем. Если, например, завтра закрыть доступ мигрантам в один только Московский регион, остановится жилищное строительство во всех столичных округах. С перебоями пойдут троллейбусы и автобусы. Начнется аритмия экономики города. Потому что на всех тяжелых и малопривлекательных работах заняты кто? Мигранты. Приехавшие, как правило, из Белоруссии, Украины, Молдовы, Таджикистана, Азербайджана, других стран СНГ. Замечу попутно, что трудовая миграция уходит корнями еще в советское прошлое. Фактически именно мигранты добывали золото, нефть и алмазы, трудились вахтовым методом в Тюмени, Заполярье, прокладывали рельсы на БАМе, осваивали хозспособ на коровниках и семейный подряд на луковых плантациях. Армяне, грузины, таджики, корейцы... Трудятся не покладая рук они и сейчас.

Увы, реальность такова, что население России ежегодно убывает и к тому же стареет. Значит, воспроизводить трудовые ресурсы — экономическая необходимость. И она становится политической проблемой, если отсутствует миграционное законодательство, не действуют механизмы четкого регулирования миграционных потоков.

В результате сложения усилий законодателей, силовиков, специалистов в области международных и межнациональных отношений был разработан революционный, я бы сказал, Закон о правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации. Его уже подписал президент, и в ноябре он должен вступить в силу.

Квоты, пошлины и карты

В чем достоинство нового закона, о котором многие из россиян еще почти ничего не знают? Во-первых, четко сформулирована практическая компонента. Введено понятие “трудовая миграционная квота”. Отвечает за этот регулятор-ограничитель не какой-нибудь третьестепенный чиновник в департаменте, а руководитель субъекта Федерации. Причем общую квоту по России будет утверждать ежегодно федеральный центр, то есть правительство.

Вторая особенность нового закона — он вводит такой инструмент контроля и учета миграционных процессов, как миграционная карта. И третье новшество в этом законе — введение трудовой миграционной пошлины. Хочешь у нас подзаработать? Плати. Три тысячи рублей за разрешение и еще тысячу за подтверждение. Всего четыре тысячи в год. Между мигрантом и государством исчезает посредник. Пошлина целиком идет в бюджет.

Это делает миграционную службу не просто менее затратной, а прибыльной для государства. Если даже один миллион трудовых мигрантов выйдет из тени, то это уже 100 млн. долларов в год.

Но важно, чтобы Закон о правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации был дополнен правительственными актами, которые обеспечат механизм его реализации. То есть надо проработать до мелочей, кто и как конкретно будет устанавливать квоты, вводить миграционные карты, взимать пошлины.

Нужны ли мигрантам преференции? Безусловно. Но не всякие и не за счет налогоплательщика. Преференции должны отдаваться тем, кто обладает соответствующим уровнем образования, специальностью и опытом работы, знает язык и так далее.

Привилегии — работодателю

Кое-кто может заметить, что все это — и квоты, и карты, и пошлины — давно и успешно действует на Западе, что мы лишь с опозданием копируем проверенный опыт. С этим трудно не согласиться. Больше того, страны Европейского Сообщества готовятся ввести через полтора-два года единое миграционное пространство на территориях своих государств, перекрывая доступ туда нежелательным мигрантам. При этом раздаются утверждения, что Россия-де превратилась в проходной двор для разного рода нежелательных элементов — воров, наркоманов, проституток, бомжей, убийц и так далее, и что именно через Россию этот поток идет на Запад.

Такое утверждение по меньшей мере голословно и не подтверждается фактами. Что касается Федеральной миграционной службы, то она как раз и создана для того, чтобы оградить нашу страну от тех элементов, от которых стараются избавиться другие государства.

По нашим данным, из примерно четырех миллионов трудовых мигрантов из числа “нелегалов”, проживающих сейчас в нашей стране, прошли регистрацию лишь около 300 тысяч человек. Но скажем честно: 10—15 процентов из общей массы являются изначально нежелательными для России. Такой наплыв объясняется не только прорехами в нашем законодательстве, но и тем, что Россия является чрезвычайно привлекательной страной для мигрантов.

Речь, конечно, идет прежде всего о гражданах СНГ, которые стремятся в Россию из Украины, Белоруссии, Таджикистана, Армении и других сопредельных государств. Их привлекают обстановка политической и экономической стабильности, наши просторы, природные ресурсы и конечно же широчайшие возможности для того, чтобы заработать.

Как избавляться от нежелательных элементов и в то же время привлекать на работу квалифицированные кадры? По моему мнению, через два-три года центральной фигурой в миграционной политике должен стать работодатель (в том числе и государство, и инвестор). Потому что только он точно знает, сколько ему надо водителей, слесарей или плотников. Именно его, работодателя, надо освободить от какой-то части налогов, чтобы в ответ он взял заботу о мигрантах на себя: обеспечил им больницу, школу, аптеку и другую “социалку”. Это будет выгодно государству, самому предпринимателю и нанятым им мигрантам.

По поддельным документам

Основываясь на материалах парламентских слушаний в Государственной Думе, ваш журнал писал, что нужно принять по меньшей мере 20 законов, которые в той или иной степени определяли бы формирование государственной миграционной политики.

Но я бы отдельно обозначил Закон об иммиграционном контроле. Отсутствие полноценной, единой системы иммиграционного контроля к чему ведет? Помните, по телевидению показывали лиц, слоняющихся по залам Шереметьева-2? Это те, кто проскочил на территорию России, но вернуть назад которых можно только после сложных процедур. Вот почему так важно наработать и наконец принять закон об иммиграционном контроле. Нужно поставить барьер для въезда к нам нежелательных “гостей”.

Специального разговора заслуживают проблемы внутренней миграции и миграции за рубеж наших граждан, которые попадают порой просто в отчаянное положение, а мы ничем не можем им помочь. Вот где законодатели должны сказать свое веское слово! (…) Особенно важно для учета и контроля создать надежную информационную базу, чтобы в течение оптимального времени можно было установить личность того или иного мигранта. А пока на это уходят дни и недели.

Силовики не против гуманизма

На вопрос редакции: “Почему регулированием миграционных потоков занимаются у нас МВД и вновь созданная силовая структура ФМС?” — собеседник ответил: как показывает мировая практика, везде мигрантами занимаются силовики — в Великобритании, США, Греции, Финляндии... Почему? Потому что реализация миграционной политики возможна, когда этим занимаются жестко отструктурированные ведомства. Иначе как прикажете улаживать конфликты, отселять, переселять и депортировать?

Вообще многие наши беды связаны с тем, что отсутствовал полноценный политический заказ, отражавший бы заказ общества. Сегодня он появился. Появилось новое качество. Вопреки некоторым утверждениям и оценкам, я считаю, что Татьяна Регент, возглавлявшая раньше миграционное ведомство, все-таки многого добилась, потому что была создана система работы на миграционном поле. Концептуальное отличие прежнего ведомства от нынешней службы в том, что тогда делался упор на одни лишь гуманитарные ценности, на защиту прав беженцев и вынужденных переселенцев. Интересы безопасности государства и коренного населения субъектов Федерации подчас при этом оставались на втором месте.

Сейчас мы синтезируем оба этих подхода, сказал в заключение гость редакции. Главное, у России появляется миграционная политика. Ведем речь в первую очередь о защите интересов государства и россиян. Конечно же, не ущемляя при этом права мигрантов, тех, кто хочет приехать к нам на работу, учебу или лечение. Но, соблюдая все международные соглашения и конвенции, будем стараться извлекать выгоду для нашего государства, выводить нелегалов из тени, заставлять их регистрироваться, платить пошлины и делать тем самым нашу миграционную политику менее затратной и обременительной как для власти, так и для рядового налогоплательщика.

Записал Леонид Жмырёв.


Материал опубликован в журнале “РФ сегодня” по адресу

http://www.russia-today.ru/no_17/17_continuation_1.htm


НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ