Доклад ЦСИ ПФО 2002 "Государство. Антропоток"


Предложения по улучшению системы управления процессами иммиграции и натурализации
Альманах "Государство и антропоток"
Дискуссии
Тематический архив
Авторский архив
Территориальный архив
Северо-Запад: статистика пространственного развития
Книжная полка
Итоги переписи 2002 года
Законодательство
Организации, специализирующиеся на миграционной проблематике
О проекте
Карта сайта
Контактная информация

Социокультурное ядро России

Материалы круглого стола 22 октября 2002 г., ШКП

Сергей Градировский

Исследуя тему «Россия и антропоток», мы вышли на ряд проблем, которые считаем важным обсудить. Эти сюжеты мы собираем в виде выпусков и выставляем в Интернете, следуя тому принципу, что доклад может писаться во многом публичным способом, для того чтобы своевременно принимать критику и социализировать доклад уже на стадии написания.

Одна из тем, на которую мы вышли, – это проблематика идентичности, проблематика социокультурного ядра России.

Изучая ситуацию в Западной Европе, изучая научные труды, издающиеся в кругах Северной Америки и России, мы столкнулись с тем, что некоторые вещи остаются в непроговоренном виде либо благодаря политкорректности, которая распространена в Западной Европе и Америке, вообще не упоминаются.

Например, закрытой темой остается та идентичность и та сердцевина, за сохранение которой борются правительства той или иной страны, опасаясь, что она  может подвергнуться видоизменению в связи с наплывом мигрантов, являющихся носителями иной идентичности — религиозной, цивилизационной. Но никто прямо не обсуждает такие темы: есть или нет в данной стране социокультурное ядро и если оно есть, то из чего состоит. Может  быть, существует несколько внутрицивилизационных ядер и между ними есть какая-то система внутренней договоренности. Не обсуждается вопрос, наносят ли миграционные потоки и люди, которые приносят на себе чужеродные идентичности и иные цивилизационнные и культурные  коды, удар господствующей культуре, или принимающее сообщество таким образом обогащается. Остается за рамками дискуссии вопрос о том, существует ли тот тип столкновения цивилизаций, на который указывал Хантингтон.

Это область вопросов, которая сворачивает в конкретную политику: в иммиграционную политику, в политику интеграции, в политику натурализации, которую проводят те или иные страны. Эти вопросы выводят на такую сложную тему, как гражданство и многоступенчатое гражданство, двойное гражданство. Например, Великобритания относится к гражданам своих бывших колоний несколько иначе, чем к другому населению планеты, Испания имеет особые отношения с испаноговорящими странами, Франция имеет особые договоренности со странами Магриба и также совсем по другому относится  к иммигрантам из этих стран. Понятно, что это легко экстраполируется на вопрос, как Россия должна выстраивать отношения со странами, которые были частью большого единого пространства Советского Союза. Должны ли быть отношения к этим разным группам иммигрантов различным и должно ли оно быть закреплено правовым образом?

По оценкам специалистов, Россия должна будет принимать около миллиона иммигрантов в год только для того, чтобы регулировать содержание уже освоенных земель и трудового наполнения тех промышленных объектов, которыми мы располагаем. Миллион в год. Пятьдесят лет – это пятьдесят миллионов. У нас всего-то сто сорок восемь. То есть треть населения просто сменяется. Учитывая низкий коэффициент детородности ныне живущего населения России, сменяется реально. Более того, эти пятьдесят миллионов будут концентрироваться в ключевых регионах, одним из которых будет Волго-уральский регион, потому что он лежит на средоточии путей, и миграционные потоки из Средней и Центральной Азии, Закавказья, Китая так или иначе будут сосредотачиваться в этом пространстве волго-уральского узла. И от того, выдержит он это или нет, справится ли он с задачей, которая стоит перед ним или не справится, зависит идентичность России.


НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ