Доклад ЦСИ ПФО 2002 "Государство. Антропоток"


Предложения по улучшению системы управления процессами иммиграции и натурализации
Альманах "Государство и антропоток"
Дискуссии
Тематический архив
Авторский архив
Территориальный архив
Северо-Запад: статистика пространственного развития
Книжная полка
Итоги переписи 2002 года
Законодательство
Организации, специализирующиеся на миграционной проблематике
О проекте
Карта сайта
Контактная информация

Феномен миграции и миграционная политика — мнения и оценки

Анализ результатов экспертных опросов РА

Евгения Малахова (аналитическая группа РА)

Готовя к выходу в свет первые выпуски серии "Государство и антропоток", аналитическая группа РА провела два экспертных опроса – "Перспективы политики иммиграции и натурализации в России и мире" и "Миграционные потоки как проблема мировой политики". Их результаты, на наш взгляд, выявили ряд важных тем, возникающих при осмыслении и описании многих аспектов натурализационной политики. Кроме того, стало ясно, что эти темы еще слабо проработаны в российской научной среде и практически не вынесены на широкое обсуждение – в особенности те, которые касаются государственной идентичности и определения критериев, руководствуясь которыми в одном случае люди говорят "мы", а в другом – "они", что, в конечном счете, во многом определяет линию развития миграционной политики государства.

В первом опросе РА "Перспективы политики иммиграции и натурализации в России и мире" приняли участие четырнадцать человек, каждый из которых ответил на пять вопросов:

1. После событий 11 сентября в некоторых европейских странах (Дания, Великобритания) были реализованы меры, направленные на ужесточение иммиграционной политики и процесса предоставления гражданства. Как Вы полагаете, обоснована ли в свете последних событий политика ужесточения иммиграции, будет ли она способствовать безопасности государств, подвергающихся нападениям со стороны мирового терроризма?

2. Соотносим ли, на Ваш взгляд, нынешний размах миграционных процессов на земном шаре с приоритетами устойчивого развития? Можно ли контролировать данные процессы?

3. Что Вы думаете о возможном направлении натурализационной политики в России? Должен ли быть облегчен процесс предоставления гражданства для 1) этнически русских, проживающих за пределами РФ 2) бывших граждан Советского Союза 3) беженцев из горячих точек на территории СНГ 4) представителей различных волн российской эмиграции и их потомков 5) людей, родившихся на территории России?

4. Должна ли, на Ваш взгляд, миграционная политика включать в качестве одной из своих задач сохранение социокультурного ядра России (российского государства как особого социокультурного организма)? Если да, то как можно охарактеризовать данное социокультурное ядро?

5. Может ли Россия стать иммиграционной страной, т.е. государством, проводящим активную иммиграционную политику? Нуждается ли наша страна в привлечении трудовых ресурсов, способных возместить потери в численности населения?

Анализ ответов сразу же указал на отсутствие у специалистов – проживающих как в России, так и за ее пределами — единого подхода и единого суждения по многим из перечисленных вопросов. Предполагалось, что наиболее яркие противоречия выявятся при сравнении мнений экспертов, специализирующихся в разных областях – ученых, политиков, правозащитников. Но, как оказалось,  единства взглядов на множество проблемных тем нет и внутри этих групп.

Так, мнения относительно целесообразности ужесточения иммиграционной политики разошлись довольно резко и отразили явные различия в позициях и подходах к этому вопросу: в противовес заявлениям о необходимости подобных ужесточений как реальном способе укрепить безопасность государства прозвучали утверждения, что политика ужесточения не может привести к позитивным результатам и способна лишь в очередной раз подчеркнуть беспомощность бюрократии и сделать из мигрантов "козлов отпущения", "виновных во всех мировых бедах", что никак не отразится на уровне безопасности того или иного государства, а вот к росту нелегальной иммиграции приведет неизбежно. Более сдержанные высказывания базировались на убеждении в том, что вопросы, связанные с иммиграционной политикой и укреплением государственной безопасности нельзя рассматривать вне контекста внешнеполитических задач, и что регулирование миграционных процессов должно строиться не на принятии новых законов, а на построении механизмов выполнения существующих. Также было высказано суждение, что миграционные процессы не связаны напрямую с проблемами безопасности и мирового терроризма, и события 11 сентября явились лишь поводом для ужесточения иммиграционной политики во многих странах.

Различные точки зрения выявились и по вопросам определения и сохранения социокультурного ядра России, причем большинство экспертов продемонстрировали солидарность при характеристике российского социокультурного ядра, сойдясь на том, что это задача не из легких. В качестве составляющих социокультурного ядра России было предложено рассматривать язык, общеисторический опыт, систему устойчивых политических, культурных и экономических реалий, предпочтений, представлений, стереотипов и образов, а также такие качества российского народа, как способность к самопожертвованию, доверие, оптимизм. Что же касается необходимость сохранения социокультурного ядра и мер по его сохранению, то здесь мнения снова разделились: многие выражали уверенность, что социокультурному ядру России ничто не угрожает, другие эксперты пришли к противоположному заключению. В числе угроз таковому ядру иногда называлась китайская экспансия на Дальнем Востоке., а также некоторые негативные особенности современного российского менталитета — дефицит терпимости, открытости к "чужому" и т.п. В одном из ответов прозвучала просьба к авторам вопроса пояснить, о чем, собственно, идет речь.

Также в ходе опроса была поднята тема неопределенности и туманности понятия "устойчивое развитие", а, следовательно, и трудности в определении его приоритетов. Что же касается необходимости осуществления контроля над миграционными процессами, то были высказаны следующие точки зрения: что подобные процессы контролировать невозможно, поскольку их причиной является нынешний мировой порядок; что контролировать миграционные процессы не только нужно, но и можно; что контроль возможен лишь отчасти; и что на сегодняшний день не сформулировано подходов, которые бы позволяли такой контроль осуществлять.

Столь же широкий разброс мнений обнаружился и при анализе ответов на вопросы о том, насколько необходимо привлечение трудовых ресурсов в Россию и способна ли Россия стать иммиграционной страной: хотя некоторые из экспертов ответили, что наша страна способна осуществлять активную иммиграционную политику, каждый указал на сложности, сопутствующие ее проведению: неразрешенность вопроса о том, "кого мы ждем в России, а кого не ждем, и почему", отсутствие четко сформулированной концепции экономического, социального и государственного развития, необходимость принятия верных технологических решений.

По вопросу о преференциях – а именно, каким группам людей следует предоставлять право на предоставление российского гражданства в первую очередь, позиции экспертов также оказались различными: наряду с заявлениями о неприемлемости использования этнического критерия при решении данных вопросов ("поскребя русского, татарина обнаружишь наверняка") прозвучали мнения, что именно для этнических русских и должен быть облегчен процесс получения гражданства РФ, поскольку они являются носителями русской культуры. Подавляющее большинство экспертов сошлось во мнении, что упростить процедуру приобретения российского гражданства следует беженцам из горячих точек СНГ.

Во втором опросе под названием "Миграционные потоки как проблема мировой политики" на который редакция, к сожалению, получила всего лишь два отклика, экспертам было предложено ответить на следующие вопросы:

1. Как Вы считаете, глобализация (всемирное распространение новых информационных технологий, стандартизация форм жизни) усиливает или ослабляет миграционные процессы? Изменятся ли темпы и объем мировой миграции в будущем?

2. Можно ли вслед за консервативными западными публицистами признать нынешний размах миграционных процессов разрушительным для западной цивилизации? Следует ли ожидать в XXI веке глобального смешения Востока и Запада?

3. На какие перспективные современные направления в теоретическом осмыслении феномена миграции — внешней и внутренней — Вы могли бы указать?

4. Вносит ли феномен массовой миграции коррективы в традиционные представления о международных отношениях и национальной безопасности? Является ли справедливым предположение, что основными участниками войн XXI в. столетия будут не государства, а распространенные по разным частям мира социальные сети?

Отвечая на поставленные вопросы, один из экспертов высказал точку зрения, что глобализация является более широким понятием, включающим в себя "финансово-экономические способы и средства западного мира во главе с США по достижению безусловного контроля над странами Третьего и Второго миров". Было также отмечено, что в данном случае, если говорить о стандартизации форм жизни, следует использовать термин "интернационализация", которая, несомненно, будет способствовать усилению процессов миграции – им же будет противостоять ужесточающаяся миграционная политика западных стран. Иная точка зрения заключалась в том, что нарастанию процессов миграции способствует не столько "стандартизация форм жизни", сколько все более увеличивающийся разрыв между "бедными" и "богатыми" регионами мира.

Угроза, которую представляет миграция из восточных регионов западному миру, была оценена экспертами по-разному: как бесспорно разрушительное явление, способное привести к глобальному столкновению Востока и Запада; и как явление, влияющее на социокультурный облик многих западных стран, но все же не способное разрушить их окончательно – по крайней мере, в том случае, если западный мир придет к четкому осознанию "системы ценностей, законов, обычаев и требований, предъявляемых к членам общества, в том числе и к иммигрантам".

В тоже время было отмечено, что связывать тенденции ослабления национальной безопасности государств с нарастанием миграционных процессов было бы ошибочным, и что национальные государства не "сдадут своих позиций" – они по прежнему останутся главными участниками войн этого столетия. Социальные же сети, по мнению одного из экспертов, являются всего лишь одним из современных способов ведения войны.

Особенно важным представляется тот факт, что эксперты кардинально  разошлись во мнении о проработанности обсуждаемых тем в научной среде. Наряду с заявлением о том, что в западных кругах феномен миграции изучается всесторонне, прозвучало мнение о том, что и российские и западные ученые не слишком далеко продвинулись в осмыслении проблем миграции, причиной чему были названы "чрезмерная политизация и идеологизация этого феномена".


НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ