Доклад ЦСИ ПФО 2002 "Государство. Антропоток"


Предложения по улучшению системы управления процессами иммиграции и натурализации
Альманах "Государство и антропоток"
Дискуссии
Тематический архив
Авторский архив
Территориальный архив
Северо-Запад: статистика пространственного развития
Книжная полка
Итоги переписи 2002 года
Законодательство
Организации, специализирующиеся на миграционной проблематике
О проекте
Карта сайта
Контактная информация

Демографическая угроза или упущенный шанс?

Выходцы из Восточной и Юго-Восточной Азии в России

Сергей Лаптев

После того, как границы России приблизились к Тихому океану, ее новыми соседями оказались Китай, Корея и Япония. В XIX веке русских колонистов было слишком мало для освоения дальневосточных территорий, поэтому широко использовался труд выходцев из соседних Китая и Кореи. Несмотря на то что российское правительство всячески поощряло переселение из центральной России в Восточную Сибирь и на Дальний Восток, желающих было немного, особенно не хватало рабочих рук в городах. Сейчас уже мало кому известно, что город Владивосток строился силами китайцев и корейцев, а инженерами подчас были японцы. Русское же население составляли в основном военные.

Китайцы в большом количестве селились на практически пустующих пространствах Юго-Восточной Сибири и Дальнего Востока, где занимались сельским хозяйством и городским строительством. Когда именно китайцы начали проникать на территорию Сибири, сказать трудно, — во всяком случае, достоверно известно, что они появились здесь намного раньше русских. Еще в правление династии Тан (618—907) Сибирь была местом высылки политически неугодных лиц, а в XIII веке вся территория Сибири вместе с Китаем вошла в империю Чингисхана.

Русские пришли сюда только в XVII веке. В 1689 году между Россией и Китаем был заключен Нерчинский договор, 17О которому Китай удержал за собой Приморье и нынешнюю Амурскую Область. В 1860 году, после Второй Опиумной войны, Китай по Пекинскому договору вынужден был уступить России территорию Приморья, где был основан город Владивосток (ранее это место называлось Хайшэньвай и входило в провинцию Цзилинь). Вследствие этого до революции на территории Сибири и Приморья проживало большое количество китайцев — однако они начали покидать Россию в период Гражданской войны, а оставшиеся были практически полностью выселены в Китай в 1920-е годы.

В 1930-е годы в Советском Союзе китайцев были единицы, как правило, они приезжали по линии Коминтерна. После образования Китайской Народной Республики в 1949 году в СССР стали приезжать на учебу китайские студенты, в том числе и нынешний Председатель КНР Цзян Цзэминь. После учебы студенты были обязаны вернуться в Китай и готовить там новые кадры. Смешанных браков практически не было. В 1961 году, когда отношения между двумя странами серьезно ухудшились, все специалисты и студенты были отозваны, а отношения между двумя странами были заморожены до исторического визита Михаила Горбачева в Китай в 1989 году. С этого момента начали развиваться торговые контакты. В это время дефицит товаров в СССР привлек внимание китайских коммерсантов, которые начали делать состояния на кожаных куртках и других изделиях легкой промышленности. Китайцы продавали свою продукцию оптом или работали на рынках сами. Число китайских граждан, приезжавших в Россию, достигло максимума примерно в 1992— 1993 годах: по некоторым оценкам, в Москве оно составляло 40—50 тыс. человек. (Для сравнения: в советский период во всем СССР было всего около сотни китайцев, причем долгое время они содержались в специальных лагерях.) После 1994 года их количество стало быстро уменьшаться. С одной стороны, в стране сохранились нестабильность, практика чиновничьих и милицейских поборов и бандитизм, с другой стороны, исчезла та сверхприбыль, ради которой китайцы соглашались все это терпеть. Следующий удар нанес экономический кризис 1998 года, когда разорились многие китайские граждане, работавшие на рынках. В настоящее время количество китайских граждан в Москве не превышает 15 тысяч и продолжает уменьшаться в связи с ростом националистических и неофашистских выступлений.

Примерно треть китайских граждан в Москве работает на оптовом вещевом рынке в Черкизово. Большую часть от остальных составляют студенты различных столичных вузов, прежде всего МГУ. Китайских компаний в Москве около сотни, но обычно у них всего один-два китайских сотрудника (в самой крупной — шесть человек). Есть также несколько десятков китайских ресторанов, но в них в основном работают советские корейцы. Средний срок пребывания китайцев в России — 4—5 лет. Происходит постоянная ротация: одни люди приезжают, другие уезжают. Максимально китайские граждане задерживаются в России на 7—8 лет, однако таких людей в Москве очень немного, и обычно это крупные бизнесмены. Смешанных браков мало — и уж совсем мало китайцев, получивших или стремящихся получить в России вид на жительство или гражданство. Россия является для них временным местом пребывания, здесь они стараются заработать определенную сумму денег, чтобы открыть свой бизнес в Китае. Наиболее обеспеченные из китайских граждан, заработав деньги, перебрались в США и Канаду (обычно получая грин-кард как инвесторы), остальные вернулись в Китай. Проблема в том. что, хотя кругооборот продолжается, количество китайских граждан, стремящихся приехать в Россию, становится все меньше.

Около 20% «китайцев» на самом деле — китайские корейцы (одно из 55 национальных меньшинств Китая). Из собственно китайцев большинство составляют выходцы не с граничащего с Россией севера Китая, как следовало бы предполагать, а с юга. 30% китайских граждан приехали в РФ из южнокитайской провинции Фуцзянь, недалеко от Тайваня. В основном они работают на рынке. Работники фирм — большей частью пекинцы или уроженцы северных провинций, они же преобладают среди студентов. Шанхайцев же в России практически нет, так же как и граждан Гонконга.

"Северные" китайцы (студенты, торговцы, строители) проживают и в других городах России — прежде всего, в Благовещенске, Чите, Забайкальске, Иркутске. Общее число китайских граждан в России составляет не более 100 000. Даже в таких крупных городах, как Новосибирск (между прочим, перевалочный центр китайской торговли) и Санкт-Петербург, их не более 500.

Китайцы в Москве издают несколько ежедневных и еженедельных газет, но, как правило, они существуют недолго. Есть и пейджинговая станция, отправляющая сообщения на китайском и русском языках. Однако китайская община лишена не только организации, но даже минимальной степени консолидации. Никакой «китайской мафии» в России нет. Наоборот, сами китайцы часто подвергаются нападениям и грабежам со стороны некоторых «национальных» преступных группировок.

Корейцы начали появляться в России в 60-е годы XIX века — в Приморье, куда они бежали от голода из гористой северной части Кореи. Корейское королевство в то время было закрытой страной, не разрешавшей контакты с иностранцами. Те, кто перешел границу, считались там государственными преступниками, поэтому обратно корейцы не возвращались, тем более что Россия, испытывавшая дефицит населения, отказывалась их возвращать. В 1882—1886 годах под давлением США и Франции Корея установила дипломатические и торговые отношения с западными странами, а в 1884 году были установлены отношении и с Россией. Корея добилась от России согласия не принимать больше корейцев на свою территорию и депортировать вновь прибывших. Однако фактически миграция продолжалась, и никто депортации не проводил. С 1888 года иммигрантам начали предоставлять российское подданство. Корейцев в нынешних Приморье и Амурской области становилось все больше (только за четыре года с 1898 по 1902 год их число возросло с 23 до 32,4 тысячи). Значительная часть их со временем получала российское подданство и крестилась в православную веру. Тем не менее корейцы жили компактно в корейских деревнях, хотя частично перенимали европейские обычаи. В 1905 году Корея была завоевана Японией, в результате чего усилилось бегство корейцев в Россию и Китай. Только в Приморье в 1914 году проживало 64 000 корейцев.

Вынужденная миграция в Россию прекратилась в 1920-е годы — в связи с японской интервенцией на Дальнем Востоке и с ограничениями, введенными правительством СССР после 1922 года на въезд японских подданных. Вместе с тем почти все корейцы, проживавшие на тот момент в России, постепенно получили советское гражданство. Однако в 1937 году все они были депортированы с Дальнего Востока в Среднюю Азию и Казахстан, где были компактно расселены в сельской местности и образовали корейские колхозы. После 1950-х годов корейцы стали возвращаться на Дальний Восток и расселяться по другим городам России. Несмотря на то что в Средней Азии и Казахстане у советских корейцев были корейские школы, постепенно они начали забывать родной язык и переходить на русский. Сейчас поколение 30-летних корейского языка не знает совсем, 40—50-летние владеют им наравне с русским, и только люди старше 70 говорят в основном на несколько устаревшем северокорейском диалекте. Появилась корейская литература, созданная на русском языке. Нередко корейцы, отвечая на вопрос о национальности, называют себя «русскими», хотя количество смешанных браков очень невелико. Характерно, что все корейцы сохраняют приверженность к национальной кухне, которая, тем не менее, отличается от кухни корейцев, живущих в Корее. Число корейцев в СССР было свыше 400 000 человек, в России же их сейчас не более 150 000. Они живут по всей стране и по профессиональному профилю не отличаются от остальных россиян. В Москве есть Ассоциация российских корейцев, издается на русском языке газета.

Особую группу составляют сахалинские корейцы. Они были насильно переселены на Южный Сахалин, бывший тогда японской территорией, в 1920-е — 1930-е годы, в качестве рабочей силы. В 1945 году эта территория отошла к Советскому Союзу. Проживавшие там японцы были выселены, а корейцы остались. Тем не менее родившимся до 1945 года не были выданы советские паспорта — они имели статус «бывших подданных Японии», в силу чего возможность поездки за пределы острова была для них ограничена. Гражданство же они получили только в 1984 году.

Отношения между СССР и Корейской Народно-Демократической Республикой были установлены в 1948 году. Однако с 1953 года они не были теплыми, а после 1991 года и вовсе начали замораживаться, причем по инициативе обеих сторон. Сейчас граждан КНДР в России всего несколько сот человек.

Отношения же СССР с Южной Кореей, наоборот, стали развиваться примерно с 1990 года. Но еще в начале 1990-х для поездки в Россию требовалось специальное разрешение МИД Кореи — боялись коммунистической пропаганды. Тем не менее "открытие" России для южнокорейцев вызвало с 1991 года настоящий бум изучения русского языка и культуры. Если раньше для этого ездили в США, то теперь появилась возможность учиться прямо в России или просто ездить в эту прежде малоизвестную страну.

Основной контингент приезжающих в Россию из Южной Кореи составляют студенты. Это связано с тем, что в российских вузах для иностранцев, обучающихся на коммерческой основе, нет вступительных экзаменов, в то время как в Корее экзамены очень трудные. Вступительные экзамены наравне с собственными гражданами требуются и в вузах США, Великобритании и во многих других странах. Поэтому если вначале в Южной Корее действительно ощущалась нехватка специалистов по России, теперь этот рынок оказался переполненным, и найти работу с русским языком очень сложно. Кроме того, после кризиса 1997 года многие корейские семьи потеряли возможность оплачивать учебу и жизнь своих детей за границей. Поэтому и 1998 году часть корейских студентов была вынуждена возвратиться к Корею. Сейчас приезжающих студентов стало намного меньше. Способствует этому и негативный образ, созданный действиями неофашистов.

Вторая по численности группа после студентов — это миссионеры. Дело в том, что примерно 40% населения Южной Кореи — протестанты. 10% — католики. Корейские миссионеры ведут работу по всему миру. Основной контингент, на который они работают, составляют южнокорейские студенты. Кроме них, небольшие корейские церкви (обычно 10—20 человек) посещают русские, китайские и российские корейцы, а также представители западных стран.

Корейских бизнесменов в России очень мало. Крупные корейские корпорации "Самсунг", "Дэу", "LG" и некоторые другие имеют небольшие представительства в Москве, Санкт-Петербурге и Владивостоке, но обычно в них работает лишь несколько сотрудников из Кореи. В основном деятельность южнокорейцев в России осуществляется через российских дилеров. Мелкие же бизнесмены в России почти не работают.

Наибольшее количество южнокорейцев (около 1000) проживает в Москве, где находятся самые известные вузы (среди корейцев популярны МГУ, Российский университет дружбы народов, Институт русского языка имени Пушкина). В среднем они остаются в России на 4 — 6 лет. Их культурным центром стала гостиница «Орленок», где расположено несколько корейских ресторанов, прокат видеофильмов, парикмахерская, бары и т.д. Кроме Москвы, относительно много южнокорейцев во Владивостоке (около 500 человек), где помимо студентов находятся и некоторые корейские компании; меньше в Санкт-Петербурге, несколько человек учится в Екатеринбурге и Туле (не больше десятка). В других городах южнокорейцев практически нет.

В Москве южные корейцы издают небольшим тиражом три ежедневные газеты, журнал с параллельными текстами на русском и корейском языках (раз в месяц или реже). Есть студенческая и пасторская ассоциации и свои сайты в Интернете.

Японцы начали появляться в России в начале ХVIII века. Это были моряки, потерпевшие кораблекрушение у берегов Камчатки. В то время в Японии, как и в Корее, были запрещены контакты с иностранцами, и поэтому те, кто оказался в чужой стране, практически не могли вернуться обратно. Они были вынуждены оставаться в России. Таких моряков известны единицы. Один из них, некто Дэмбэй, был в 1702 году принят в селе Преображенском Петром I, который долго с ним беседовал. Россия начиная с 1792 года несколько раз посылала морские экспедиции, официальной целью которых значилось возвращение потерпевших кораблекрушение, — фактически же они добивались установления торговых контактов. Японская сторона моряков принимала, но помещала под домашний арест, боясь, как бы полученные ими знания не распространились в стране. Такая ситуация продолжалась до 1854 — 1856 годов, когда США угрозой военной силы заставили японское правительство "открыть" страну для иностранцев. В 1855 году между Россией и Японией был заключен торговый договор, а в 1865 году из Японии были отправлены на обучение в Петербург первые шесть японских студентов.

Отношения между Советским Союзом и Японией всегда были напряженными, поэтому японцев в СССР было немного. В настоящее время большинство японцев в России составляют студенты, которых, однако, значительно меньше, чем южнокорейцев. Японские компании, в условиях отсутствия мирного договора между Россией и Японией и нестабильности в стране, считают Россию неблагоприятной для экономической деятельности. Поэтому крупные японские компании, так же как и корейские, имеют лишь небольшие представительства с одним или несколькими сотрудниками. Помимо Москвы, японцы работают и учатся в Петербурге, Владивостоке, Находке. Ксенофобские нападения последних лет, а также беспорядки, устроенные футбольными болельщиками летом этого года, заметно уменьшили количество японцев, приезжающих в Россию, и вызвали негодование японской общественности, и без того уже наслышанной о российских неофашистах.

Среди выходцев из Юго-Восточной Азии в России преобладают вьетнамцы. Вьетнамцы начали приезжать в Советский Союз в 1920 годы. Это были революционеры, приезжавшие примерно с 1925 года на учебу в Коммунистический университет трудящихся Востока и другие учебные заведения. Всего до конца 1930-х годов в СССР прошли обучение около 70 вьетнамцев, среди которых был и "вождь вьетнамской революции", первый президент Вьетнама Хо Ши Мин. Из немногих оставшихся в России к началу Великой Отечественной войны немалая часть погибла в битве за Москву, вступив добровольцами в Красную армию.

Советский Союз установил дипломатические отношения с Демократической Республикой Вьетнам (ДРВ) в 1950 году. С этого времени в СССР а снова начали приезжать вьетнамские студенты. Официальное число Вьетнамцев, прошедших обучение в СССР, достигает 70 000. К тому же Советский Союз оказал поддержку ДРВ в войне с США, о чем до сих пор с благодарностью вспоминают многие вьетнамцы. В 1982 году, когда СССР испытывал нехватку рабочей силы, было заключено соглашение с Вьетнамом о приглашении на работу вьетнамских рабочих. Таких гастарбайтеров было приглашено около 90 000 — 100 000. По окончании срока работы или учебы они возвращались во Вьетнам, межнациональных браков практически не было. Тем не менее в 1991 году в Советском Союзе было 150 000 вьетнамцев. С распадом СССР они лишились работы и средств к существованию. В отличие от бывшей ГДР, Россия даже не купила им обратные билеты и никак не помогла с отъездом, хотя многим было отказано в перерегистрации, что лишило их возможности легально проживать в России и создало дополнительную кормушку для коррумпированных чиновников в МВД. Вьетнамцы вынуждены были торговать на рынках. Правда, вьетнамские студенты, почти переставшие приезжать в начале 1990-х, в последние годы снова начали поступать на учебу в российские вузы.

Сейчас точных цифр о количестве вьетнамцев в России нет, но специалисты считают, что во всех республиках бывшего СССР их около 100 000 человек. Из них больше всего живет в Москве (около 30 000) и в Харькове (около 10 000). В Москве выходят даже газеты и журналы на вьетнамском языке. В основном вьетнамцы работают на вещевых рынках или учатся. По большей части это выходцы из северного Вьетнама. Как и китайцы, они не стремятся как-то закрепиться в России и рассматривают свое пребывание здесь как временное. Для них несколько лет в России означает возможность накопить денег для дальнейшей жизни во Вьетнаме. Некоторые перебираются в Западную Европу, а количество браков с российскими гражданами по-прежнему незначительно.

Вымогательству со стороны представителей МВД подвергаются даже те, у кого есть регистрация, не говоря уже о постоянных нападениях все тех же национал-радикалов. В нынешнем году несколько китайцев и вьетнамцев погибли от рук неофашистов. А августовское закрытие рынка "Салют-3" разорило немало вьетнамцев. Между тем такие случаи бывали и раньше, и очевидцы утверждают, что послуживший поводом для закрытия "поддельный" товар (которым забиты нее московские рынки и многие магазины) тут же перегружался на машины азербайджанских торговцев. Это событие вызвало выступления протеста в Ханое. С другой стороны, вьетнамцы показали большую степень солидарности внутри общины (на следующий день 2000 человек вышли на защиту своей и чужой собственности). Конечным результатом, по-видимому, станет отток вьетнамцев из Москвы.

Число граждан остальных стран Юго-Восточной Азии в России незначительно. Если в 1970-е годы в СССР училось некоторое количество граждан Лаоса и Кампучии, то сейчас лаосцев и кхмеров в России практически нет. Есть небольшое количество тайских студентов, подписано соглашение об обмене студентами с Мьянмой (Бирмой), работает несколько сингапурских фирм.

В целом выходцев с Дальнего Востока и из Юго-Восточной Азии в России (кроме российских корейцев, за сто с лишним лет натурализовавшихся в России), вряд ли можно охарактеризовать как диаспору. Это люди, живущие в России временно и не стремящиеся здесь остаться. В этом и состоит их коренное отличие, например, от китайцев, корейцев и вьетнамцев, живущих в США, Франции, Великобритании, Германии или Сингапуре. Эти люди считают себя американцами, европейцами, сингапурцами соответствующего происхождения. С Россией же выходцы из Восточной и Юго-Восточной Азии свое будущее не связывают.


Лаптев Сергей Валерианович — доцент кафедры художественного перевода Литературного института им. Горького, сотрудник Вьетнамоведческого центра Института стран Азии и Африки при МГУ.


НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ