Доклад ЦСИ ПФО 2002 "Государство. Антропоток"


Предложения по улучшению системы управления процессами иммиграции и натурализации
Альманах "Государство и антропоток"
Дискуссии
Тематический архив
Авторский архив
Территориальный архив
Северо-Запад: статистика пространственного развития
Книжная полка
Итоги переписи 2002 года
Законодательство
Организации, специализирующиеся на миграционной проблематике
О проекте
Карта сайта
Контактная информация

Население Приволжского федерального округа Российской федерации
в XVII – XX вв. в его современных границах
(численность, этнический, сословно-классовый состав)

Владимир Кабузан

Введение
Историография, характеристика источников

Этнический, а отчасти сословно-классовый состав населения Приволжского Федерального округа в его нынешних границах за XVIII-XX вв. (не говоря уже о более раннем периоде) все еще не достаточно исследован в специальной литературе[1]. Основными историческими и историко-географическими работами, в которых анализируются численность и состав населения Приволжского округа и которые не утратили своего значения являются труды Н.А. Фирсова, П.И. Кеппена, А.Ф. Риттиха[2], а в советский и постсоветский период — Я.Е. Водарского, В.М. Кабузана, Н.Ф. Мокшина[3] и др.

В названных исследованиях предпринимается попытка определения численности и этнического состава жителей региона (и всей страны) за хронологически большие отрезки времени с середины XVII в., когда сохранившиеся источники позволили осуществить такую задачу. В многочисленных работах по истории отдельных этносов, населяющих регион, и находящихся в нем республик, к сожалению, эта задача так и не была решена. Особенно это касается истории отдельных республик Поволжья и Приуралья. Хотя с 1719 г. сохранились данные об этническом составе населения этого региона по отдельно взятым пунктам, исследователи так и не удосужились определить в современных границах, какова была численность и этнический состав жителей этой территории[4].

В тоже время для исследования этой проблемы сохранились исключительно богатые, преимущественно архивные источники. Период с середины XVI в. (присоединение к России Казанского ханства) по середину XVII в. практически не обеспечен сколько-нибудь достоверными материалами. Это были писцовые описания, в которых приводятся весьма неполные сведения о жителях региона. Они позволяют как-то учесть лишь генеральные тенденции демографических процессов: массовые переселения, эпидемии болезней, основание новых крепостей, городов и линий.

С середины XVII по начало XVIII в. сохранились уже более надежные источники подворных описаний (особенно 1678 г.), которые регистрировали и людей[5].

С начала XVIII в. круг сохранившихся источников значительно расширяется, а их полнота и достоверность повышаются, и они уже позволяют достаточно определенно судить о характере демографических процессов. Здесь следует, в первую очередь, назвать материалы ревизского учета (I — Х ревизий за 1719-1858 гг.), данные текущего административно-полицейского учета (с 40х гг. XIX в. по 1917 г.), а также материалы церковной статистики за 30е гг. XVIII — начала XIX в. Последняя фиксировала численность и сословно-классовый состав населения (православных — с 30х гг. XVIII в., а прочих конфессий — с 30-40х гг. XIX в.).

И, наконец, в пореформенной России и СССР — это результаты научно-организованных переписей населения за 1897-1989 гг. [6]

Лишь взятые в совокупности, указанные источники позволяют определить, как росло население Приволжского региона, за счет таких составляющих (естественный и механический прирост) и как изменялся этнический и социальный состав его жителей[7].

Материалы ревизий в XVIII в. достаточно полно регистрировали численность, сословно-классовый и этнический состав населения Приволжского региона. Правда, I ревизия 1719 г. не предусматривала фиксации этнического момента населения. Однако в 1740 г. при правлении Казанской епархии начала функционировать специально созданная «Новокрещенская контора», которая занималась крещением нехристианского местного населения. Для этой конторы в регионе собирались подробные данные о численности и размещении иноверцев в годы I и II ревизий, так как «было предусмотрено специально по национальностям указывать число крещенных отдельно мужского и женского пола. Такие материалы сохранились за период с конца 30х гг. по 1750 г. и позволяют не только определить число крещенных и не крещеных «иноверцев», но и их этническую принадлежность[8]. А затем подробная регистрация этих категорий населения продолжала осуществляться при проведении III (1762 г.) — V (1795 г.) ревизий.

В XIX в. ревизский учет перестает полно фиксировать этническую принадлежность населения. Однако теперь это стало возможным осуществлять с помощью церковного учета. Последний с начала 40х гг. XIX в. отмечал конфессиональную принадлежность жителей региона и всей страны (такие данные сохранились в губернаторских отчетах и обзорах с 1842 г.), а в 1857—1858 гг. местное духовенство собрало по всем приходам империи сведения об этнической принадлежности населения[9]. Сведения же о православных жителях имеются с 1737 г.[10]

Сверх того, в 40-50е гг. XIX в. в России по личной инициативе академика П.И. Кеппена был организован учет всего нерусского населения империи. Для этого местная администрация использовала имеющиеся в ее распоряжении данные ревизии (VII — IX за 1815—1850 гг.) церковной статистики и местных обследований для получения по мелким административным единицам (нередко по населенным пунктам) сведений об этническом составе жителей.

В архиве Русского географического общества сохранились в фонде П.И Кеппена за 40е гг. XIX в. и приуроченные в основном к VIII ревизии (1834 г.) данные об этническом составе населения всего Приволжского округа[11]. Они собирались для этнографической карты Европейской России.

В результате этой огромной работы (такая же деятельность тогда осуществлялась К. Чернигом в Австрийской монархии и Р. Бэком в Германии) в 1851 г. П.И. Кеппином была составлена и опубликована впервые в истории России «Этнографическая карта Европейской России». Если ранее о местах расселения в России населяющих ее народов приходилось судить только приблизительно по раскинутых на картах надписям, то на этой карте были конкретно выделены разным цветом даже самые мелкие ареалы распространения каждой народности.

В 1875 г. А.Ф. Риттихом были опубликованы (по состоянию на 1867 г.) подробные поуездные данные об этническом составе жителей Европейской России и «Этнографическая карта Европейской России». Здесь, впервые в истории нашей страны, были представлены подробные поуездные данные о всех этносах России.

В 1897 г. в России была проведена всеобщая демографическая перепись населения (28 января). Переписные листы заполнялись специально подготовленными счетчиками. Они содержали 14 вопросов, среди которых фигурировали вероисповедание и родной язык. Отсутствовал главный этнический определитель — национальность. Но он не использовался тогда ни в одном из государств Европы. Тем не менее перепись 1897 г. являлась для всего XIX в. самым полным и точным источником в России для определения численности и конфессионального, а в результате также и национального состава населения. Показатели родного языка в сочетании с данными о вероисповедании и, в ряде случаев сословной принадлежности — позволит определить и этнический состав. Результаты переписи 1897 г. были опубликованы в 1903 — 1905 гг. как в виде общеимперского свода [12], так и отдельных выпусков по всем губерниям и областям страны, кроме Финляндии (всего 119 выпусков)[13]. Здесь приводятся поуездные данные о численности и составе (включая и этнический) населения империи, о числе неместных уроженцев по губерниям их рождения, что позволяет учесть миграционные процессы в пореформенной России.

В начале XX в., осознавая несовершенство текущего и церковного учета населения, ученые статистики (П.П. Семенов-Тяшанский, А.А. Кауфман и др.) подняли вопрос о проведении в России II Всероссийской переписи населения. Усилившееся в этот период миграционное движение привело к существенным сдвигам в размещении народонаселения страны. В 1897 — 1915 гг. во внутреннем миграционном процессе приняло участие более 5 млн. чел., причем в нем участвовало и население будущего Приволжского округа (отток жителей в Сибирь и Казахстан). В то же время исчисления населения России, публикуемые с 1904 по 1916 гг. принимали во внимания переселения лишь с 1909 г. и то в неполном объеме[14].

В 1913 г. началась подготовка к новой демографической переписи, которую предполагалось провести в декабре 1915 г., однако начавшаяся война сделала невозможным осуществить этот план.

Лишь в 1917 г. в стране (на неохваченной войной территории, включая и земли будущего Приволжского округа) была проведена последняя в истории дореволюционной России сельскохозяйственная, поземельная и городская перепись населения. Ее результаты были опубликованы по уездам в 1923 г.[15] К сожалению, в ходе проведения этой переписи не учитывался этнический состав населения. Однако местная администрация, а также губернские статистические комитеты в ходе производства локальных исчислений осуществляли такой учет. Так, в обзоре Нижегородской губернии за 1913 г. (Нижний Новгород 1915 г., с 30-31) опубликованы данные о поуездном размещении народов губернии к 1. 1. 1914 г. Также данные имеются в аналогичном обзоре Казанской губернии за 1913 г. (Казане, 1915, табл. 4).

Особенно много таких данных отложилось в фонде Синода. Здесь обнаружены поуездные данные об этническом и конфессиональном составе населения, Казанской губернии за 1914-1915 гг., Симбирской — за 1915 г., Вятской — за 1916 г.>[16] Эти данные позволяют примерно определить этнический состав населения региона в 1915-1917 гг.

С 1920 по 1989 гг. в Советской России было проведено восемь (в 1920, 1926, 1937, 1939, 1959, 1970, 1979 и 1989 гг.) демографических переписей населения, которые зарегистрировали национальную принадлежность, язык, а в 1937 г. и конфессию жителей[17]. Переписи 1920 и 1926 г. опубликованы по уездам, а отчасти и более мелким административным единицам (волостям, районам). По переписи 1939 г. в архиве Госкомстата РФ обнаружены по областям и автономным республикам данные о населении в границах 80х гг. ХХ в. Здесь отсутствует Немцев Поволжья АССР, а ее население распределено по Самарской и Саратовской областям. По переписи 1939 — 1989 гг. опубликованы только данные по области и автономным образованиям. Однако в архиве Института этнологии РАН сохранились собранные в архиве Госкомстата РФ сведения о население региона по отдельным областям (Татарстану, Чувашии, Мордовии, Марийской республике, Башкирии). Наконец, за 1999 г. опубликованы подсчеты Госкомстата РФ о населении России (на начало 1999 г.), так как предполагаемая научно-организованная демографическая перепись в стране в этот срок так и не была произведена.

Несмотря на исключительно широкий круг источников, особенно за ХХ в., в историографии (как об этом было сказано выше) отсутствуют обобщенные исследования, где бы за продолжительный отрезок времени в сопоставимых границах (на современный или любой другой период) был проанализирован процесс формирования территории народов Приволжского региона, изменения в их численности, воспроизводство, миграционные процессы и т.д. В самом деле, мы до сих пор не знаем, насколько обоснованными с точки зрения этнического состава жителей являются границы существующих ныне политических образований, каким было население их в XVIII в. и даже в ХIХ вв.

Именно такую задачу поставили мы в настоящем исследовании. Используя широкий круг статистических источников, по крайней мере, с начала XVIII в. и до конца 80-х гг. ХХ в., мы воссоздаем сложный процесс движения населения в примерных политических границах наших дней. Это не всегда и не везде оказалось возможным, так как сохранившиеся источники нередко содержат данные о рождаемости, смертности, миграционных процессах только в границах губерний тех далеких лет. Однако в целом такую задачу удалось разрешить. Для получения совершенно сопоставимых показателей необходимо провести большую работу по отдельно взятым населенным пунктам. Такие данные сохранились в наших архивах. И мы надеемся, что настоящая работа станет отправным пунктом для ее выполнения в обозримом будущем. Актуальность этой проблемы очевидна. Она дает ответ на вопрос — как росло в течение почти 300 лет население на территории политических образований, возникших в Приволжском округе, как изменялся их этнический состав и т.д.

Наше исследование состоит из введения, трех глав, заключения и приложений (серии таблиц о численности и движении населения региона).

В первой главе, состоящей из трех параграфов, анализируется движение населения региона в дореформенный феодальный период. В первом параграфе рассматривается период до 1719 г., то есть проведения в России первой ревизии. Здесь коротко рассмотрен период создания в Поволжье самостоятельного Казанского ханства и его захват Россией в 1652 г., а также годы вхождения этих земель в состав России до 1719 г., предпринимается попытка определить численность и состав жителей региона по подворной переписи 1678 г.

Во втором параграфе рассматривается движения населения региона в XVIII в. — 50-х гг. XIX в. Отдельно берется XVIII в. (I—V ревизии за 1719—1795 гг.) и первая половина XIX в. (V—X ревизия за 1795—1858 гг.). Поскольку ревизии и другие виды учета населения тех лет позволяют рассматривать движение населения региона по сравнительно полным и надежным источникам, в параграфе рассматриваются воспроизводство жителей региона, миграционные процессы, сословно-классовый и национальный состав.

Во второй главе анализируется демографическая история региона в период капитализма (по источникам с 1858 по 1920 гг.). Сравнительно полные и точные источники позволяют рассматривать движение населения на высоком научном уровне (особенно данные переписи 1897-1920 гг.)

Здесь выделяются два периода: 1858—1857 гг. (между Х ревизией и первой демографической переписью 1897 г.) и 1897—1920 гг. (годы, предшествующие октябрьскому перевороту и охватившие начальную стадию этого периода).

Наконец, в третьей главе рассматривается процесс движения населения региона по результатам переписи 1920—1989 гг. и отчасти за 90-е годы по данным исчисления 1999г.

В Заключении выделяются общие тенденции демографического и этнодемографического процесса за весь анализируемый период и приводятся предположительные этапы хода этого процесса в ближайшем будущем.

В Приложениях содержится серия таблиц о численности и составе населения региона в XVIII — XX вв. (по 1920 г. — по уздам, а за 1959 г. — по районам), воспроизводства жителей, миграциях и т.д.

Дальше...


Примечания

[1] В состав Приволжского федерального округа относятся территории бывшего Казанского ханства и Нижегородского княжества с небольшими примыкающими землями. По административно-территориальному делению XIX в. это были Среднее Поволжье (Казанская, Пензенская и Симбирская губернии), Нижнее Поволжье (Саратовская и Самарская губернии), большая часть Северного Приуралья (Вятской и Пермской губернии), Южного Приуралья (Башкирия и Оренбургская губерния), а также Нижегородская губерния Центрально-Промышленного региона.

В настоящее время здесь расположены Татарстан, Чувашия, Марийская республика, Мордовия, Башкирия, а также области Нижегородская, Пензенская, Кировская, Пермская (с Коми-Пермяцким округом), Удмуртия, Оренбургская, Саратовская и Самарская.

Мы постарались по первичным источникам уже с рубежа XVIII в. рассматривать рост населения региона в ее временных политических границах. Однако в ряде случаев используемые источники не позволили осуществить эту работу, так как многие данные (о миграциях, воспроизводстве населения, его социально-классовом составе) приводятся только по крупным административным единицам (губерниям). Поэтому отчасти наша работа выполнена по губерниям и регионам в границах XIX в.

[2] Фирсов Н.А. Инородчики населения прошлого Казанского царства в новой России до 1762 г. и до колонизации Закамских земель. Казань 1869 г.; Кеппен П.И. Об этнографической карте Европейской России, СПб, 1852 г.; его же Этнографическая карта Европейской России. СПб, 1851 г.; его же Хронологический указатель материалов для истории инородцев в Европейской России. СПб, 1861 г.; Риттих А.Ф. Племенной состав контингентов русской армии и мужского населения Европейской России. СПб, 1875 г.; его же Этнографическая карта Европейской России. СПб, 1875 г.; его же Материалы для этнографии России. Казанская губерния ч-1, Казань, 1870.

[3] Водарский Я.Е. Население России в конце XVII — начале XVIII в. (численность, сословно-классовый состав, размещение). М., 1977; Кабузан. Народы России в XVIII в. Численность и этнический состав. М., 1992; его же Народы России в первой половине XIX в. Численность и этнический состав. М., 1992 г.; его же Русские в Мире. Динамика численности и расселения (1719-1989 г.). Формирование этнических и политических границ русского народа. СПб, 1996; его же Эмиграция и реэмиграция в России в XVIII — начале XX в. М., 1998; Мокшин Н.Ф. Этническая история Мордвы XIX-XX в. Саранск, 1977.

[4] Кабузан В.М. Народы России в XVIII в., с. 9-10

[5] Водарский Я.Е. Население России в конце XVII — начале XVIII в., с 18-58.

[6] В 60-80е гг. губернские статистические комитеты провели научно-организованные переписи в ряде губерний страны, которые сохранились в их отчетах: в Уфимской — в 1866 г., Казанской — в 1874 г., Вятской — в 1883 г. и т.д. (см. РГИА, ф. 1290, оп. 2, д. 141, л. 48; д. 247, л. 81).

[7] Характеристика этих источников по 1917 г. содержится в следующих работах: Кабузан В. М. Народонаселение России в XVIII — первой половине XIX в. М., 1971; он же Крепостное крестьянство России в XVIII — 50x годах XIX в. — История СССР. №.3, 1982; его же Государственное крестьянство России в XVIII — 50x гг. XIX в. — История СССР, №1, 1988. анализ источников за советский период …….; Кабузан В.М. Русские в Мире…

[8] РГАДА, ф. 248, оп. 14, д. 803, 805.

[9] Архив Российской Академии наук, Санкт-Петербургское отделение, ф. 30, оп. 2, д. 1-84.

[10] Миронов Б.Н. Русский город в 1740 — 1760 гг.: демографическое, социальное и экономическое развитие. Л, 1990, с. 259-260.

[11] Государственный архив русского географического общества в г. С.-Петербурге, ф. 2, оп. 1, д. 4 (Башкирия), 34 (Мещеряки), 5 (Бессермяне), 13 (Вотяки), 39 (Мордва), 41 (Немцы), 51,59 (Татары), 165 (Вотяки), 166 (Казанская губерния), 187 (Самарская губерния), 189 (Саратовская губерния), 190 (Симбирская губерния), 215 (Этнография).

[12] Первая всеобщая перепись населения Российской губернии 1897 г. Т 1-11, СПб, 1905 г.

[13] Первая всеобщая перепись населения Российской губернии 1897 г. Общий свод по империи… Т 1-89 (выпуск 1-119), СПб, 1899-1905 гг.

[14] Статистический ежегодник России. Год 1-13, СПб (Пг), 1905-1918 гг.

[15] Поуездные итоги Всероссийской сельскохозяйственной и поземельной переписям 1917 г. по 37 губерниям и областям. М., 1923; Население городов в Европейской части РСФСР по переписи 1897, 1917, 1920 и 1923 гг. — Бюллетень ЦСУ СССР, №77, с. 11; Таблицы статистических сведений по Саратовской губернии по данным Всероссийской сельскохозяйственной и городской переписи 1917 г. Саратов, 1919.

[16] РГИА, ф. 796, оп. 442, д. 2641, 2704, 2707, 2729, 2762, оп. 440, д. 1253.

[17] 1920 г.: Статистический ежегодник. Население России по переписи 28 августа 1920 г. Табл. 2. М., 1922 г., вып. 1, с. 8 — 22; Шибаев В.П. Этнический состав населения Европейской части Союза ССР. Л., 1930 г. с. 125 — 237.
1926 г. Всесоюзная перепись населения 1926 г. Т. 1 — 17. М., 1928 г.; Шибаев В.П. Указ. соч., с. 250 — 283.
1937 г. Всесоюзная перепись населения 1937 г. Краткие итоги, М., 1991 г. (сравнение итогов переписи 1937 и 1926 гг.).
1939 г. Всесоюзная перепись населения 1939 г. Основные итоги. М., 1992 г.; Архив Госкомстата России, ф. Перепись 1939 г. оп. 1, д. 41, л. л. 1 — 363.
1959 г. Итоги Всесоюзной переписи населения 1959 года. М., 1962 — 1963. Российская ССР. М., 1962 г.
1970 г. Итоги переписи населения 1970 г. Т. IV, кн. 1 — 3. Распределение населения. Национальный состав населения СССР, союзных и автономных республик, краев, областей и национальных округов. М. 1973 г.
1979 г. Итоги Всесоюзной переписи населения 1979 г. Т. IV, кн. 1 — 3. Распределение населения СССР и союзных республик. Национальный состав населения, М., 1983 г.
1989 г. Национальный состав населения СССР. По данным Всесоюзной переписи населения, 1989 года. М., 1991 г.
1999 г. Богоявленский Д. Этнический состав населения России в 1999 г. — Население и общество. № 41. Ноябрь 1999 г., с. 1 — 4.

© Доклад Центра стратегических исследований Приволжского федерального округа "ГОСУДАРСТВО И АНТРОПОТОК", Москва - ПФО 2002 г.


НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ