Доклад ЦСИ ПФО 2002 "Государство. Антропоток"


Предложения по улучшению системы управления процессами иммиграции и натурализации
Альманах "Государство и антропоток"
Дискуссии
Тематический архив
Авторский архив
Территориальный архив
Северо-Запад: статистика пространственного развития
Книжная полка
Итоги переписи 2002 года
Законодательство
Организации, специализирующиеся на миграционной проблематике
О проекте
Карта сайта
Контактная информация

Идентичность государства - реалии и перспективы трансформации

Арин Олег Алексеевич,
доктор исторических наук, академик Академии военных наук.

1. Что, на Ваш взгляд, определяет по преимуществу идентичность современного государства: территория, этнический состав населения, господствующая религия, политическая культура, конституционный строй? Способны ли миграционные процессы в современном мире привести к смене идентичности развитых государств?

Хотя я и не понимаю, что имеют в виду нынешние русские под английским словом "идентичность", но если иметь в виду его четвертое значение, даваемое в английских словарях, — а именно "самобытность" или особенность, то любое государство, будь оно современным или не современным, является политической организацией представителей народа или класса, призванной управлять обществом в рамках исторически сложившейся территории. Особенность каждому государству придает прежде всего форма политической власти, которая в свою очередь зависит от социального устройства общества, территории, климата, истории и прочих составляющих, включая политическую культуру, религию и т.д.

Миграционные процессы, несмотря на свою важность, не являются структурообразующим элементом смены характера власти. Государства меняют свою физиономию только в результате смены власти и главным образом под воздействием социально-экономических процессов. Например, социалистический Советский Союз превратился в капиталистическую Россию в результате смены общественного строя, т.е. изменения политической власти и доминирующей формы собственности, а не неких этнических или религиозных процессов. Безусловно, при этом свою роль сыграла и низкая политическая культура практически всех слоев населения, поскольку на начальных стадиях никто не знал, от чего уходим и к чему идем.

2. Как Вы полагаете, сменится ли в будущем национальная идентичность цивилизационной идентичностью (согласно концепции С. Хантингтона)? Можно ли ожидать появления на мировой политической сцене новых идентичностей — региональных, конфессиональных и т.д.?

Мир постоянно находится в движении и поэтому неизбежны смены власти в тех или иных государствах, а, следовательно,  и их, так называемая, идентичность. Хотя Хантингтон много писал о цивилизационных столкновениях (хотя и не в таких утрированных формах, как была воспринята его концепция), но это не главное в мировых схватках нынешнего века. Тем более, что "цивилизационной идентичности" в мире не существует. Японцы или китайцы никогда не станут американцами или европейцами и наоборот. Для информации: даже англичане не признают себя европейцами. Другими словами, несуществующая "цивилизационная идентичность" не может заменить существующие национальные самобытности. Скорее всего, следует ожидать продолжение социализации многих капиталистических стран с более жесткими формами правления как во внутренней, так и особенно во внешней политике. Чтобы убедиться в этом, достаточно взглянуть на динамику пропорций государственного бюджета относительно ВВП, например, за последние 10-15 лет.

На мировой политической сцене решающую роль, особенно во второй половине века, будет играть одна "региональная идентичность" – Китай. "Конфессиональная идентичность" имеет значение только у некоторых мусульманских государств, да и то только как внешняя форма борьбы против "ненавистного" Запада, прежде всего США. Но, обращаю внимание, не против христианства. Тем более, что значение христианства и вообще религии на Западе неуклонно уменьшается.

3. Какие черты, по Вашему мнению, определяют идентичность российского государства? Утратив какие свойства или характеристики Россия перестанет быть самой собой? В какой мере российская внутренняя и внешняя политика должна ориентироваться на традиционную идентичность государства?

Нынешнее российское государство – это классический образец государственно-финансового капитализма с российской спецификой. Специфику определяют такие факторы: неимоверная экономическая слабость государства (доля бюджета относительно ВВП колеблется между 5-7%, на Западе – в среднем около 46%), абсолютная коррумпированность власти, громадный разрыв в доходах между 10% населения наверху и 10% внизу (где-то 1 к 30, на Западе – 1 к 5 в Японии, 1 к 9–10 в США, 1 к 5–8 в Европе), невозможность проводить самостоятельную внешнюю политику в соответствии с национальными интересами России и т.д.

Россия в принципе не может перестать быть самой собой, поскольку ее территория, климат, история, культура на протяжении тысячелетия воспроизводила один и тот же абсолютной уникальный тип нации. Ни Запад, ни Восток этот тип никогда не поймет, но без этого типа, который воплощен в среднем русском, он, русский, просто не выжил бы.

Россия перестанет быть самой собой в том случае, если диктатура централизованного государства будет дрейфовать в сторону государства западного типа и если русские вани и бори захотят превратиться в джонов и гансов.

4. Изменится ли в будущем российская идентичность? Если да, то какие факторы определят ее изменение: либеральные преобразования в политике и экономике, распространение постиндустриального уклада в народном хозяйстве, интеграция с западным миром, увеличение числа выходцев из мусульманских стран и Китая в составе населения России и др.?

Ни в настоящем, ни в будущем российская самобытность (в данном случае я имею в виду не государство, а нацию), определяемая существующей территорией и климатом, измениться не может. Для этого русский народ надо переместить в другие гео-климатические зоны и подождать около 50-100 тысяч лет. Может произойти другое (что и происходит) – уменьшение населения. Сейчас оно уменьшается от 500 тысяч до 1 млн. чел в год. По различным прогнозам, население России через 25 лет сократиться почти на 50 млн. человек (Существуют и другие прогнозы, но тенденция та же). Определяет фактор такого уменьшения именно "либеральные преобразования в политике и экономике". Потому что западные либеральные модели на российской территории не работают в принципе.

Постиндустриальный уклад в н/хозяйство теоретически можно внедрить только в том случае, когда у вас есть возможность грабить страны Третьего мира. То что и делает Первый мир. Без этого условия ни о каком постиндустриальном укладе не может быть и речи. Интеграция с западным миром невозможна, хотя бы уже потому, что сам западный мир не интегрирован (кроме экономической интеграции в Западной Европе). Даже Канада не интегрирована с США  (в этом вопросе, как всегда, путаница между словом интеграция и интернационализация).

Выходцев из Китая не надо бояться. В любой стране китайские иммигранты являются наиболее производительной силой. Кроме того, в России их количество на порядки преувеличено, что мне уже приходилось доказывать с цифрами в руках. Что же касается выходцев из "мусульманских стран", то здесь ответы не однозначны: все зависит от политики самого государства. Например, в Канаде с ними нет никаких проблем. Для России проблема состоит не столько в "выходцах", а в собственных мусульманах. Но при нынешней политической системе эту проблему Москве не решить.


НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ