Доклад ЦСИ ПФО 2002 "Государство. Антропоток"


Предложения по улучшению системы управления процессами иммиграции и натурализации
Альманах "Государство и антропоток"
Дискуссии
Тематический архив
Авторский архив
Территориальный архив
Северо-Запад: статистика пространственного развития
Книжная полка
Итоги переписи 2002 года
Законодательство
Организации, специализирующиеся на миграционной проблематике
О проекте
Карта сайта
Контактная информация

Идентичность государства — реалии и перспективы трансформации

Вольнов Вячеслав Витальевич,
доцент кафедры общественных и гуманитарных наук Санкт-Петербургской консерватории.

1. Что, на Ваш взгляд, определяет по преимуществу идентичность современного государства: территория, этнический состав населения, господствующая религия, политическая культура, конституционный строй? Способны ли миграционные процессы в современном мире привести к смене идентичности развитых государств?

Идентичность любого (не только современного) государства определяется территорией. Точнее, не столько территорией, сколько гражданством (что, впрочем, почти одно и то же). И это не только факт (по преимуществу), но и норма: нормально, когда идентичность государства определяется гражданством. Если же она начинает определяться чем-либо другим, в ряде случаев возможен кризис идентичности.

Миграционные процессы способны привести не к смене идентичности государства, а к ее кризису. Подразумевается, что преобладающая нация (если таковая есть) становится чрезмерно озабоченной наплывом иммигрантов, видит в них угрозу своему преобладанию и осознает их как чужих. Но это и есть кризис: сознание гражданского единства притупляется и становится существенно слабее сознания национальной множественности.

2. Как Вы полагаете, сменится ли в будущем национальная идентичность цивилизационной идентичностью (согласно концепции С. Хантингтона)? Можно ли ожидать появления на мировой политической сцене новых идентичностей — региональных, конфессиональных и т.д.?

Вопрос подразумевает, что идентичность всегда одна и если приходит цивилизационная, то национальная должна уйти. Но это не так: один и тот же человек может иметь много идентичностей, и главное, чтобы они были правильно упорядочены. А именно: более широкая должна не отрицать, а снимать более узкую (по закону диалектического снятия). Применительно к данному вопросу это означает, что национальная идентичность вовсе не обязательно исчезнет с возникновением цивилизационной. Она вполне может сохраниться (как долго – не знаю, я не футуролог), но при этом должна «знать свое место» и не подавлять цивилизационную в межцивилизационных отношениях. И наоборот, в отношениях между нациями, принадлежащими к одной и той же цивилизации, «знать свое место» должна уже цивилизационная идентичность.

Вместе с тем грядущую цивилизационную идентичность не следует мыслить так, как мыслил ее Хантингтон. Хантингтон мыслил ее на основе единства культуры, однако культура – самый неподходящий признак для разделения человечества на цивилизации. Культурная карта мира не имеет четких границ, включает одних и тех же людей в разные цивилизации (если у них множественные культурные предпочтения) и потому не может служить основой политической карты мира. Другое дело – единство исторической судьбы. На мой взгляд, объединение наций в цивилизации будет идти именно на этой основе.

Нельзя исключать появления на мировой политической сцене каких-либо иных идентичностей (помимо национальной и цивилизационной), но это будет скорее отклонением от нормы. Ибо развитие человеческих общностей идет по линии «семья – род – племя – нация – цивилизация», тогда как любая другая общность в этот ряд не вписывается.

3. Какие черты, по Вашему мнению, определяют идентичность российского государства? Утратив какие свойства или характеристики Россия перестанет быть самой собой? В какой мере российская внутренняя и внешняя политика должна ориентироваться на традиционную идентичность государства?

Поскольку Россия не только государство, но и цивилизация, ее идентичность определяется гражданством и неповторимой исторической судьбой. Поэтому быть самой собой Россия перестанет либо, утратив политическое единство, либо лишившись исторического своеобразия. Что касается второго, то я почти уверен в том, что России это не грозит. Даже если она очень захочет пойти по пути Запада или Востока, ничего не получится – все равно она пойдет своим путем. Другое дело, что России мало идти своим путем – ей (для хорошего самочувствия) нужно непременно идти «впереди планеты всей». Вопрос, следовательно, в том, какой из путей может оказаться таковым при нынешнем положении дел. На мой взгляд, таким путем является путь справедливости – но только понятой не как противоположность свободе, а как ее необходимое дополнение. В пользу справедливости можно приводить самые разные доводы и в частности – семидесятилетнее господство коммунистической идеологии. В таком господстве чаще видят один сплошной недостаток, но можно увидеть и преимущество.

Не очень понятно, что считать «традиционной идентичностью» России. Отождествленность с самодержавием? Православием? Коммунизмом? Или все же со справедливостью, исканием правды? Если последнее, то политика России должна ориентироваться на нее в полной мере. Но опять же – лишь переосмыслив справедливость и свободу так, чтобы они не исключали, а дополняли друг друга.

4. Изменится ли в будущем российская идентичность? Если да, то какие факторы определят ее изменение: либеральные преобразования в политике и экономике, распространение постиндустриального уклада в народном хозяйстве, интеграция с западным миром, увеличение числа выходцев из мусульманских стран и Китая в составе населения России и др.?

Вся идентичность России как цивилизации пока в прошлом. Свою будущую идентичность она пока нащупывает и, будем надеяться, нащупает в самое ближайшее время. Но помогут ей в этом не либеральные преобразования и прочее из перечисленного, а тоталитарное движение новейшего времени, условно называемое «международным терроризмом». Рано или поздно Россия будет вынуждена понять, что борьба с терроризмом средствами спецслужб – дело безнадежное, и возглавит движение наций по пути к справедливости – к Совету Цивилизаций.


НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ