Доклад ЦСИ ПФО 2002 "Государство. Антропоток"


Предложения по улучшению системы управления процессами иммиграции и натурализации
Альманах "Государство и антропоток"
Дискуссии
Тематический архив
Авторский архив
Территориальный архив
Северо-Запад: статистика пространственного развития
Книжная полка
Итоги переписи 2002 года
Законодательство
Организации, специализирующиеся на миграционной проблематике
О проекте
Карта сайта
Контактная информация

Перепись населения и меняющиеся идентичности

Валерий Тишков

Вопросы о национальности и об языке занимают важное место в переписи 2002 г. и имеют большое общественно-политическое значение. На этническую идентификацию оказывают влияние политика и наука, а также законодательство и некоторые государственные процедуры. Примерное число возможных самоидентификаций составляет 400-500 названий, что совсем не означает наличие такого же числа отличительных этнических общностей, а также не означает наличие их строгих иерархий по неким "объективным" характеристикам (этносы, субэтносы, суперэтносы, и прочее). В принципе в переписи будут зафиксированы все возможные самоназвания, и этим можно было бы ограничиться. Однако в нашей стране этнической принадлежности придается особое значение, в том числе и на политико-государственном уровне. Этническое многообразие в виде формулы "многонационального народа" зафиксировано в Конституции, отражается в административно-государственном устройстве и во многих законодательных актах федерального и регионального уровня. Отсюда необходимость осуществить статистическую разработку материалов переписи по этническому составу населения и здесь без "встречного списка" обойтись сложно. Такая процедура используется и в других странах, причем часто в более жесткой форме, т.е. в вопроснике указываются группы, по которым должны "расписать" себя опрашиваемые.

Список национальностей всегда составлялся в советских переписях, и этот список уточнялся по итогам переписи, чаще всего по линии его сокращения. На наш взгляд, данный список не требует официального утверждения, ибо носит подвижный характер, и каждая из переписей всегда давала отличительный список. Особенно это касается переписи 2002 года в Российской Федерации, где после 1989 г. произошли серьезные изменения в этническом составе населения по причине смены идентификаций и миграционных процессов. Более того, предлагается сохранить возможность за Госкомстатом и РАН совместно решить вопросы определения основного списка, в том числе за счет перевода в категорию "другие национальности" представителей тех национальностей, число которых по итогам опроса окажется крайне незначительным по сравнению с основными массивами проживания в других странах. Список может быть сокращен после проведения опроса также за счет упразднения некоторых автохтонных групп и подгрупп, число которых также окажется крайне малым. Например, алюторцы, включенные в список коренных малочисленных народов благодаря лоббированию одного из депутатов Государственной думы, вполне могут числиться среди коряков, как это было в предыдущих переписях. Если окажется, что называющих себя сету в России всего несколько десятков, тогда возможно нет смысла выделять их из группы эстонцев. Тоже самое относится к черкесогаям (группа среди армян) и к югам (группа среди кетов).

В России сейчас очень мало румын, русин, венгров, дунган, шугнанцев, но они пока включены в основной список, ибо не известно сколько среди работающих в России мигрантов - выходцев из Украины (именно из западных областей), Молдовы и стран Средней Азии могут отнести себя к этим группам. Если это несколько тысяч, тогда несправедливо исключать их из списка, но если их несколько сот, тогда возможен перевод этих данных в категорию "другие национальности", по которым также будут известны основные данные переписи, но не будет нужды разрабатывать дорогостоящие отдельные таблицы по каждой из групп и по всем субъектам федерации, как это делается для основного списка. К сожалению, технология компьютерной обработки данных не позволяет осуществить обратную операцию, т.е. перемещение представителей тои или иной национальности из категории "другие" в основной список, но список составлен достаточно полный, чтобы могли появиться многочисленные группы, которые придется обрабатывать в ручную.

Перечень национальностей построен на обновленных методологических принципах, учитывающих особенности современных этнических процессов, новые потребности управления в сфере этнокультурной политики и образования, демократизацию общественно-политической жизни, необходимость устранение недостатков прежних переписей населения и устаревших подходов, на которых они основывались. Основной целью вводимых изменений было обеспечение права граждан на самостоятельный выбор этнической и языковой идентификации и минимизация помех - идеологического, политического и бюрократического характера в реализации этого права. Существенное отличие между перечнями национальностей в переписях 1989 и 2002 годов - число выделенных этнических категорий учета. Как известно, в переписи 1989 года было выделено 128 национальностей, теперь же предлагается выделить около 150. Чем вызвано такое значительное увеличение числа национальностей, которые намечается учесть в переписи 2002 года? Оно обусловлено, прежде всего тем, что в советских переписях, начиная с переписи 1937 года, по указанию властей, пропагандировавших консолидационные процессы в СССР, было резко снижено число признаваемых официально народов (такие же тенденции характерны и для других близких СССР идеологически государств, и прежде для многонациональных Китая и Вьетнама: в обеих странах число "официальных" национальностей в несколько раз ниже реально существующих там народов). Эта практика весьма охотно осуществлялась местными партийными элитами некоторых республик, которые с готовностью увеличивали численность господствующей в республике национальности за счет небольших якобы консолидировавшихся с ними этнических общностей.

Естественно, что такое присоединение многих малочисленных народов к более крупным по численности национальностям оказывало воздействие на реальное положение дел по части "этнической консолидации", но в действительности малые этнические сообщества или более мелкие этнические идентификации продолжали существовать. Исходя из ассимиляционистких установок, в состав более крупных этнических сообществ были включены следующие народы: к аварцам были присоединены андийцы, ботлихцы, годоберинцы, каратинцы, ахвахцы, багулалы, чамалалы, тиндалы, цезы, гинухцы, хваршины, бежтинцы, гунзибцы (их обычно называют андо-цезскими народами), а также арчинцы, к даргинцам - кайтагцы и кубачинцы, к адыгейцам - шапсуги, к азербайджанцам - будугцы, крызы и хиналугцы, к грузинам - мегрелы, лазы, сваны и бацбийцы, к армянам - хемшилы, к курдам - йезиды, к русским - водь и камчадалы, к - татарам - кряшены, сибирские татары и нагайбаки, к удмуртам - бесермяне, к алтайцам - теленгиты, телеуты, тубалары, кумандинцы и челканцы, к бурятам - сойоты, к удэгейцам - тазы, к корякам - алюторцы и кереки, к таджикам - шугнанцы, рушанцы, бартангцы, ишкашимцы, ваханцы, язгулёмцы и ягнобцы. Называвшие себя чулымцы, частично включались в советских переписях в состав татар, а частично - в состав хакасов.

Почти все указанные категории учета по этническому принципу были выделены в переписи 1926 года, и лишь волевые решения властей прекратили их формальное существование. Характерно, что часть представителей этих народов, несмотря на давление со стороны государственных органов, выразившееся, в частности, в запрещении выдавать их представителям паспорта с указанием истинной национальности, до сих пор осознают себя самостоятельными, а в последнее время обращаются в органы государственной власти, а также к научному сообществу с просьбой восстановить их самостоятельный этнический статус. Они создают свои национально-культурные объединения и стремятся сохранить свои культурные традиции. Так, например, существует Союз автономий кряшен, который довольно активно действует и имеет поддержку среди представителей данной группы.

В соответствии с принципом учета национального (этнического) состава населения, а не его гражданского подданства, из перечня были исключены такие категории учета, существовавшие в переписи 1989 г., как американцы, арабы, индийцы, итальянцы, испанцы, кубинцы, и французы. Каждая из этих категорий, отсылает к наименованию граждан соответствующих стран, характеризующихся, в свою очередь, сложным этническим составом. Например, перепись 2000 г. в США зафиксировала около 120 групп различного расового и этнического происхождения. В Испании, как известно, проживают галисийцы, каталонцы, баски, цыгане и др.; в Италии - сардинцы, фриулы, ладины, немцы и словенцы и др.; во Франции - корсиканцы, бретонцы, валлоны, эльзасцы, значительное число морокканских и алжирских арабов и т. п. Что касается прежде использовавшейся категории афганцы, также обозначавшей гражданство, а не этническую принадлежность, то она была исключена из списка, однако из-за значительной численности выходцев из этой страны на территории России в перечень национальностей перечислены основные этнические группы этой страны - пуштуны, узбеки и таджики.

Кроме того, из перечня была исключена сборная категория арабы, поскольку она охватывала множество народов, проживающих в основном на территориях арабских стран (арабы Египта, Алжира, Саудовской Аравии, Сирии, Иордании и т.д.). Помимо этого, из списка были исключены дополнительно несколько категорий учета, относящихся преимущественно к иностранным гражданам, поскольку в межпереписной период 1989-2002 гг. их численность на территории России значительно сократилась. К таким категориям относятся австрийцы, албанцы, амхара, англичане, белуджи, бенгальцы, голландцы, сербы, пенджабцы, португальцы, словаки, сомали, хорваты, черногорцы, чехи, шведы и японцы. Признано целесообразным отнести эти немногочисленные группы к категории "Другие национальности", а не делать из них "основные народы России". Как известно, именно так трактуются итоговые данные переписей, и те самые 128 народов России по переписи 1989 г. или 176 народов по промежуточной переписи 1994 года на самом деле включали не менее 30 категорий выше названных малочисленных групп.

Существенным отличием нового перечня национальностей от всех предыдущих является то, что он предполагает получение полноценного статистического материала не только по национальностям, но также и по входящим в состав некоторых национальностей групп, отличающихся от основного этнического массива своим языком, культурой и религией и имеющих самостоятельное самосознание, но в тоже время осознающих свою принадлежность к "основной" этнической общности. То есть впервые начинает вводиться принцип отражения множественного самосознания. В перечне выделены около 20 подобных категорий учета: немцы-меннониты, греки-урумы, финны-ингерманландцы, сету, мордва-мокша и мордва-эрзя, лугово-восточные марийцы и горные марийцы, осетины-иронцы и осетины-дигорцы, черкесогаи (подгруппа армян с адыгейским языком); аджарцы, ингилойцы, сваны, лазы и мегрелы (как подгруппы грузин), астраханские татары и мишари (как подгруппы татар), тувинцы-тоджинцы и некоторые другие. Все эти группы весьма специфичны и осознают свое отличие от "основных" народов. Так, например, осетины-иронцы и осетины-дигорцы, являясь одним народом, различаются по своей религии: иронцы - в своем большинстве православные христиане, а дигорцы - мусульмане.

Введение сложных категорий более точно отражает этническую мозаику населения России. Я уверен, что в скором будущем мы придем к признанию принципа множественной этнической принадлежности и в таких распространенных случаях, как русский-армянин, русский еврей, эвенк-якут и многие другие сочетания, когда отдельный индивид (особенно из этнически смешанных семей) в равной мере владеет языком и культурой отца и матери и имеет сложное самосознание.


Тишков Валерий Александрович, директор Института этнологии и антропологии РАН.

Материал опубликован в Электронной версии бюллетеня Население и общество Демоскоп Weekly  по адресу http://www.demoscope.ru/weekly/knigi/konfer/konfer_02.html


НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ