Доклад ЦСИ ПФО 2002 "Государство. Антропоток"


Предложения по улучшению системы управления процессами иммиграции и натурализации
Альманах "Государство и антропоток"
Дискуссии
Тематический архив
Авторский архив
Территориальный архив
Северо-Запад: статистика пространственного развития
Книжная полка
Итоги переписи 2002 года
Законодательство
Организации, специализирующиеся на миграционной проблематике
О проекте
Карта сайта
Контактная информация

Антропоток: проблематизация понятия.
Материалы экспертного опроса (II)

Филиппова Елена,
кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Института этнологии и антропологии РАН, исполнительный директор Сети этнологического мониторинга.

1. Как Вы полагаете, оправдано ли введение термина "антропоток" для обозначения совокупности процессов (миграция, падение или увеличение рождаемости и т. д.), ведущих к фундаментальным изменениям качественных и количественных характеристик населения той или иной страны? Какие виды управленческой деятельности, на Ваш взгляд, может использовать государство для контроля над антропотоками?

Не вижу никакой необходимости во введении нового термина для обозначения процессов, которые давно имеют общепринятое (как в России, так и в мире) обозначение: "демографические процессы". Этот термин, а также дефиниции частных проявлений демографических процессов — естественное и механическое движение населения, рождаемость, смертность, сальдо миграции, интенсивность и эффективность миграции и др. — хорошо понятны специалистам, что позволяет свободно оперировать ими без дополнительных разъяснений их смысла. Предлагаемый вами термин может лишь внести ненужную путаницу и осложнить как взаимопонимание ученых, так и особенно использование научной экспертизы в управленческой практике. Нечеткость и расплывчатость предлагаемой дефиниции никак не может способствовать глубине и ясности анализа. Это очевидно уже при попытке ответить на второй вопрос данного пункта: управленческие решения должны быть различными для воздействия на те или иные формы демографических процессов.

2. В какой мере правильно организуемая и осуществляемая миграционная политика может представлять ресурс для развития государства?

В очень большой мере, при условии ясного целеполагания и последовательности действий.

3. Каково, по Вашему мнению, должно быть оптимальное направление российской миграционной политики? К какому варианту она должна тяготеть — либеральному (ориентированному на поощрение миграции), консервативному (ориентированному на сдерживание миграции), стабилизационному (направленному на поддержание миграционного притока на определенном уровне)?

Безусловно, Россия должна быть принимающей страной — это диктуется, прежде всего, характером естественного воспроизводства населения, геополитическим положением страны и наличием больших слабозаселенных территорий, в том числе вблизи государственной границы. Ожидаемое уже к 2006 году начало сокращения численности трудовых ресурсов ставит привлечение иммигрантов в ряд важнейших государственных задач. Однако термин "либеральный" должен означать не только ориентацию на поощрение миграции, но и обеспечение реальной свободы перемещения населения, в том числе внутри страны (в соответствии с действующим законом о праве на свободу передвижения и выбора места жительства), в частности — решительное пресечение антиконституционной практики увязки возможности трудоустройства и пользования социальной инфраструктурой с наличием регистрации по месту жительства. Необходима и либерализация всего миграционного законодательства, что является важнейшей предпосылкой сокращения объемов нелегальной миграции.

4. Как Вы относитесь к перспективе формирования вокруг российского государства особого геокультурного мира по типу британского Содружества наций? Как России следует выстраивать взаимоотношения со странами и народами, входящими в этот мир?

В принципе для существования такого мира есть определенные предпосылки, а именно опыт существования в рамках единого государства с общей образовательной системой, культурными взаимовлияниями; широкое распространение русского языка; наличие развитых сетей родственных и дружеских связей, профессиональных контактов и пр. Однако с каждым годом влияние этих факторов будет снижаться, если взаимоотношения между странами и межличностные контакты граждан этих стран не получат нового импульса. Между тем, опыт российской внешней политики в отношении так называемого "нового зарубежья" не может быть признан оптимальным. Особенно негативно действует на сохранение общего пространства как раз миграционная политика с ее навязчивой идеей признавать "соотечественниками" только русских (русскоязычных, славян, "этнических россиян" и так далее вопреки всякой логике) вместо того чтобы признать таковыми всех бывших граждан СССР, по меньшей мере тех, кто осознает свою связь с Россией.


НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ