Доклад ЦСИ ПФО 2002 "Государство. Антропоток"


Предложения по улучшению системы управления процессами иммиграции и натурализации
Альманах "Государство и антропоток"
Дискуссии
Тематический архив
Авторский архив
Территориальный архив
Северо-Запад: статистика пространственного развития
Книжная полка
Итоги переписи 2002 года
Законодательство
Организации, специализирующиеся на миграционной проблематике
О проекте
Карта сайта
Контактная информация

Антропоток: проблематизация понятия.
Материалы экспертного опроса (II)

Ковальский Алексей Алексеевич,
федеральный инспектор по Оренбургской области.

1. Как Вы полагаете, оправданно ли введение термина «антропоток» для обозначения совокупности процессов (миграция, падение или увеличение рождаемости и т.д.), ведущих к фундаментальным изменениям качественных и количественных характеристик той или иной страны? Какие виды управленческой деятельности, на Ваш взгляд, может использовать государство для контроля над антропотоками?

Считаю, что введение термина «антропоток» абсолютно оправдано и своевременно. Особенно с точки зрения практики государственного управления в РФ. Многие разрывы и затруднения, с которыми сталкивается наше государство в своем развитии(отрицательная демографическая динамика-рост экономики, внутренняя миграция от периферии к центру — необходимость укрепления границ в том числе и вновь образовавшихся и т.д.) обусловлены процессами и сдвигами происходящими с населением как таковым. При этом решения таких проблем находятся на межведомственных стыках. Сформировавшиеся традиции отраслевого подхода к государственному управлению обусловили появление профессиональных терминологий. При попытке обсудить ту или иную проблему в межведомственном режиме мы, как правило, сталкиваемся с «понятийной катастрофой». Поэтому на наш взгляд внедрение в управленческую практику межведомственных терминов, каковым по своей природе является термин «антропоток», позволит в конечном счете повысить эффективность государственного управления.

Среди механизмов контроля над антропотоками можно было бы выделить прямое материальное стимулирование, преференции, законодательные ограничения, пространственное планирование, информационное воздействие. Стоит заметить, однако, что все это оправдано лишь при наличии сформулированных стратегий.

2. В какой мере правильно организуемая и осуществляемая миграционная политика может представлять ресурс для развития государства?

Как и всякий управляемый процесс, организованная миграция, несомненно, является ресурсом, используя который можно не только насытить рынок труда (что важно для повышения конкурентоспособности экономики в условиях роста) но и где-то уравновесить этнический или конфессиональный дисбаланс, способствовать решению государственных задач (на наш взгляд осмысленная миграционная политика могла бы помочь в решении проблем необустроенной Российско-Казахстанской границы). Однако стоит заметить, что пользоваться этим ресурсом нужно весьма взвешенно и умело.

3. Каково, по Вашему мнению, должно быть оптимальное направление российской миграционной политики? К какому варианту она должна тяготеть — либеральному (ориентированному на поощрение миграции), консервативному (ориентированному на сдерживание миграции), стабилизационному (направленному на поддержание миграционного притока на определенном уровне)?

Не думаю, что все многообразие задач, которые могут быть решены за счет миграции, удастся «втиснуть» в рамки одного варианта, скорее всего здесь необходимо говорить о выстраивании стратегических приоритетов в конкретных территориях (макрорегионах). Очевидно, что задачи для центрального макрорегиона и например дальневосточного требуют различных подходов. Видимо, здесь необходимо говорить о необходимости формирования рамочной модели на общефедеральном уровне и уточняющих и конкретизирующих моментах на уровне макрорегионов и очень даже может быть, что федеральные округа здесь могут сыграть свою роль.

4. Должна ли, на Ваш взгляд, иммиграционная политика включать в качестве одной из своих задач сохранение социокультурного ядра России (российского государства как особого социокультурного организма)? Если да, то как можно охарактеризовать данное социокультурное ядро?

В условиях глобализации, когда транснациональные корпорации стремятся свести к минимуму барьерную функцию национальных государственных границ, IT размывают центры принятия решений, а бурно развивающиеся технологии рано или поздно позволят цивилизации сбросить ярмо углеводородной энергетики, борьба государств за территории, как за объекты влияния постепенно утрачивает стратегичность. На наш взгляд, те государства, которые сумеют разработать свои стратегии перейдя от логики геополитики к логике геокультуры и окажутся в будущем мировыми державами.

Тема «Русского мира», с этой точки зрения, стратегически актуальна, однако, на данном этапе ей, наверное, вредит излишняя гуманитаризация. Новые точки связности в ультраструктурах знакотканного пространства(см. последние работы Е.В. Островского) видимо нуждаются в некоем подкреплении связностями в атомотканном пространстве (инфраструктурах), по крайней мере в переходный период. И вопрос, что здесь первично, а что вторично — суть вопрос о курице и яйце.

;Находясь в этой логике несложно сделать вывод о том, что границы Нового Мира (Мира Миров) будут проходить в головах людей говорящих на нескольких языках (см. Е.В. Островский) таким образом, если мы говорим о границах Новой России в Новом Мире, то Новым Российским Пограничникам нужно не только придать соответствующую идентичность, но и сформировать из них некую антропоструктуру транслирующую эту идентичность вовне сделав их таким образом Средством Массовой Коммуникации.

Кроме того на наш взгляд в Мире Миров необходимо будет выстраивать новую логистику (в мире геополитики действует логистика материальных ресурсов), где ключевыми объектами будут несомненно информационные и антро- потоки (в отличие опять же от геополитики, для которой ключевыми являются потоки товаров и финансов).


НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ