Доклад ЦСИ ПФО 2002 "Государство. Антропоток"


Предложения по улучшению системы управления процессами иммиграции и натурализации
Альманах "Государство и антропоток"
Дискуссии
Тематический архив
Авторский архив
Территориальный архив
Северо-Запад: статистика пространственного развития
Книжная полка
Итоги переписи 2002 года
Законодательство
Организации, специализирующиеся на миграционной проблематике
О проекте
Карта сайта
Контактная информация

Антропоток: проблематизация понятия.
Материалы экспертного опроса (II)

Собянин Александр Дмитриевич,
руководитель аналитической группы "Памир-Урал" (Москва).

1. Как Вы полагаете, оправдано ли введение термина "антропоток" для обозначения совокупности процессов (миграция, падение или увеличение рождаемости и т. д.), ведущих к фундаментальным изменениям качественных и количественных характеристик населения той или иной страны? Какие виды управленческой деятельности, на Ваш взгляд, может использовать государство для контроля над антропотоками?

Оправдано, так как для вышеописанной совокупности принятых в науке терминов недостаточно, либо они неполны (опять-таки — для такой сборки смыслов). Для контроля над антропотоками государство теоретически может использовать АВП (аппарат внешней политики — МИД, МО, ФПС, спецслужбы, Минэкономразвития, ГТК и некоторые другие структуры), и некоторые внутренние структуры — МВД, например, однако вырабатывать такую политику в рамках Миннаца в нынешнем виде совершенно нереально в виду двух моментов: у Зорина В.Ю. нет никаких реальных рычагов влияния, и любые рекомендации будут разбиваться о лоббистские усилия — ведь антропотоки формируют изменения хозяйственной деятельности — великой русской Махабхараты: "новопитерские против старокремлевских, две головы российского орла воображают себя нанайскими мальчиками"; и, второе, главный управляющий субъект страны пока не актуализировал самой постановки серьезных идеократических задач (президент Путин лишь в умах политтусовки внутри Садового кольца ставит задачу выработки идеологических проектов для внешнего потребления). Итак — сначала первое лицо ставит задачу выработки такой политики, дает полномочия и ресурсы, назначает главного антропотокского маршала (того же Владимира Юрьевича, например), которого отправят на поселение в случае неудачи, а затем понятие антропоток выходит за рамки употребления в СЗФО и ПФО.

2. В какой мере правильно организуемая и осуществляемая миграционная политика может представлять ресурс для развития государства?

Вопрос неясен. Неужели кто-то может предположить, что миграция вьетнамцев, китайцев, казахов, киргизов и пуштунов в Россию не сказывается на хозяйственной деятельности, или сказывается одинаковым образом?!!

3. Каково, по Вашему мнению, должно быть оптимальное направление российской миграционной политики? К какому варианту она должна тяготеть — либеральному (ориентированному на поощрение миграции), консервативному (ориентированному на сдерживание миграции), стабилизационному (направленному на поддержание миграционного притока на определенном уровне)?

К либеральному — но только в вышеозначенном смысле. Однако сам термин "либеральный" к процессу не может быть применен из-за полного противоречия с тем, как в реальной России с реальным окружением СНГ может быть организован позитивный миграционный поток с улучшением качества приезжающего человеческого ресурса. Скорее, жестко авторитарная российская миграционная политика по привлечению качественного ресурса в выделенные президентом и правительством отрасли народного хозяйства и регионы с отрицательной демографической динамикой. Ведь из истории китайцев в странах Юго-Восточной Азии хорошо известно, что лучший противовес трудолюбивой китайской миграции — трудолюбивая вьетнамская, малазийская или корейская миграция... Жесткое регулирование процесса нужно потому, что нужны две несколько противоречащие друг другу вещи — увеличение населения России и улучшение качества трудового ресурса. И в процессе достижения этих целей никакого либерализма не может быть.

4. Как Вы относитесь к перспективе формирования вокруг российского государства особого геокультурного мира по типу британского Содружества наций? Как России следует выстраивать взаимоотношения со странами и народами, входящими в этот мир?

Позитивно. ЕврАзЭС — движение к общему государству, уход от компромиссов в сторону реализации собственно российского проекта. ШОС — антиНАТО при китайском лидерстве. СВМДА — российское лидерство по сближению Пакистана, Индии и Китая, других членов СВМДА к достижению прорывных договоренностей в зонах конфликтов. Без русского языка и русской культуры это невозможно, без культуры лояльность внешних групп будет заканчиваться на следующий день после завершения перечисления денег или вывода воинских контингентов. Другое дело, что новая общность не может быть евразийским или русским паллиативом Британского Содружества или германского проекта Евросоюза, а может быть только глубоко реформированным и с новой идеологией преемником Российской империи, СССР. Работа с антропотоками хороша тем, что будучи запущенной в социальный эксперимент, неминуемо подтолкнет первое лицо государства к пониманию, что лучший козырь для удержания в повиновении рулящих нынче администрацией президента олигархических бояр — энергичные социальные и этнические группы, которые лояльны не по взаимовыгодному договору, а по воле первого лица, группы, чье благополучие целиком держится на энергичном продвижении проекта новой (позитивной? если это слово уместно в российских реалиях) опричнины. Без создания собственной социальной и этнической базы никакой мобилизации невозможно. Без мобилизации говорить о будущем России абсурд. Нельзя всерьез говорить о будущем России, если предлагаемый русский (проект не может быть размыто "россиянским", не может не быть русским) геоцивилизационный (идеологический) проект не будет поддержан внешними, мусульманскими в первую очередь, группами как проект собственный...


НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ