Доклад ЦСИ ПФО 2002 "Государство. Антропоток"


Предложения по улучшению системы управления процессами иммиграции и натурализации
Альманах "Государство и антропоток"
Дискуссии
Тематический архив
Авторский архив
Территориальный архив
Северо-Запад: статистика пространственного развития
Книжная полка
Итоги переписи 2002 года
Законодательство
Организации, специализирующиеся на миграционной проблематике
О проекте
Карта сайта
Контактная информация

Антропоток: проблематизация понятия

Анализ результатов экспертного опроса РА

Евгения Малахова

В пятом выпуске серии "Государство и антропоток" мы завершили публикацию результатов опроса по теме "Антропоток: проблематизация понятия", участие в котором приняли более тридцати экспертов. Настоящий текст представляет собой краткий обзор экспертных оценок термина "антропоток", мнений относительно возможности контроля над антропотоками и наиболее перспективных направлениях миграционной политики как ресурса развития государства, а также возможности создания русского «геокультурного мира».

Понятие "антропоток" многими экспертами было воспринято как синоним миграции и демографических процессов, поэтому высказывались сомнения в целесообразности его введения. Было отмечено, что только в том случае, если изучаемый предмет выходит за рамки традиционных понятий, приобретая новые черты, которые еще "не имеют собственного имени", целесообразно вводить в научный обиход новый термин, однако в случае с антропотоком в том виде, в котором он был описан в заданном вопросе (совокупность процессов, ведущих к фундаментальным изменениям качественных и количественных характеристик населения той или иной страны?), незачем выдумывать новых слов и "умножать сущности сверх необходимого", ведь данные процессы называются демографическими и исследуются соответствующей наукой. Термин "антропоток" может попытаться вытеснить из научного обихода своего предшественника — термин "демографические процессы", — но в любом случае он останется лишь его синонимом.

Термин «антропоток» вызвал критику и по этимологическим причинам: по мнению одного из экспертов, термин, представляющий собой соединение двух слов из разных языков, при чем с "обрезанным" корнем одного из них, приводит лишь к понятийной путанице. Термин был также назван "труднопроизносимым" и "искусственно сконструированным". "Лично мне термин "антропоток", скорее, не нравится. На русский слух есть в нем что-то не очень человеческое" — отметил один из экспертов.

Положительные оценки термина в основном аргументировались тем, что он охватывает все типы и формы человеческих перемещений, включая не только физическое движение, но и те процессы, которые ведут к смене набора базовых идентичностей, бытовых норм жизни и изменению социокультурного ядра государства.

Учитывая "дефицитность общеупотребительных категорий, таких как "миграция", "перемещение", которые фиксируют только физическое движение на расстоянии и достаточно слабо затрагивают ценностные инновации", а также тот факт, что для описанной в вопросе "совокупности принятых в науке терминов недостаточно, либо они неполны", термин "антропоток" был назван группой экспертов удачным, "эвристичным и полезным для обсуждения всех тем, связанных с изменениями человеческих сообществ", расширяющим поле используемых вместе с ним смежных понятий и позволяющим "обозначить и раскрыть явление, не описываемое инструментами лишь одной сферы научного знания". Кроме того, было отмечено, что данный термин будет способствовать рассмотрению данных процессов в новом для "обыденного" восприятия свете: как естественных, а не "искусственно-технических".

Однако в противовес последнему замечанию было сказано, что в свете исторического опыта (принудительные переселения, миграции под влиянием войн и революций и т.д.), говорить о естественности данных процессов крайне затруднительно. И продуктивным этот термин может быть только в том случае, если он означает "применение антропологической концепции нации для полемики с политическим и этническим пониманием нации во всех формах практического воплощения в постсоветской России и СНГ".

В одном случае недостатком термина было названо и то, что многими экспертами как раз выделялось как его достоинство, – а именно его широта, смысловая наполненность: поскольку каждый из указанных в вопросе процессов "имеет свою логику, причины и последствия",  они не должны валиться в одну кучу. Также было высказано мнение о том, что данный термин слишком "безоценочен", чрезмерно "нейтрален", хотя и этот фактор рассматривался в некоторых случаях как несомненный плюс: учитывая негативный оттенок, которым сегодня окрашены такие понятия как "миграция" и "мигранты", введение нового термина способно снять этот негативный "привкус". "Если принять во внимание отсутствие политкорректного языка для такой деликатной во всех смыслах области, как человек (свой человек — чужой человек), то любые новые понятия, способные снять конфликт, создать новые позитивные возможности, следует не только поддерживать, но и всячески поощрять," — высказался один из экспертов.

В ходе опроса было обращено внимание  на то, что термин "антропоток" в процессе его дальнейшего использования способен "обрастать" новыми смыслами: "Одно дело, какое значение вы хотите приписать данному неологизму, совсем другое — какие смыслы начнут вокруг него возникать в процессе употребления, и какие значения будут ему при этом приписываться".

Отвечая на вторую часть вопроса — «Какие виды управленческой деятельности может использовать государство для контроля над антропотоками?», — многиеэксперты назвали такие традиционные для регулирования миграционных и демографических процессов средства, как преференции, избирательность в предоставлении гражданства, материальное поощрение, направленное на повышение уровня рождаемости, законодательные ограничения, информационную и идеологическую работу и т.д., — то есть поощрительные или запретительные меры для регулирования численности и состава населения страны.

Другие эксперты исходили из убеждения, что для успешного управления антропотоками государству в первую очередь необходимо определиться с целями такого управления, пока государство не выработало четкую стратегию, любая попытка управления окажется несостоятельной. При формировании стратегии необходимо учитывать комплекс культурных, исторических и социальных факторов; понять "естественно-исторические" механизмы изменений в населении, получить адекватную картину происходящего в данной сфере. На сегодняшний день, по мнению экспертов, ясной цели, а, значит, и стратегии развития в данной области у российского государства нет.

На важность определения государством своих целей и приоритетов развития эксперты указали при ответах на вопрос: «В какой мере правильно организуемая и осуществляемая миграционная политика может представлять ресурс для развития государства?», — по мнению многих из них, без четкого определения общественных потребностей, политической стратегии и концепции развития, а также экономических интересов государство не способно проводить грамотную миграционную политику, хотя она, несомненно, служит не только одним из важнейших, но, возможно, и основным ресурсом развития государства.

Другие признали миграцию важнейшим ресурсом развития и при отсутствии стратегии: по их мнению, даже неуправляемая миграция несет больше пользы, чем полное ее отсутствие, — особенно, в ситуации глубокого демографического кризиса, которую переживает сегодня Россия. Конечно, была высказана и противоположная точка зрения, — что бесконтрольные миграционные процессы и неограниченная миграция ведут к размыванию социокультурного ядра государства, а, значит, к его изменению или и вовсе — исчезновению.

И, наконец, несколько экспертов выступили против самой постановки вопроса: целью может быть только развитие общества, но никак не развитие государства, поскольку последнее является лишь "системой сервисов", "рефлексивной надстройкой к универсуму", которая, вне зависимости от осуществляемой политики, не имеет никаких перспектив развития.

Разумеется, тема государственных приоритетов возникла и при обсуждении вопроса: «Каким должно быть оптимальное направление российской миграционной политики, к какому варианту она должна тяготеть — либеральному (ориентированному на поощрение миграции), консервативному (ориентированному на сдерживание миграции), стабилизационному (направленному на поддержание миграционного притока на определенном уровне)?» Экспертами было отмечено, что выбор направления миграционной политики целиком зависит от того, какие цели государство перед собой ставит, что ему стратегически выгодно, что в большей степени отвечает государственным и общественным интересам. Из предложенных вариантов большая часть выбрала стабилизационный как наиболее разумный, и один из экспертов отметил, что политика должна быть в первую очередь регулируемой.

Пожалуй, наибольший разброс мнений проявился при обсуждении вопроса о формировании вокруг российского государства особого геокультурного мира по типу британского Содружества наций и типе взаимоотношений, которые следует выстраивать России со странами и народами, входящими в этот мир. Так, многие заявили не только о возможности, но и необходимости его формирования — это укрепит политическую, экономическую и культурную мощь России. Для осуществления этой задачи Россия должна стать лидером данного союза, заняв позицию его "покровителя" и инициатора новых стратегий, "больших проектов и программ, "стягивающих" ресурсы этих стран и народов для реализации неких сложных целей или сверхзадач".

Более того, сегодня у России есть все предпосылки и возможности для воплощения в жизнь подобной идеи, поскольку за время сосуществования в рамках СССР накоплен огромный позитивный багаж: это и широкое распространение русского языка в странах бывшего Союза, и наличие культурных и родственных связей между населявшими его народами. Однако с годами эти факторы ослабевают, поэтому необходимо как можно скорее предпринять шаги, направленные на удержание, сохранение и развитие "русского мира".

Другие эксперты высказались более пессимистично: по их представлению, сама идея формирования геокультурного мира вокруг российского государства прекрасна, но практически неосуществима или бесперспективна. Неосуществимость проекта обосновывалась такими факторами, как слабость России ввиду утраты ею своих культурно-исторических корней и, как следствие, ее непривлекательности для других народов; превращение России в "периферию, в элемент постколониального мира в отношении европейского, ближневосточного и дальневосточного миров". Также отмечалось, что реализация проекта формирования геокультурного мира России невозможна и в силу ее исторического прошлого – поскольку Россия всегда позиционировала себя как "сильная империя", то и сегодня "в силу специфических политических традиций" она не сможет построить отношения с ними "на демократических основаниях". Кроме того, бывший СССР являлся этнически и культурно разнородным образованием, поэтому народы, "вернувшиеся" после его распада "в тот цивилизационный ареал, к которому принадлежали изначально", едва ли захотят снова возвращаться к построению какого-либо союза под руководством России.

Наиболее прагматичная позиция основывалась на том, что при построении "русского мира" следует использовать различные методы — "где можно и нужно — "бряцать оружием" или шантажировать экономически, где нельзя и не надо — "упирать на традиции дружбы и братства". А все это, как известно, требует больших затрат, которые Россия позволить себе не может. К тому же где гарантия, что цель оправдает средства?


НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ