Доклад ЦСИ ПФО 2002 "Государство. Антропоток"


Предложения по улучшению системы управления процессами иммиграции и натурализации
Альманах "Государство и антропоток"
Дискуссии
Тематический архив
Авторский архив
Территориальный архив
Северо-Запад: статистика пространственного развития
Книжная полка
Итоги переписи 2002 года
Законодательство
Организации, специализирующиеся на миграционной проблематике
О проекте
Карта сайта
Контактная информация

Греческие иностранные рабочие приехали незваными, но сейчас страна без них не может

Если вы приедете в Афины и постараетесь сказать чётко выученную фразу на греческом горничной, не удивляйтесь, если в ответ получите пустой взгляд. Родным языком её может быть русский, албанский или даже урду, и она может знать греческий ещё меньше, чем вы.

Для страны, которая для недавнего времени старалась остаться как можно более гомогенной, предоставляя дом грекам-православным, говорящим по-гречески и неохотно терпевшем меньшинства это очень неожиданный поворот. Около 800 000 иммигрантов работают в Греции, составляя около одной пятой части рабочей силы. Вместе со своими иждивенцами, они образуют иммигрантское сообщество численностью в 1 200 000 человек. Даже 10 лет назад идея открытия границ перед сотнями тысяч иммигрантов пугала многих греков, но наплыв мигрантов произошёл сам по себе, и его результаты на удивление положительны.

Греция и раньше принимала заметные потоки иммигрантов, однако состояли они из последователей православной церкви. В 1923 г., когда Греция и Турция начали длящееся приблизительно два десятилетия военное противостояние, сопровождавшиеся значительным обменом населением, единственным критерием при отборе иммигрантов была религия. Более миллиона христиан, некоторые из которых говорили только по-турецки, были депортированы из Анатолии, а сотни тысяч мусульман, часть которых говорила только на греческом, были отправлены из Греции в Турцию. С превращением Греции в страну в ней было, как минимум номинально, 97% православных, обмен населением сделал церковь и нацию почти неотделимыми. Многие думали, что быть греком значит быть православным, и церковная иерархия ничего не делала, чтобы поколебать это мнение.

Прибытие в Грецию сотен тысяч новых жителей, представителей разных культур и религий, было большим вызовом для хранителей «греческого духа». Среди политических вопросов, недавно поднятых в греческом обществе, возник и вопрос о том, что делать с религией, нацией и идентичностью. В 2000 г. сотни тысяч людей приняли участие в организованных церковью демонстрациях против предложений об исключении упоминаний о религиозной принадлежности из паспортов, хотя в конце концов церковь пошла на попятную и предложение прошло.

Сейчас вырисовываются и другие общественные настроения. Правительственный комитет предложил облегчить внерелигиозное образование, которое до сих пор имеет место в государственных школах. Церковь предложила таким семьям формально зарегистрироваться в качестве атеистов или приверженцев какой-нибудь иной (не православной) веры. В настоящее время правительство после скандала с паспортами действует осторожно, и кажется, что оно отложит рекомендации комитета.

При том, что греки, в основном, осознают свою эллиническую и православную идентичность, в среднем, они относительно терпимы к иностранцам. Опросы общественного мнения свидетельствуют, что большинство из них осознаёт экономические преимущества работы мигрантов для страны. Три или четыре года назад вал краж со взломом и иных преступлений захлестнул страну, которая до того была сравнительно безопасной. Эти преступления в основном совершались албанцами, но сейчас пошли на спад. Другой причиной отсутствия расовой напряжённости может оказаться низкий уровень социальной активности иммигрантов. Они не требуют образования школ, обучающих на их родном языке, или множества мест отправления культа или культурных институтов. Яростные дебаты вокруг строительства мечети в Афинах к Олимпийским играм 2004 года показывают, насколько больной является та тема. И на выборах очень мало иммигрантов имеют право голоса.

Пористые границы

В начале 1990-х годов, после того, как исчезли коммунистические режимы и в Югославии началась война, Греция фактически утратила контроль над своими границами. Албанцы, болгары и прочие восточные европейцы наводнили страну в поисках работы и легко её нашли, потому что проблем с той работой, которую они требовали, не было. К 1996 г. в стране проживали около 600 000 иностранцев, большинство из которых были албанцы, однако увеличивалось количество пакистанских торговцев, польских строителей и декораторов, филиппинских домработниц и нянек и неквалифицированных рабочих из Африки.

Пока они концентрировались на низкоквалифицированной работе, они не представляли значительной угрозы для греческих рабочих. На самом деле, приток дешёвой рабочей силы привел в результате к сохранению сельских общин Греции — при ином раскладе малые предприниматели прекратили бы сопротивляться обстоятельствам и ушли бы  в города. Но как только иностранцы начали занимать рабочие места в строительстве, таким образом составляя конкуренцию греческим рабочим, требовавшим гораздо большей заработной платы, лидеры профсоюзов начали кампанию за регистрацию иностранных рабочих и обязательство платить вклады в социальную безопасность для их работодателей.

Во время первоначальной волны легализации, начавшейся в 1998 г., 370 000 нелегальных рабочих подали документы на разрешения на работу, 60% из которых были удовлетворены. В прошлом году был принят новый закон, который должен управлять рынком труда на микроуровне. К счастью, он может быть слишком неуклюжим для практического использования. В то же время 365 000 человек, которые подали документы в это время, получили временные разрешения на работу.

При всех её положительных качествах миграция в Грецию имеет и отрицательную сторону: нелегальное перемещение тысяч женщин и детей, привозимых в страну для работы в секс-индустрии. Агентства по правам человека систематически критикуют греческие власти за отсутствие должных усилий по защите жертв подобных преступлений. Был издан новый закон, но, согласно критикам, он требует от жертв слишком больших усилий, чтобы доказать факт принуждения.

Наверное, наибольшие экономические преимущества Греции от работы нелегальных мигрантов  имели место в 1996 г., когда они, согласно исследованию профессора Луки Кацели из Афинского университета, добавили 1% к ВВП (GDP). В течение следующих пяти лет социальные и экономические последствия для Греции, например, становление мультикультурной страной, скорее всего, будут становиться всё сложнее, так как иммигранты укореняются и обзаводятся семьями. Доля детей из иммигрантских семей в греческих школах всё возрастает, увеличиваются требования к национальной системе здравоохранения, а сами иммигранты в какой-то день станут более сильными в своих призывах к праву голоса в делах своей новой Родины.

Заместитель министра иностранных дел Тасос Гианнитис утверждает, что миграция будет главной темой надвигающегося председательства Греции в ЕС. Министерство работает совместно с Институтом миграционной политики, находящимся в Вашингтоне "мозговым центром", чтобы выработать идеи, которые несколько европейских стран найдут уместными. Это политическая повестка дня на сегодня. Если умеренное социалистическое правительство в стране, быстро продвинувшейся  от гомогенности к разнообразию, сможет успешно заняться миграцией, то оно нанесёт сильный удар по каким-либо экстремистским силам.


Опубликовано в журнале "The Economist", 12-18 декабря 2002.


НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ