Доклад ЦСИ ПФО 2002 "Государство. Антропоток"


Предложения по улучшению системы управления процессами иммиграции и натурализации
Альманах "Государство и антропоток"
Дискуссии
Тематический архив
Авторский архив
Территориальный архив
Северо-Запад: статистика пространственного развития
Книжная полка
Итоги переписи 2002 года
Законодательство
Организации, специализирующиеся на миграционной проблематике
О проекте
Карта сайта
Контактная информация

Национальное и постнациональное гражданство

Материалы экспертного опроса

Калабанов Александр Николаевич, научный сотрудник Института этнологии и антропологии РАН.

1. Сохраняет ли в условиях глобализации и размывания национального суверенитета свое значение феномен гражданства? В чем могут заключаться функции данного института? Как следует относиться к феномену двойного гражданства?

На мой взгляд, прежде всего нужно быть аккуратнее в употреблении словосочетания «феномен гражданства», поскольку понятие «феномен» прежде всего означает исключительность, уникальность какого-либо явления или события. Это утверждение вряд ли справедливо по отношению к такому широко распространенному политико-правовому институту как гражданство, поэтому, мне кажется, точнее будет говорить о состоянии или явлении гражданства. Я также не стал бы торопиться с утверждением о размывании национального суверенитета, т.к. при всех процессах глобализации независимость государства во внешних и внутренних делах будет сохраняться. Возможно, что изменится лишь соотношение долей национального суверенитета и международной юрисдикции. Поэтому полагаю, что гражданство в этих условиях будет сохранять свое прежнее значение и, соответственно, его функции, как и ранее, будут заключаться в установлении политико-правовой взаимосвязи между государством и гражданином.

2. Можно ли ожидать возникновения в будущем феномена глобального гражданства? Какая форма государства может ему соответствовать?

Институт гражданства означает наличие устойчивой политико-правовой связи человека и государства, выражающейся в совокупности их взаимных прав, обязанностей и ответственности, основанной на признании и уважении достоинства, основных прав и свобод человека. Следовательно, для поддержания статуса глобального гражданства на всем земном шаре должно существовать только одно государство. Это, на мой взгляд, нереально, поэтому, полагаю, ожидать в будущем глобального гражданства не стоит. Вряд ли когда-либо появятся обстоятельства и сопутствующие им условия для объединения стоящих на разных ступенях развития, разнородных в социальном, политическом, экономическом, этнокультурном, языковом, конфессиональном плане народов земного шара в единое государство, т.к. только в противоречии, в конкуренции между государствами и народами возможно поступательное развитие человечества. Ныне практически все государства мира нацелены на защиту прав своих граждан, требуя от них, в свою очередь, совершения определенных гражданских действий, зафиксированных в законах о гражданстве. Поэтому было бы очень странным ожидать, что национальные элиты или политико-административные группы, допущенные к управлению государством, по доброй воле откажутся от своего потестарно-политического статуса, поступятся своим положением. Единственно возможным допущением могло бы стать объединение народов земного шара перед угрозой из космоса, но это уже предположение из области научной фантастики.

3. Согласны ли Вы с тем, что гражданские свободы индивида наилучшим образом оказываются защищены международными организациями, а не органами государства?

Это достаточно сложный и неоднозначный вопрос, поскольку ответ на него зависит от ряда условий и обстоятельств — формы и типа общественного и социального устройства государственного образования, уровня его экономического развития, национально-государственной или конфессиональной идеологии и т.д. Наконец, от того, каких взглядов и концепций придерживается тот или иной эксперт. Соответственно, универсального ответа на этот вопрос в принципе быть не может. Несмотря на это мне кажется, что гражданские свободы наилучшим образом защищаются именно органами государства, потому что в нынешних условиях международные организации не обладают соответствующими возможностями.

4. Какова вероятная судьба международных институтов после событий в Ираке? Стоит ли ожидать восстановления их авторитета?

Мне кажется, что после военного вмешательства США и их союзников по коалиции в дела Ирака авторитет международных институтов существенно снизится. Возможно, что фрондерство США по отношению к ООН послужит основой для проведения каких-то иных актов неповиновения международным институтам со стороны других государств. Тем не менее перспективы для постепенного восстановления авторитета международных организаций все же существуют. Этому, на мой взгляд, могли бы способствовать решение какой-либо общемировой проблемы, например, борьба с голодом, распространением оружия массового поражения или охраной окружающей среды.


НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ