Доклад ЦСИ ПФО 2002 "Государство. Антропоток"


Предложения по улучшению системы управления процессами иммиграции и натурализации
Альманах "Государство и антропоток"
Дискуссии
Тематический архив
Авторский архив
Территориальный архив
Северо-Запад: статистика пространственного развития
Книжная полка
Итоги переписи 2002 года
Законодательство
Организации, специализирующиеся на миграционной проблематике
О проекте
Карта сайта
Контактная информация

Национальное и постнациональное гражданство

Материалы экспертного опроса

Пан Артур Николаевич, юрист «Форума переселенческих организаций».

1. Сохраняет ли в условиях глобализации и размывания национального суверенитета свое значение феномен гражданства? В чем могут заключаться функции данного института? Как следует относиться к феномену двойного гражданства?

Мне кажется, не нужно переоценивать значение глобализации и скоростную составляющую этого явления. Да и отказ от какой-то части суверенных прав, в рамках, например, какого-либо межгосударственного объединения не обещает быть значительным.  Россия, безусловно, является субъектом  процесса глобализации, но тем не менее институт гражданства сохранит свое значение. А функции данного института сформулированы в действующем Федеральном законе "О гражданстве РФ", то есть это "устойчивая правовая связь лица с Российской Федерацией, выражающаяся в совокупности их взаимных прав и обязанностей". Иначе говоря, перечень взаимных прав и обязанностей, отраженный в Конституции России как раз и является функциональной составляющей института гражданства.  Правда, наше государство, продекларировав свои  обязательства, не спешит их выполнять. Но тут ничего не поделаешь — что заслуживаем, то и получили.

Двойное гражданство — это не простой вопрос. И, наверное,  к этому феномену нужно относиться сугубо практически. То есть, когда России это выгодно, необходимо стремиться к подобного рода международным соглашениям. Например, весьма полезным оказалось бы соглашение с Казахстаном и Киргизией о двойном гражданстве. Там живет большое количество русских, часть из которых не собираются переезжать в Россию, сохраняя, тем не менее, связь с нашей страной и не желая терять свою национальную идентичность. А вот с Арменией, наверное, не нужно торопиться заключать подобное соглашение. Для немалой части армян, живущих в Российской Федерации и имеющих российское гражданство, это стало бы вполне легальной возможностью отказаться от службы в российской армии, а для граждан Армении возможностью беспрепятственно иммигрировать в Россию, поселится в Краснодарском или Ставропольском  крае, создав тем самым дополнительную этническую нагрузку на эти регионы.

2. Можно ли ожидать возникновения в будущем феномена глобального гражданства? Какая форма государства может ему соответствовать?

Я не верю, что кто-то добрый когда-то возьмет на себя обязательства по отношению к населению бедных стран. А ведь гражданство — это совокупность взаимных прав и обязанностей. В обозримом будущем бедные страны останутся бедными, а богатые — богатыми.

3. Согласны ли Вы с тем, что гражданские свободы индивида наилучшим образом оказываются защищены международными организациями, а не органами государства?

Я практически не знаю примеров, когда международные организации оказывали бы существенную помощь гражданам нашей страны. Исключение, может быть, Европейский суд по правам человека, но, опять таки, забюрокатизированная процедура и волокита ставят под сомнение возможность широкого использование авторитета этого института для решения проблем наших граждан. Спасение утопающих — дело рук самих утопающих. А если национальные органы власти не защищают, а представляют опасность для граждан своей страны, то сверхзадача нации — создание национальных, а не международных, институтов гражданского общества .

4. Какова вероятная судьба международных институтов после событий в Ираке? Стоит ли ожидать восстановления их авторитета?

4. После войны в Ираке роль и авторитет ООН и Совета Безопасности ООН значительно снизились. Мир, ведомый Америкой, успешно движется в Средневековье с его доминирующим правом сильного. США еще долго будут решать, какое государство не достаточно демократично и каким образом это государство надо вразумить и вернуть в лоно демократии. Я думаю, что в конце концов комплекс миссионерства заведет американцев в тупик и они ослабеют. Слабую страну всегда оставляют союзники и тогда у мира будет возможность вернуться к институтам международного права. В эпоху кулачного права государственная власть нашей страны должна быть дееспособной и (самое маленькое) лояльной по отношению к своим гражданам.


НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ