Доклад ЦСИ ПФО 2002 "Государство. Антропоток"


Предложения по улучшению системы управления процессами иммиграции и натурализации
Альманах "Государство и антропоток"
Дискуссии
Тематический архив
Авторский архив
Территориальный архив
Северо-Запад: статистика пространственного развития
Книжная полка
Итоги переписи 2002 года
Законодательство
Организации, специализирующиеся на миграционной проблематике
О проекте
Карта сайта
Контактная информация

Новые отношения бывшей метрополий с бывшими колониями

Опыт крупнейшей империи

Аполлон Давидсон

Ты топчешь прах империи - смотри!
Байрон

Кто знает, какое название присвоят будущие историки XX столетию? Нашему столетию, потому что все мы - его дети.

XVIII век окрестили веком Просвещения. XX, вполне вероятно, назовут веком распада империй. Ведь распались все империи нового и новейшего времени: от Австро-Венгерской, Германской, Османской до Итальянской, Британской, Французской, Испанской, Португальской. В отношении Российской империи идут нескончаемые споры: распалась ли она в 1917 г. и был ли Советский Союз империей. Но, скорее всего, бесспорно, что жители постсоветских территорий после 1991 г. прошли и еще сейчас проходят во многом те же испытания - от экономических До психологических, - что и население других распавшихся империй. Опыт распада империй и последствий этого распада еще долго будет оставаться предметом пристального внимания политиков и ученых.

Опыт Британской империи особенно важен. Не только из-за того, что это была самая обширная империя в истории человечества. Но и потому, что она не развалилась полностью, как это произошло, например, с Австро-Венгерской или Османской. Ее место заняло Содружество.

Распад Британской империи вызвал когда-то даже злорадство. Шла «холодная война». Сколько былоиздано в СССР книг и статей под названием «Кризис Британской империи», а затем - "Распад Британской империи». Но даже у союзников Великобритании по НАТО не очень-то проявлялось сочувствие к Лондону. Уж больно долго, столетиями, могощество Британской империи, даже сами ее размеры мозолили глаза ее соперникам.

Так что о причинах ее распада говорено много. Неизмеримо меньше – о том, какие же внутренние связи этой империи удалось сохранить в процессе распада и даже после того, как он свершился. А этот-то опыт сейчас особенно интересен. Даже практически – для связей внутри СНГ.

От империи к Содружеству

А что с империей?
(последние слова короля Георга V,  на смертном одре, 1936г.)

Англия готовилась к деколонизации основательней, чем какая-либо другая империя, хотя Уинстон Черчилль и заявил публично 10 ноября 1942 г., что он не собирается председательствовать при роспуске империи. Предварительная подготовка проявилась в изменении характера Британского содружества. До конца 1940-х годов в него вместе с Соединенным Королевством Великобритании и Северной Ирландии входили так называемые белые доминионы: Канада, Австралия, Новая Зеландия, Ирландия и Южно-Африканский Союз (ныне - Южно-Африканская Республика). Но с провозглашением независимости Индией, Пакистаном и Цейлоном (ныне - Шри-Ланка) и вхождением их в Содружество оно перестало быть «белым». Оно превратилось в Содружество уже без слова «Британское». Иногда его теперь называют просто «Группа 54-х», потому что в него входят 54 государства: 3 европейских, 13 американских, 19 африканских, 8 азиатских и 11 тихоокеанских.

Что объединяет эти 54 государства? Генеральный секретарь Содружества Эмека Аньяоку считает, что «похожая структура и система центрального и местного управления и законодательства», «сходная структура и организация коммерции и практика бизнеса», «общий рабочий язык», «тождественность принципов и фундаментальных политических ценностей»1.

Государственные связи подкрепляются деловыми, общественными и культурными. В 1997 г. был создан Форум делового Содружества -для улучшения связей в бизнесе. Осуществляется сотрудничество в сфере науки и техники, печати, радио и телевидения, в подготовке ученых и повышении их квалификации, в подготовке военных кадров. Все это спонсируется специально созданными фондами и большим числом неправительственных организаций. Представители Содружества участвуют в качестве наблюдателей на выборах в государствах-членах. В рамках Содружества проводятся культурные мероприятия и спортивные соревнования2.

Конечно, идею, будто у государств Содружества существует сходная система управления и законодательства, как и многие другие утверждения, нельзя принимать без, мягко говоря, корректировки. В скольких государствах Содружества за последние десятилетия происходили военные перевороты и устанавливались диктаторские режимы! А война между членами Содружества, например между Индией и Пакистаном! А нынешняя взрывоопасная обстановка в Зимбабве - стране, где в 1991 г. был принят основополагающий документ Содружества: Харрарская декларация! На улицах английских городов то и дело происходя шумные «беспорядки на расовой почве» - стычки между англичанами и иммигрантами из других стран Содружества. Статью об одном из таких столкновений весьма уважаемая московская газета даже озаглавило: «Британское совражество наций»3.

Но, памятуя все это, нельзя не признать и другого. Пусть Содруже­ство и не столь эффективно, как иногда утверждают его апологеты, но из него никто не рвется. В 1995 г. к Содружеству присоединился Мозамбик, который никогда не был британским владением. В 1961 г. Южно-Африканскому Союзу пришлось уйти из Содружества под угрозой изгнания из-за политики апартеида (апартхейда). Эта страна вновь стала членом Содружества лишь в 1994 г., после ликвидации режима апартеида. Под угрозой исключения из Содружества - за грубые нарушения гражданских прав - оказался в середине 90-х годов и военный режим Нигерии, причем инициатива предупреждения об изгнании исходила не от Великобритании, а от представителя другой африканской страны - президента ЮАР Нельсона Манделы.

В марте 2002 г. главы государств Содружества решили приостановить на год членство Зимбабве - в качестве острастки правительству Роберта Мугабе за его недемократические действия.

Предсказывали распад Британской империи многие, с давних времен - и всерьез и, как тогда казалось, вполне шутливо.

В пьесе Бернарда Шоу «Простачок с Нежданных островов», написанной в 1934 г., речь шла о времени, когда Великобритания уже рвется из империи, но остальные страны не хотят ее отпускать. Действующие лица пьесы читают газетные заголовки: «Распад Британской империи», «Англия выходит из состава Британской империи». И происходит такой диалог, обмен свежими новостями:

- Англия восстала за независимость... - Даунинг-стрит высказался за честный, тесный маленький островок... - Назад к елизаветинской Англии и к черту империю... - Ирландия не может позволить Англии нарушать единство империи. Ирландия возглавит борьбу против измены и раскола... - Южная Африка объявляет Кейптаун столицей империи и предлагает всем британцам очистить Африку в течение десяти Дней...4 И все в таком духе.

Такое время не наступило. Но нельзя сказать, что Великобритания сейчас дирижирует Содружеством, хотя она и несет 30% расходов на его секретариат (кстати, аппарат этот невелик - всего 320 человек). Около 70% всех граждан стран Содружества живут в Южной Азии (большинство - в Индии). Это не могло не отразиться на характере Содружества. Главы государств Содружества регулярно собираются для обсуждения общих проблем. Решения принимаются не большинством голосов - стремятся к консенсусу. Вообще нет жесткого внутреннего регулирования, большую роль играют, как и в самой Великобритании, традиции. Членам Содружества не возбраняется входить в различные международные территориальные и прочие организации, такие как Европейский союз или АСЕАН.

Так что обычно (кроме очень редких случаев, как с Южной Африкой в 1961 г.) не принимается крутых мер, даже когда они, казалось бы, нужны. И это создает впечатление слабой эффективности. Но толерантность, как известно, нередко действеннее жестких мер.

Конечно, связи между государствами Содружества нельзя назвать особенно крепкими, но никто из них не хочет эти связи рвать. Пакистан во время одного из конфликтов с Индией вышел из Содружества. Советской литературе это дало повод к прогнозу: "...вполне можно ожидать выхода из его состава еще нескольких членов"5. Но Пакистан через два года опять попросился в Содружество.

Так после распада Британской империи возникла общность, объединяющая, пусть и отнюдь не железным обручем, больше четверти населения Земли и пятую часть мировой торговли.

Что и говорить, Великобритания смогла лучше других метрополий приспособиться к процессу всемирной деколонизации, не допустить полного обрыва экономических, общественных, культурных и даже политических связей. И хотя в некоторых странах сразу после провозглашения независимости шли бурные протесты даже против английского языка, как языка колонизаторов, эти протесты постепенно поутихли и влияние английского скорее расширяется, чем сокращается.

Характер английских действий в период перехода от Империи к Содружеству можно проследить даже в сфере исторической науки. Ряд видных английских историков в годы распада Империи пересмотрели традиционный колониалистский подход, отказались от явного шовинизма и национализма, задававших тон британской историографии, и постарались понять те взгляды, которые были распространены в странах Азии и Африки. Это помогло таким английским историкам, как Бэзил Дэвидсон, Теренс Рейнджер, Роланд Оливер, Джон Фейдж, не только найти общий язык с молодыми учеными бывших колониальных стран, но и стать их учителями.

Русский мыслитель Георгий Федотов (1896-1951), хорошо зная Англию, глубоко интересуясь судьбой великих империй и умея многое предвидеть, писал еще в преддверии второй мировой войны: «Англия должна начать новый экономический эксперимент, «вымести свой дом» и указать дорогу другим»6. Великобритания действительно сумела «вымести» дом своей империи несколько предусмотрительней, чем другие. А насколько другие воспользовались или воспользуются ее опытом, тут могут быть самые разные толки и мнения.

«Способствовать полному взаимопониманию»

Когда народы, распри позабыв...
А.С. Пушкин

Если в создании Содружества можно усмотреть какие-то успехи: определенное (пусть и не всегда) взаимопонимание, терпимость, умение договориться, находить общий язык (хоть не без трудностей и неудач) то это вряд ли можно целиком относить к заслугам политиков времени распада империи.

Важную роль играла та гуманистически настроенная и дальновидная интеллигенция многих стран, которая искала путей для сотрудничества народов метрополий и колоний еще тогда, когда могущество империи находилось в зените. И инициатива тут принадлежала интеллигенция Великобритании.

Я хочу напомнить лишь об одном событии, основательно забытом, хотя оно заслуживает, чтобы о нем помнили. Это Всеобщий конгресс рас. Недавно исполнилось 90 лет со времени его проведения. Он заседал в Лондонском университете 26-29 июля 1911 г. Его целью было «обсудить в свете науки и современных представлений общие отношения, существующие между народами Запада и Востока, между так называемыми белыми и так называемыми цветными народами, с тем чтобы способствовать полному взаимопониманию между ними, развитию наиболее дружественных чувств и сердечного сотрудничества»7.

Около тысячи человек присутствовали на каждом из восьми пленарных заседаний, несмотря на плохую акустику зала Лондонского университета и на стоявшую в те дни неслыханную для Лондона тропическую жару. В целом в конгрессе приняли участие 3 тыс. человек из многих стран мира.

Среди тех, кто присутствовал на конгрессе или поддержал идею его проведения, были 130 профессоров - социологов, этнографов, специалистов по международному праву, 35 председателей парламентов, больше 40 епископов. Люди из Азии, Африки, и не только белые, но и представители коренного населения, вплоть до тех, кто впервые увидел Европу собственными глазами8.

Ученые из России - из Санкт-Петербурга, Москвы, Тифлиса, Томска, Дерпта, Гельсингфорса, Одессы, Варшавы, даже от Владивостокского восточного института. Среди них - академик Максим Ковалевский, известный социолог, историк и юрист, автор пятитомного «Происхождения современной демократии» и многих других трудов.

На конгрессе было зачитано приветствие, которое Лев Толстой, в тот момент уже покойный, прислал еще в период подготовки конгресса. Смогли приехать в Лондон, разумеется, далеко не все из тех, кто заявил о своей поддержке идеи конгресса, но все же в ходе его проведения азиаты, африканцы и афроамериканцы могли познакомиться со многими известными европейскими общественными деятелями и учеными.

Были заслушаны доклады не только европейцев, но и японцев, индийцев, китайца, иранца, египтянина, бразильца, южноафриканца, нигерийца.

Очень активное участие в конгрессе принял Уильям Дюбуа, уже к тому времени получивший славу видного афроамериканского ученого. С докладом «Туземные народы Южной Африки» выступил Джон Тенго Джабаву, наиболее известный из тогдашних политических деятелей черной Южной Африки.

В докладах рассматривались разнообразные аспекты расовой проблемы, тенденции общественного прогресса и пути ослабления расовых антагонизмов. Выступали крупнейшие ученые. Доклад об империализме и экономической деятельности великих держав в колониях и зависимых странах делал Джон Гобсон.

Проповеди шовинизма звучали куда реже, чем подлинно гуманные идеи. «На совещании при Лондонском университете, - писал Дюбуа пожалуй, были наиболее полно представлены все этнические группы населения мира, известные нам расы и подрасы; участники конгресса руководствуясь научными и этическими соображениями, обсуждали проблемы будущего, в котором навсегда воцарится мир и отомрут расовые предрассудки, а народы смогут плодотворно сотрудничать, особенно в области социальных наук"9. На конгрессе был даже провозглашен «Гимн человечества», начинавшийся словами: «Отныне мы члены единой семьи».

Темы, обсуждавшиеся на конгрессе, поразительно похожи на те что волнуют человечество сейчас. Вот хотя бы некоторые названия докладов: «Определение понятий: раса, племя, нация», «Раса с точки зрения антропологов», «Раса с точки зрения социологов», «Проблема расового равенства», «Влияние географических, экономических и политических факторов», «Объединяющая и разъединяющая роль религии», «Язык - его объединяющая и разъединяющая роль», «Различия в традициях и морали - и их сопротивление быстрым переменам», «Воздействие межрасового смешения»...

Почти каждый из докладов достоин, чтобы о нем вспомнить сейчас, в наши дни. Но их, этих докладов, так много, что в пределах данной статьи можно остановиться лишь на некоторых. Вот, например, доклад «Уважение, с которым белая раса должна относиться к остальным». Представил его французский барон д'Эстурнель де Констан.

Основная идея - уважение к другим расам жизненно необходимо для самих европейцев, для морального здоровья белой расы. «Я взываю к нашим собственным интересам. В интересах белой расы дать ясную и точную оценку громадному числу подвластных нам народов, которыми мы по-прежнему управляем, считая их, в нашей гордыне, безусловно менее развитыми». Он задал вопрос: «Была бы возможна позорная работорговля, если бы ее не оправдывали тем, что эти несчастные существа деградировали до состояния животных?»

Барон взывал не только к истории и к абстрактным категориям, но и к личному опыту присутствующих. «Постойте в каком-нибудь крупном военном порту и посмотрите, с каким гонором завоевателей возвращаются войска из колоний... Найдите белого человека, который не чувствует себя в Африке и Азии более или менее повелителем, могущим делать все, что бы ему ни захотелось, и с правом угнетать». Эта безграничная власть, говорил он, обладает «ужасным деморализующим воздействием». И это все возвращается из колоний в метрополии, в центры империй, «на родину». «Тот, кто хочет властвовать, сам становится рабом. Яд, который он распространяет вокруг себя, проникает в его собственные вены». «Чтобы воспитывать туземца, мы сперва должны воспитать белого человека, сбавить его гордыню, развить в нем дух справедливости и уважение к правам других». И напомнил принцип: «Не делай другим того, что не хочешь, чтобы делали тебе самому»10.

Последние заседания конгресса назывались «Практические предложения для установления дружеских отношений между расами». Идеи доклада Альфреда Фрида (Вена) «Пресса как инструмент мира», я думаю, вполне злободневны и в наше время.

Фрид обвинил прессу в потворстве низменным интересам, в том, о она падка на сенсации «о преступлениях, насилии, беспорядках». Газеты «создают впечатление, что мир полон преступлений и что над всем властвует насилие". И самое ужасное, что «сегодня большинство обитателей любой страны видят в жителях других стран каких-то ненормальных или преступников, достойных только презрения. Таким образом сознание этого поколения отравлено. Пресса, о которой я говорю - отрава цивилизации... Это и есть тенденция прессы, гоняющейся за сенсацией. Она отгораживает читательскую массу от информации, которая успокоила бы, дала бы правду о жизни и деятельности соседних народов». Докладчик гневно обрушился на «патриотическую прессу», которую правительства используют для разжигания расовых и национальных распрей. Он привел слова У. Черчилля: «Упаси нас, Господи, от нашей патриотической печати!» И призвал других политиков исходить из этой идеи Черчилля.

А практическим предложением было - создать «Международный союз миролюбивой печати», чтобы она добивалась сближения народов11.

Другое предложение - улучшить межрасовые отношения с помощью школьного образования. Ввести в школах изучение культуры небелых рас. Это предложил Д.С. Макензи, профессор университетского колледжа в Кардиффе (Уэльс). «Вполне легко показать, что Англия может многому научиться у своих владений в Индии, Африке и по всему миру»12.

Еще одно предложение - распространить по всему миру системы клубов, где представители разных рас и наций могли бы встречаться и сотрудничать. С 1903 г. в Университете штата Висконсин существовал Интернациональный клуб, а в 1907 г. в США была создана Национальная ассоциация космополитических клубов, и ее членами стали 2 тыс. человек из 60 стран. Девиз ассоциации: «Превыше всех наций – Человечество». Ассоциация проводила лекции, дискуссии, «национальные вечера», на которых люди рассказывали о своей стране, своем народе. Профессор Висконсинского университета Л.П. Лохнер предложил создать такие клубы во многих странах13.

Э.Д. Мид из Бостона (США) предложил создать сеть международных общественных организаций для улучшения межрасовых отношений. Он сослался на опыт британских Общества борьбы против рабства, Общества защиты аборигенов, Ассоциации за реформы в Конго, американской Антиимпериалистической лиги, которая была создана как протест против действий правительства США на Филиппинах, американской Национальной ассоциации за благосостояние цветных и Ассоциации защиты прав индейцев.

Э.Д. Мид предложил, чтобы в каждой стране были созданы национальные общества межрасовой справедливости, а во всемирном масштабе - Постоянный международный трибунал, который разбирал бы преступления расистского характера.

Вся эта система организаций, по замыслу автора, «должна заниматься вопросом о том, как помочь отсталым народам быстрее пойти по пути прогресса и как люди разных рас могут лучше узнать друг-друга»14.

Этот конгресс был одной из самых представительных встреч мировой общественности в начале XX в. «Отец панафриканизма» Уильям Дюбуа дал ему очень высокую оценку. Даже через полвека Дюбуа писал: «Конгресс рас в Лондоне, происходивший в 1911 г., мог бы открыть собой новую эпоху в истории расовых взаимоотношений, если бы не началась первая мировая война... Это было важное и вдохновляющее начинание, объединившее вместе представителей многих этнических и культурных групп и выработавшее новые научные основы расовых и социальных взаимоотношений между людьми»15.

А в своей крупнейшей работе, книге «Африка», Дюбуа утверждал, что «проведение в жизнь предложений конгресса изменило бы ход истории, если бы вскоре не началась первая мировая война»16.

Самое простое, конечно, заключить, как делали многие историки в советское время, что события, подобные этому конгрессу, - прекраснодушные разглагольствования или мечтания горстки гоголевских маниловых. Но тогда уж придется зачеркнуть и роль аболиционистов в запрещении работорговли, и вообще значение гуманистических побуждений в истории. Зачеркнуть и идеи декабристов - это ведь тоже лишь горстка людей; их было даже намного меньше, чем участников конгресса.

Да, конгресс не имел наглядно ощутимых последствий. Для сотен миллионов его идеи не являлись столь уж очевидной истиной. И для тех, кто отдавал свою жизнь за величие империй, и тех, кто посылал их на смерть. И для всех тех, кто считал это вполне естественным и нормальным.

Следующий конгресс было намечено провести в 1914 г. Но - война, затем революции, затем тоталитарные режимы в Европе...

И все же такой конгресс был. Он ратовал за то, чтобы люди, разъединенные между империями и внутри каждой из империй, искали пути к взаимопониманию. Это, мне кажется, должны с благодарностью помнить не только в бывших метрополиях, но и в бывших колониальных владениях. И те, кто огульно обвиняет Англию и вообще «белого человека».

Поразительно мало изучены попытки общественных организаций и даже отдельных лиц как-то сгладить предрассудки и противоречия между народами разных империй, в пределах одной и той же империи, да и впоследствии, на руинах империй.

А попытки эти заслуживают внимания. Даже единичные, как, например, поступок израильтянина Йорама Бинура, который выдавал себя за араба в секторе Газа (и потом говорил: «Иногда я думал по-арабски, видел арабские сны, ненавидел евреев как араб»)17. Или акция белого американца Джона Гриффина, который еще во времена Ку-клукс-клана на несколько недель перекрасился в черный цвет, чтобы испытать на себе, как чувствует себя черный в южных штатах Америки. Он потом признавался: «Я раздвоился. Один человек во мне наблюдал, а второй, тот, кто волновался, до глубины души чувствовал себя негром»18.

А такие события, как Лондонский конгресс с 3 тыс. участников, заслуживают, чтобы человечество их помнило. Именно они могут поддержать веру людей во взаимопонимание даже в те моменты, когда, как 11 сентября 2002 г., кажется, что эта вера вот-вот рухнет. И именно они должны поддерживать веру в гуманистическую роль интеллигенции даже тогда, когда (а это, увы, бывает) в интеллигенции видят средоточие всех зол.

Этот конгресс стал ступенькой к созданию Содружества. Но роль его еще важнее. Она выходит за рамки англоязычного мира. Она апеллирует ко всему человечеству.


1См.: The Commonwealth in the 21st Century / Ed. by G. Mills and J. Stremlau. Pretoria. 1999. Nov. P. 5.

2Ibid. P. 5-7.

3 Общая газета. 2001. 12-18 июля.

4 Шоу Б. Избр. произв. В 2-х т. М., 1956. Т. 2. С. 630-631.

5 Великобритания. М., 1972. С. 445. Особенно странно, что этот прогноз сделан в главе, которую написал Дональд Маклин (1913-1983). Он служил в министерстве иностранных дел Великобритании и не мог не знать реального положения (даже хотя писал он это под псевдонимом С.П. Мадзаевский, уже переехав в Москву, после того как долгое время работал на советскую разведку).

6 Федотов ГЛ. Судьба и грехи России. СПб., 1992. Т. 2. С. 57.

7 Papers on Inter-Racial Problems Communicated to the First Universal Races Congress, Held at the University of London, July 26-29,1911. Edited for the Congress Executive by G. Spiller, Hon. Organiser of the Congress. L., 1911. P. VI.

8 Record of the Proceedings of the First Universal Races Congress, Held at the University of London, July 26-29 1911. Published for the Executive Council. L., 1911. P. 2-7; Papers on Inter-Racial Problems... P. XVII-XLVI.

9 Дюбуа У.Э.Б. Африка: Очерк по истории Африканского континента и его обитателей. М., 1961. С. 178.

10 Papers on Inter-Racial Problems... P. 383-386.

11 Ibid. P. 421-424.

12 Ibid. P. 437.

13 Ibid. P. 439-Ф42.

14Ibid. P. 443^49.

15 Дюбуа У. Воспоминания. М., 1962. С. 326.

16 Дюбуа У.Э.Б. Африка... С. 178.

17 Братья по интифаде // Литературная газета. 1989. 12 июля.

18 Черная кожа на три недели // Дружба народов. 1962. № 10. С. 151.

Давидсон Аполлон Борисович - доктор исторических наук, профессор, руководитель Центра африканских исследований Института всеобщей истории РАН.

Публикуется на сайте с разрешения автора


НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ