Доклад ЦСИ ПФО 2002 "Государство. Антропоток"


Предложения по улучшению системы управления процессами иммиграции и натурализации
Альманах "Государство и антропоток"
Дискуссии
Тематический архив
Авторский архив
Территориальный архив
Северо-Запад: статистика пространственного развития
Книжная полка
Итоги переписи 2002 года
Законодательство
Организации, специализирующиеся на миграционной проблематике
О проекте
Карта сайта
Контактная информация

Вступительное слово редактора РА

Вышел в свет восьмой выпуск серии «Государство и антропоток» — «Столкновение идентичностей». Этот выпуск задумывался как завершающий серию, однако после некоторого размышления мы пришли к выводу о необходимости подготовить осенью еще один выпуск, на этот раз уже точно последний. Наше решение объясняется двумя причинами. Во-первых, осенью мы ожидаем получить развернутые отклики на вышедший в свет в конце весны доклад ЦСИ ПФО «Государство. Антропоток», созданный в результате нашей общей работы в течение целого года и открытый, разумеется, для обсуждения и критики. Во-вторых, предваряя будущие проекты, хотелось бы подвергнуть рефлексии работу над серией, а также посмотреть, каким образом проблемы миграции, демографии и гражданства упаковываются в аналитическую деятельность наиболее мощных мировых «мозговых центров». Такая методологическая проработка будет весьма полезна для реализации любых проектов, связанных с изучением — в контексте политического стратегирования — глобальных тенденций, задающих базовые характеристики современного мира.

Предлагаемый вашему вниманию выпуск посвящен проекции антропотока на конфигурацию политических сил в обществе. Конечно, мы ограничиваемся здесь феноменологическим описанием новых политических расколов, не предлагая на данном этапе новых концептуальных подходов или моделей анализа этих явлений. Мы предполагаем, что фиксируемые нами новые политические идентичности могут быть описаны классической моделью политических расколов Стейна Роккана и Сеймура Мартина Липпсета, изложенной в блестящей статье Стейна Ларсена (до сих пор остающейся почти единственным источником информации о деятельности Роккана для русскоязычного читателя), однако доказательство этого тезиса требует всестороннего анализа программных положений нынешних партий. Можно только более-менее уверенно предсказать, что вокруг проблем антропотока, то есть совокупности различных форм и способов взаимоотношения Севера и Юга, будет происходить новый политический синтез, будут возникать новые идеологии.

Пока в западном обществе сохраняют свое значение политические идентичности, соответствующие поздней фазе индустриальной эпохи. Раскол эпохи индустриализма, породивший социалистические движения, оказался нанизан на конфликты, определенные процессами секуляризации и массовой урбанизации. Вероятно, что и нынешние размежевания каким-то образом интегрируются в имеющуюся на сегодняшний день партийную и иную политическую инфраструктуру. Кстати, наша страна может не справиться с социальным конфликтом исключительно по причине полной неразвитости такого рода инфраструктуры, подобно тому, как она не смогла справиться в начале прошлого века с расколом индустриальной эпохи (возникновением промышленных элит и подъемом социалистических движений).

Разумеется, существуют факторы, резко отличающие нынешнюю ситуацию от предыдущих, в первую очередь это — интернационализация социального конфликта. Представители социальных групп, которые в наибольшей степени чувствительны к колебаниям миграционной политики, либо находятся за пределами страны, либо, будучи ее жителями, не обладают правами граждан, то есть не интегрированы в политическое сообщество. Поэтому этой части населения в принципе довольно сложно конституировать себя в качестве серьезной политической силы. Однако по мере усиления антропотока и либерализации политики натурализации симпатиями и голосами иммигрантов, желающих открыть границы для своих единоплеменников, может воспользоваться контрэлита, желающая бросить вызов политическим элитам европейских стран. При этом возможны очень интересные комбинации: так, консервативной силой вполне могут стать социал-демократы, желающие защитить трудовое население страны от наплыва дешевой рабочей силы. С другой стороны, промышленные элиты и представляющие их интересы политические объединения могут, напротив, сделать ставку на большую открытость в целях снижения издержек производства.

Так или иначе, партийная система при наличии развитой парламентской культуры, скорее всего, позволит западным государствам какое-то время эффективно справляться с новыми вызовами, по крайней мере, в национальных рамках (что будет происходить на международной арене — это пока большая загадка). Россия с ее крайне ущербной политической культурой, с общим и для верхов, и для низов неверием в демократические процедуры и, в частности, презрением к парламентаризму может, как я уже сказал, в очередной раз натолкнуться на проблему, для решения которой у нее не окажется соответствующих рычагов.

Лично я надеюсь, что действующая власть сама осознает пагубность подавления политической инициативы снизу, когда эта инициатива проявляется в законных формах и не угрожает безопасности страны. Исполнительная власть нашла в себе мужество признать ошибочность некоторых инициатив в миграционной политике, отрезающих Россию от своей геокультурной периферии, то есть от стран СНГ (об этом см. в Послании Президента РФ Федеральному Собранию 2003 г.). Этот отрадный факт вселяет надежду на будущее.


НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ