Доклад ЦСИ ПФО 2002 "Государство. Антропоток"


Предложения по улучшению системы управления процессами иммиграции и натурализации
Альманах "Государство и антропоток"
Дискуссии
Тематический архив
Авторский архив
Территориальный архив
Северо-Запад: статистика пространственного развития
Книжная полка
Итоги переписи 2002 года
Законодательство
Организации, специализирующиеся на миграционной проблематике
О проекте
Карта сайта
Контактная информация

XX век в зеркале военных демографических катастроф

Борис Соколов

В XX столетии по сравнению с предшествующими эпохами масштабы войн выросли в геометрической прогрессии с точки зрения числа участников, людских потерь и истребительной мощи средств борьбы. Первой войной нашего подходящего к концу столетия стала англо-бурская война, где впервые в массовом количестве применялись пулеметы. Первая мировая война ознаменовалась беспрецедентным по масштабу использованием артиллерии, боевым применением авиации, появлением на сцене танков и первого вида оружия массового поражения — отравляющих веществ. Вторая мировая война на порядок увеличила масштаб применения авиации и танков и подарила миру самое страшное оружие массового поражения — ядерное, а также ракеты — будущее средство его доставки. Эта война и сегодня остается самой большой войной в истории человечества как по численности участвовавших в ней армий, так и размеру людских потерь, в том числе и среди мирного населения. Именно благодаря потерям во Второй мировой войне XX столетие по этому показателю не только заняло трагическое первое место в истории человечества, но и, вполне вероятно, по общему количеству жертв военных конфликтов превзошло все предшествовавшие эпохи, вместе взятые. В XIX веке безвозвратные потери в войнах составили около 6,1 млн. человек, или примерно 0,5% от средневековой численности населения планеты. В XX столетии военные потери составили примерно 100 млн. человек, что составляет 3,1% от среднего за век числа жителей Земли (с учетом того, что население мира только что преодолело 6-миллиардный рубеж). При этом подавляющее число погибших, около 70 млн. человек, приходится на Вторую мировую войну.

Из отдельных государств наибольшие военные потери понесла Россия-СССР — 51,5 млн. человек, что составляет более половины от их общего числа. Интересно, что и в XIX столетии наша страна удерживала это печальное первенство. Тогда потери России составили около 1 млн. человек. На втором месте с небольшим отставанием от России стояла в XIX веке Франция — около 750 тыс. погибших. В сумме потери этих двух стран достигли почти трети от общего числа потерь в XIX столетии. В XX веке второе место вместо Франции заняла Германия. При этом разрыв с советско-российскими потерями оказался огромен — примерно в 6 раз, поскольку потери Германии составили лишь около 8,5 млн. человек.

Столь большие потери России и Франции в XIX веке и России-СССР и Германии в XX веке являются яркими доказательствами того, что стремление этих стран к гегемонии и преобладанию в Европе и мире не соответствовало их реальному военно-экономическому потенциалу. В XIX столетии потери Франции пришлись главным образом на период войн, которые вели императоры Наполеон I и Наполеон III в попытке достичь преобладания в Европе. Потери России в этом веке также относятся главным образом к войнам с Францией в 1800–1815 гг., а также в Крымской войне, когда она пыталась удержать свое господствующее положение в континентальной Европе, достигнутое в ходе наполеоновских войн. Кроме того, большие потери были понесены в ходе войн с Турцией и Кавказской войны, направленных на расширение пределов Российской империи.

В XX столетии потери СССР пришлись главным образом на кровопролитную гражданскую войну (до 6 млн. человек) и Вторую мировую войну (43,5 млн. человек).

Самое неблагоприятное соотношение потерь было между Красной Армией и вермахтом. Если взять безвозвратные потери офицеров, которых считали точнее всего, то они окажутся разнопорядковыми. Безвозвратные потери офицерского состава сухопутных войск составили в 1941–1944 гг. для вермахта на Востоке 65,2 тыс. человек погибшими и пропавшими без вести. Красная Армия за тот же период (без ВМФ и ВВС и с исключением политического, административного, медицинского, ветеринарного и юридического состава сухопутных сил, представленного в Германии не офицерами, а чиновниками) потеряла около 754 тыс. офицеров только погибшими и не вернувшимися из плена. Это дает соотношение около 11,6:1.

Интересно, что гражданская война в США, благодаря жертвам в которой (538 тыс. погибших), страна по общему числу потерь (550 тыс.) вышла на третье место в XIX веке, имела аналогичное значение. Именно после победы в гражданской войне Севера Америка в XX столетии смогла всерьез претендовать на ведущую роль в мире.

Германия в XX веке также дорого поплатилась за два неудачных прыжка к мировому господству в 1914 и в 1939 году. Однако, поскольку ее военно-экономический потенциал оказался значительно выше советского, и, следовательно, несоответствие амбиций и амуниции было значительно меньше, абсолютная и относительная величина людских потерь оказалась в несколько раз меньше, чем у России-СССР в двух мировых войнах.

Теперь, в конце XX века, когда на Земле осталась лишь одна сверхдержава — США и при наличии термоядерного оружия вероятность войн между великими державами сведена к минимуму. Мы только что наблюдали своеобразные квазимировые войны — в Ираке в 1990–1991 годах, в Югославии в 1999 г., в Афганистане в 2001 г. В 2003 г., прошла еще одна война против Ирака. Во всех этих случаях страны блока НАТО с союзниками выступал против одного государства, либо свершившего агрессию (Ирак против Кувейта; в случае второй войны в качестве предлога было использовано наличие у Ирака оружия массового оружия, которое, однако, до сих пор не найдено), либо осуществлявшего широкомасштабные этнические чистки внутри страны (Сербия против албанского населения края Косово). Война велась с преимущественным использованием военно-воздушных сил, причем войска коалиции были почти недосягаемы для противника. Потери союзников в обеих войне с Ираком составили лишь несколько сот человек, а в войне с Югославией потерь с их стороны фактически не было (не считая нескольких пилотов и солдат, разбившихся в авиакатастрофах). Но и потери сербов и иракцев составили лишь несколько тысяч погибших, значительная часть которых пришлась на мирное население (в случае с Ираком число жертв, преимущественно среди военных, возможно, достигло и несколько десятков тысяч человек). По сути, это были широкомасштабные полицейские операции, в ходе которых страны НАТО сознательно стремились минимизировать число жертв с обеих сторон.

Однако, если в Европе большие потери в войнах в XXI в., по крайней мере, в обозримом будущем, кажутся маловероятными, то угроза крупномасштабных вооруженных конфликтов на других континентах, особенно в Африке и Азии, значительно возросла к концу нашего столетия. Здесь жертвами внутренних межнациональных конфликтов, легко перерастающих в столкновения между соседними государствами и сопровождающихся кровопролитными «этническими чистками», легко могут стать сотни тысяч и даже миллионы человек, преимущественно из числа мирных жителей. Это хорошо демонстрирует нынешний конфликт в Центральной Африке с участием Заира, Руанды, Бурунди и ряда других стран. Тем самым находит свое продолжение тенденция, зародившаяся еще в начале ХХ века. Как известно, в ходе Первой мировой войны жертвами геноцида со стороны Оттоманской империи стало 1,5 млн. армян. Уже во Вторую мировую войну потери гражданского населения составили величину, сравнимую с потерями вооруженных сил. Так, в советских потерях доля мирных жителей достигает почти 40%, а в германских — 38%. В следующих за советскими и германскими польских потерях во Второй мировой войне в 6 млн. человек потери гражданского населения вообще преобладают, прежде всего за счет геноцида еврейского населения Польши. В XXI в. потери мирных жителей в войнах вполне могут превысить потери армий. Расширение же ядерного клуба за счет Индии и Пакистана делает потенциально возможным региональный ядерный конфликт с неисчислимым числом жертв. Возможное появление к концу следующего столетия принципиально новых видов оружия массового поражения, вроде сейсмического, генетического, психотронного и др., способно привести к тому, что потери в XXI столетии будут относиться к потерям в XX столетии так же, как потери в войнах XX века относятся к потерям в XIX веке. Однако такое может случиться лишь при наихудшем сценарии развития событий, который, к счастью, не кажется сегодня наиболее вероятным.

Почти на протяжении всего XX века основная часть потерь в войнах приходилась на страны Европы, где рождаемость и так постоянно падала. Но в последние десятилетия этого века центр тяжести военных потерь сместился в Азию и Африку, где наблюдается ускоренный рост населения. Трагедия состоит в том, что наиболее мощный в военном и экономическом отношении регион мира, включающий Европу, Северную Америку, Японию и некоторые другие страны, не может и не слишком хочет вмешиваться и гасить войны на этих континентах. Объективно, в полном соответствии с теорией Мальтуса, войны здесь, уменьшая численность населения, уменьшают, в перспективе, и давление иммигрантов оттуда на развитые государства. Вмешательство НАТО будет возможным лишь в те конфликты, где будут непосредственно затронуты западные интересы, например, в случае угрозы нефтяным месторождениям Ближнего Востока или опасности индо-пакистанского ядерного столкновения.


Подсчеты в статье сделаны по: Брук С.И. Население мира: Этнодемографический справочник. 2-е изд. М.: Наука, 1986; Соколов Б.В. Тайны Второй мировой: Сб. статей. М.: Вече, 2001; Соколов Б.В. Правда о Великой Отечественной войне. Сб. статей. СПб.: Алетейя, 1998; Урланис Б.Ц. Войны и народонаселение Европы. М.: Соцэкгиз, 1960; Урланис Б.Ц. Народонаселение: Исследования, публицистика; Сб. статей. М.: Статистика, 1976.

Соколов Борис Вадимович, доктор филологических наук, профессор кафедры социальной антропологии МГСУ.


НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ