Доклад ЦСИ ПФО 2002 "Государство. Антропоток"


Предложения по улучшению системы управления процессами иммиграции и натурализации
Альманах "Государство и антропоток"
Дискуссии
Тематический архив
Авторский архив
Территориальный архив
Северо-Запад: статистика пространственного развития
Книжная полка
Итоги переписи 2002 года
Законодательство
Организации, специализирующиеся на миграционной проблематике
О проекте
Карта сайта
Контактная информация

XXI век - прогноз мирового политического развития

Материалы экспертного опроса

Янов Александр Львович, историк, публицист, профессор Университета г. Нью-Йорка.

1. Неизбежен ли, на Ваш взгляд, сценарий столкновения в XXI в. Севера и Юга? В какой мере политические события 2001 — 2003 гг. — подъем исламского терроризма и ответные действия Соединенных Штатов — следует считать моделью будущих конфликтов? Какое место займет (должна занимать) Россия в этом конфликте? Окажет ли миграция из южных стран свое влияние на внешнеполитическое позиционирование России?

— В первом вопросе содержится, на самом деле, четыре. Постараюсь дать на них один ответ.

Я не совсем уверен, что именно Вы имеете в виду под Югом. Тут могут быть три версии: А) развивающиеся страны; Б) исламский мир; В) его арабская составляющая. В случаях А и Б краткий ответ: нет. Конфронтации Севера с Югом в этом случае не предвидится. Главным образом потому, что для глобального противостояния нужна руководящая идея, альтернативная Северу. Такая идея есть только у В — исламское государство, Халифат, теократия (которую просмотрел Фукуяма потому что следовал за Гегелем). В странах Б шансов у неё нет. Пример — страна с самым многочисленным, не считая Индии, мусульманским населением, Индонезия, где идея Халифата имеет намного меньше сторонников, чем идея коммунизма в России — 14%.

Стало быть, вопрос сводится к тому, возможна ли в XXI веке конфронтация Севера с арабским Югом. Возможна. Более того, уже происходит. Главных полей сражения два: Палестина и Ирак. Решающее, по-моему, в Ираке.

По правде говоря, это делает все наши споры об "однополярном" или "многополярном" мире слегка смехотворными. Просто потому, что на самом деле живем мы уже в мире, вернувшемся после 11 сентября 2001 г. к биполярной конфигурации ХХ века. Только второй полюс представляет в нем не коммунизм (с СССР в качестве военно-политического инструмента), но идея всемирного Халифата (инструмент которого — международный терроризм).

Еще более откровенно, чем биполярность ХХ века, выглядит сегодняшняя конфронтация цивилизации и варварства. Понятно поэтому, как следует России себя в ней "позиционировать". И не потому только, что, как неловко выразился Путин на совместной с Бушем пресс-конференции в Кэмп Дэвиде, президенты дружат, а потому, что не подобает России отождествлять себя с полюсом варварства. А миграция из южных стран тут ни при чем.

2. Приведет ли продолжающееся старение населения в развитых странах к свертыванию государства всеобщего благосостояния и усилению право-либеральных тенденций в политике?

— Если второй Ваш вопрос сводится к тому, примет ли Европа американскую модель капитализма, то вектор исторического движения, похоже, действительно указывает в эту сторону. А если Вы спрашиваете, победит ли в Америке бушизм (с превентивными войнами и прочим), думаю, нет.


НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ