Доклад ЦСИ ПФО 2002 "Государство. Антропоток"


Предложения по улучшению системы управления процессами иммиграции и натурализации
Альманах "Государство и антропоток"
Дискуссии
Тематический архив
Авторский архив
Территориальный архив
Северо-Запад: статистика пространственного развития
Книжная полка
Итоги переписи 2002 года
Законодательство
Организации, специализирующиеся на миграционной проблематике
О проекте
Карта сайта
Контактная информация

XXI век - прогноз мирового политического развития

Материалы экспертного опроса

Фетисов Андрей Викторович, культуролог, обозреватель «Родной газеты».

1. Неизбежен ли, на Ваш взгляд, сценарий столкновения в XXI в. Севера и Юга? В какой мере политические события 2001 — 2003 гг. — подъем исламского терроризма и ответные действия Соединенных Штатов — следует считать моделью будущих конфликтов? Какое место займет (должна занимать) Россия в этом конфликте? Окажет ли миграция из южных стран свое влияние на внешнеполитическое позиционирование России?

— Если принимать концепцию бинарного деления мира, то следует признать, что столкновение возможно. В российской общественной мысли есть и другая пара Восток-Запад, означающее культурное (геокультурное) или ценностное противостояние, в отличие от Ю-С, как противостояния геоэкономического.

Рост терроризма — это следствие политики или международной ситуации 1970–90-х годов. Создание двумя сверхдержавами этой «третьей силы» против друг друга привело после падения СССР к ее выходу на авансцену в качестве самостоятельного, но очевидно негативного фактора мировой политики. Поэтому нынешний «ответ» США — это второй акт драмы. Между прочим, действия Белого дома (во внутренней и внешней политике) после 2001 года позволяют говорить как минимум о двух (связанных) тенденциях. Первая — США становится единственным государством, тем самым «мировым правительством». Вторая — иная Америка превращается в антиглобалиста, то есть, разумеется, Америка государства и общества, но не Америка корпораций. Например, последняя война в Заливе (как ранее на Балканах) — это ошибка государства или проявление его неспособности управлять корпорациями. Скорее всего, это война в пользу корпоративного устройства мира. Если Америка все таки не станет антиглобалистом, то проблемы будут и у Юга, и у Севера.

Хотя парные модели почти неизбежно ведут к противостоянию.

Для вмешательства в эту неизбежность нужно добавить третий фактор, новую «третью силу». Или даже ее создать. Поскольку сегодня многое решается на экономических фронтах, то игра России в «доллар-евро» (в нефть и газ и прочее) может стать пилотным проектом «нового влияния» нашей страны на мировую политику.

Влияние миграции с юга и востока скажется на политической позиции России. Как? Ответ зависит от принятой модели. Или — от принятия какой-то модели российской властью, в соответствие с которой она будет действовать.

2. Приведет ли продолжающееся старение населения в развитых странах к свертыванию государства всеобщего благосостояния и усилению право-либеральных тенденций в политике?

— Свертывание государства как влиятельной силы — это нас егодняшний день очевидная тенденция. Старение населения экономически не выгодно. При корпоративно-экономическом подходе сворачивание социальной государственности почти неизбежно. Но только почти, которое заключается в традициях так называемой «рейнской модели» экономики. А с традициями шутки плохи.

Если исходить из христианской этики, на которой все еще зиждется Европа, то старение населения не может привести к сворачиванию социальных программ. Скорее потребуется экономия ресурсов или что-то еще. Конечно пенсионеры будут жить хуже, чем их отцы. Но сегодня нечто похожее происходит в России, как будто мы снова оказались общественно-экономическим полигоном.

Не очень понятно, что такое сегодня «право-либеральные тенденции». По моему, их просто нет. Мировая экономика вообще находится в неустойчивом равновесии из-за таких факторов как нефть, террор, «горячие» мировые финансы, экология, ядерное оружие. Каждый из них может стать спусковым крючком к закручиванию социальных гаек в пользу корпоративных интересов нового капитализма (возможно это и есть современный либерализм).


НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ