Доклад ЦСИ ПФО 2002 "Государство. Антропоток"


Предложения по улучшению системы управления процессами иммиграции и натурализации
Альманах "Государство и антропоток"
Дискуссии
Тематический архив
Авторский архив
Территориальный архив
Северо-Запад: статистика пространственного развития
Книжная полка
Итоги переписи 2002 года
Законодательство
Организации, специализирующиеся на миграционной проблематике
О проекте
Карта сайта
Контактная информация

"Мы защищаем страну не от мигрантов, а от приезжих преступников»

Совет федерации одобрил закон, упрощающий порядок приобретения российского гражданства. Этот документ облегчит жизнь миллионам соотечественников, в чем-то упорядочит миграционную политику. За последние 4,5 года Федеральная миграционная служба (ФМС) пережила пять руководителей и два "упразднения" — и к Миннацу ее присоединяли, и к МВД. Недавно на должность главы ФМС был назначен заместитель министра внутренних дел генерал-полковник Александр Чекалин, который до этого курировал Службу общественной безопасности страны (включая Главное управление паспортно-визовой службы). Теперь ФМС и ПВС, а также Главное транспортное управление милиции будут подчиняться одному начальнику. Что означает это слияние? Как генерал-полковник Чекалин собирается выстраивать эффективную миграционную политику? Эти и многие другие вопросы с Александром ЧЕКАЛИНЫМ обсудила председатель исполкома Форума переселенческих организаций, член правительственной комиссии по миграционной политике Лидия ГРАФОВА.

Нужно помочь нелегалам поневоле выйти из тени

— К сожалению, Александр Алексеевич, с тех пор, как проблема миграции была передана в введение милиции, приоритетом миграционной политики стал не прием мигрантов, а борьба с ними. Собираетесь ли вы изменить эту направленность?

— Наше министерство получило непростое наследство. Чтобы расчистить завалы, нам приходится нередко применять жесткие меры. Но это вовсе не значит, что МВД объявило войну мигрантам. Думаю, что в министерстве вряд ли найдется такой "унтер Пришибеев", который хотел бы вновь превратить Россию в страну закрытых дверей, а проблему миграции решить силовым путем. К нам едут на заработки в основном наши вчерашние соотечественники, и хорошо, что едут. Строят тут у нас, и, слава Богу, что строят. Но если наши работодатели будут к ним относиться по-скотски, т.е. не заботясь о человеческих условиях труда, быта, поддержания здоровья, то они завтра уже не к нам, а на юг, в Арабские Эмираты, строить поедут.

— Выступая недавно в Государственной думе, вы сказали, что в России около пяти миллионов иностранцев с неопределенным правовым статусом. Депутат Гуров называл в свое время цифру в два раза большую — 10 миллионов нелегалов. Некоторые политики договариваются до 20 миллионов. Не кажется ли вам, что эти пугающие цифрыберутся с "потолка" и только разжигают мигрантофобию в нашем обществе?

— Пять миллионов — это оценочная цифра, представленная учеными-экспертами, транспортниками и ведомствами. Думаю, она соответствует реальности.

Согласны ли вы, что лучший способ борьбы с нелегальной миграцией — это легализация?

— Пожалуй, вы правы. Вот мы и стараемся помочь выйти из тени тем людям, которые стали нелегалами поневоле. Пусть сделают первый шаг — заполнят миграционную карту. Все находящиеся на территории России мигранты должны были это сделать до 31 декабря прошлого года.

Однако мы увидели, что большие массы мигрантов, да и работники ОВИРов, так быстро переориентироваться на новый порядок не успевают. И руководство МВД приняло решение продлить этот срок еще на 9 месяцев. С 1 октября миграционную карту можно получить только при пересечении границы .

— А если мигрант, давно живущий в России, по какой-то причине не смог заполнить миграционную карту, его теперь депортируют?

— Среди критериев, определяющих эффективность работы наших сотрудников, депортация, прошу обратить внимание, стоит на самом последнем месте. Мы не собираемся проводить ни массовых облав, ни повального административного выдворения. Вот сейчас осень, время отъезда трудовых мигрантов к себе на этническую родину. В марте-апреле, когда они станут возвращаться, каждому будет предоставлена возможность заполнить при въезде миграционную карту. Не случайно в состав Федеральной миграционной службы теперь включена и транспортная милиция. Это дает нам возможность потребовать от руководителей поездных бригад, бортпроводников ответственности за работу с миграционными картами. А то бывали случаи, когда тысячи незаполненных бланков мы находили в мусорных урнах аэропортов и железнодорожных станций. Ну а в горячую пору те же бланки продавались от ста до полутора тысяч рублей. Мы собираемся сделать более удобными в обращении бланки миграционных карт, и там обязательно будет отпечатано: "Выдается бесплатно".

Миграция — это не только розовощекие украинские женщины и респектабельные торговцы из Закавказья

— Простите, но миграционная карта вовсе не спасение для переселенца, которому негде зарегистрироваться. Регистрация по сути осталась все той же разрешительной пропиской (вопреки Конституции), и именно из-за отсутствия этой "прописки" сотни тысяч добропорядочных мигрантов обречены жить здесь нелегалами, работать в теневом бизнесе, не платить налогов, зато на каждом шагу платить штрафы милиции. Среди мигрантов, знаете, бытует мнение, что эти "взяткоемкие" законы о гражданстве и о правовом положении иностранных граждан специально пролоббированы вашим силовым ведомством, чтобы повысить материальное обеспечение своих сотрудников.

— Ваш вопрос в большей степени из разряда не лучших предположений с намеком на полную необразованность и забитость мигрантов и такой же полный произвол милиции. Сотни тысяч мигрантов, у которых открытые намерения трудиться и зарабатывать, без каких-либо сложностей регистрируют свое пребывание в России, платят налоги и живут открыто. Желающие сэкономить на пошлине и налогах идут другим путем — нелегальным. Хотя и со стороны милиции, работодателей, представителей местного самоуправления злоупотреблений с избытком. Вместе с тем бытует мнение, что в России с миграцией, въездом-выездом, гражданством должно быть проще, чем, предположим, в странах Западной Европы. Но позвольте, разве не у нас совершаются теракты с гибелью сотен людей, вывозятся так называемым черным налом миллиарды долларов по теневой трудовой миграции, ежегодно совершается иностранцами до 34 тысяч насильственных и экономических преступлений. Что касается законодательства, то, слава Богу, это не железная догма на десятилетия. Вы сами видите — идет поиск оптимального миграционного закона, вносятся изменения.

— Не хочу подозревать кого бы то ни было в злом умысле. Однако мне известно, что эти запретительные законы уже вызвали множество человеческих трагедий. Например, недалеко от Магнитогорска есть городок Троицк, это на границе с Казахстаном. Так вот там образовалось целое кладбище не сумевших легализоваться переселенцев. Сколько же еще произойдет новых инфарктов и преждевременных смертей, пока облегчающие процедуру легализации поправки начнут работать?

— Жизнь многообразна, и мы не считаем, что миграция — это только розовощекие украинские женщины и респектабельные торговцы из Закавказья. Много неустроенных людей, которые хотели бы связать свою судьбу после распада СССР с Россией. Поэтому МВД параллельно с рассмотрением в российском парламенте изменений и дополнений в закон "О гражданстве в Российской Федерации" уже приступило к подготовке проектов постановлений правительства и приказов МВД по реализации этого законодательства. Мы должны завершить эту работу до 1 января 2004 года.

Наша цель — выявление организаторов незаконной миграции, вот к ним будут применяться немилосердные меры

— Но 1 января заканчивается обмен паспортов, и, значит, советские паспорта образца 1974 года станут недействительными . Что же делать переселенцам, которым эти паспорта не поменяют? Как без паспорта получить, например, пенсию? И вообще, как жить без документов?

— Ну, во-первых, нужно успеть провести эту работу в отношении всех категорий граждан, упомянутых в законе "О гражданстве" от 17 октября 2003 года. Кроме паспорта граждане имеют другие документы, удостоверяющие их личность и их официально-правовое положение.

Но какая все-таки несправедливость: законопослушные мигранты, возвращаясь на свою историческую родину, вынуждены годами ходить по бюрократическим кругам ада, добиваясь гражданства, а какой-нибудь наркобарон, имея деньги, может и вид на жительство, и паспорт в два счета купить.

— Купленные паспорта и поддельные разрешения на временное проживание могут обмануть разве что постового на улице первого года службы. Неделю назад нами выявлен подпольный синдикат по торговле поддельными видами на жительство и миграционными картами. А защищаемся мы не от мигрантов, которые приехали со строительными мастерками, а от приезжих преступников. В прошлом году иностранцы совершили на территории России по меньшей мере 34 тысячи преступлений, более 300 тысяч фактов хулиганства и других грубых нарушений общественного порядка.

— А всего сколько было у нас преступлений за год?

— Много. Около трех миллионов.

— Значит, всего лишь один процент приходится на долю мигрантов?

— Пожалуй. Да, я не стану утверждать, что мигранты отличаются особой склонностью к криминалу. Но и один лишний процент преступности обществу не нужен.

Это вполне естественно, что в силу своего профессионального менталитета вы видите в миграции прежде всего ее темную изнанку. А решать социальные проблемы — вовсе не дело милиции. На встрече с вами в Госдуме депутаты с возмущением говорили о кричащей диспропорции в бюджете: расходы на иммиграционный контроль, на выдворение увеличены в четыре раза, а на обустройство переселенцев в сравнении с прошлым годом запланировано средств в четыре раза меньше.

— Депутат, утверждавший, что средства на депортацию увеличены в несколько раз, не владеет точной информацией. На самом деле эта сумма более чем скромная. С другой стороны, если отдельных депутатов волнуют диспропорции в бюджетном законе — пусть вносят в него поправки. Еще раз подчеркиваю: МВД не ставит в качестве доминирующей задачи репрессивные меры. Мы не настраиваемся на вылавливание отдельных мигрантов. Это просто неконструктивно. Наша цель — выявление организаторов незаконной миграции, вот к ним будут применяться немилосердные меры. Как вы, кстати, относитесь к введению уголовной ответственности за организацию незаконной миграции? Во многих странах мира такое законодательство работает.

— А просто увеличение штрафов не поможет? Сегодня существует смешное соотношение: четыре тысячи должен заплатить работодатель за легализацию каждого трудового мигранта, а штраф за отсутствие легализации всего лишь две тысячи рублей.

— Нет, просто увеличение штрафов ситуацию не изменит. Хитрые хозяева фирм, аферисты по незаконному завозу иностранных рабочих включат свою математику, подсчитают, и все равно окажется, что им выгоднее платить изредка штрафы, чем постоянно отдавать налоги, тратиться на санитарию и т.д. А вот привлечение хотя бы некоторых выдающихся негодяев могло бы стать действенной профилактической мерой. Пусть суд вынесет просто общественное порицание без лишения свободы и крупного штрафа, все равно это будет удар по рейтингу фирмы и запись о судимости ее владельца.

— А какие шаги планирует МВД для привлечения в Россию новожителей? Ведь без мигрантов наше население уже к середине века сократится вдвое.

— По распоряжению администрации президента начата работа над программой по добровольному переселению соотечественников, вовлечению в эту работу регионов, особенно нуждающихся в экономическом развитии и людских ресурсах. Вопрос деликатный в национальном, возрастном, международном плане. Кому следует отдавать предпочтение: пенсионеру, отдавшему свои силы строительству СССР, или молодому специалисту, который в потенциале выгоднее? Здесь неуместны скоропалительные решения, можно обидеть многих и многих людей, сорвать их с места и не обеспечить им достойное существование. В основу должны быть заложены экономические аргументы и социальные гарантии.


Интервью опубликовано в газете «Известия», 31 октября 2003 г. http://www.izvestia.ru/politic/article40461


НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ