Доклад ЦСИ ПФО 2002 "Государство. Антропоток"


Предложения по улучшению системы управления процессами иммиграции и натурализации
Альманах "Государство и антропоток"
Дискуссии
Тематический архив
Авторский архив
Территориальный архив
Северо-Запад: статистика пространственного развития
Книжная полка
Итоги переписи 2002 года
Законодательство
Организации, специализирующиеся на миграционной проблематике
О проекте
Карта сайта
Контактная информация

Российские студенты за рубежом: их профессионально-миграционные стратегии

Людмила Леденева, Елена Тюрюканова

Движение интеллектуальных ресурсов - информации, научных идей, технологий, квалифицированных кадров - неотъемлемая часть глобализационных процессов, происходящих одновременно с переходом к информационному обществу. По большому счету меняется привычная "среда обитания", что в первую очередь сказывается на молодом поколении. Формируются новые правила поведения, включая отношение к образованию, а также отличные от прежних критерии выбора профессии и моделей профессиональной мобильности.

Преобразования последних десяти лет, затронувшие все сферы жизни общества, и в частности, либерализация миграционного законодательства, открыли российской молодежи возможность получать высшее образование и ученые степени в зарубежных университетах. Очевидно, что в случае невозвращения людей, которые обучаются на Западе, наша страна теряет часть своего интеллектуального потенциала. И наоборот, их возвращение способствует пополнению рядов ценных кадров для развития отечественной науки и экономики.

Цель проведенного нами исследования* - получение качественных характеристик современной международной учебной миграции россиян, выявление возможно более полного спектра их профессионально-миграционных стратегий и ориентаций, а также условий возвращения на родину.

Некоторые выводы, на наш взгляд, можно рассматривать в качестве отправной точки при разработке будущих программ "возвращения умов".

Концепция исследования, его метод и инструменты

Получение образования за рубежом следует только приветствовать, поскольку это свидетельствует о высоком социальном ресурсе личности и позволяет повысить качество человеческого капитала. Обучение за границей вряд ли стоит оценивать с позиций узконациональных интересов. Но нельзя и вовсе сбрасывать их со счетов, тем более что сегодня за рубеж уезжают учиться лучшие - получившие отличное образование в "родных стенах", сумевшие пройти жесткий профессиональный отбор. Это миграция нового типа, меняющая традиционное ее деление на временную и постоянную. Такое понятие, как "выезд на постоянное место жительства", хотя и продолжает использоваться в миграционной практике, но постепенно теряет свой изначальный смысл. Прежняя жесткая дихотомия "возвращение - невозвращение" все чаще уступает место свободной модели индивидуального поведения, которая выстраивается с учетом конкретных - для данного человека - "плюсов" и "минусов" переезда.

Главным источником получения данных явился социологический опрос (с помощью стандартизованных интервью) российских студентов, обучающихся за рубежом. Инструментарий исследований представляет собой довольно объемистую анкету, включающую несколько блоков вопросов:

  • социально-демографические характеристики (пол, возраст, семейное положение, уровень образования и т.п.);
  • жизнь и учеба на Западе (цель, успеваемость, отраслевые предпочтения, источники финансирования, временная занятость, связь с соотечественниками);
  • профессиональная ориентация и отношение к трудоустройству на западном и российском рынках труда;
  • возвратно-миграционные намерения и факторы, влияющие на решения студентов;
  • отношение к институциональным инициативам, направленным на возвращение домой.

Опрос проводился в 2000/2001 учебном году через Интернет. Ему предшествовала кропотливая коммуникационная работа: экспертный блиц-опрос представителей МГУ, ведущего российского учебного заведения, имеющего международные связи; контакты со специализированными службами стран-реципиентов, занимающимися вопросами обучения иностранцев; составление списка электронных адресов зарубежных университетов и т.п. В итоге получено 100 заполненных анкет из 48 университетов основных принимающих стран. Они и явились базой исследования, которое можно рассматривать как своего рода научную разведку данного социального явления.

Поскольку использовалась так называемая целевая выборка, жестких требований к ее объему и репрезентативности не предъявлялось: важнее было оценить, насколько она качественно представительна с точки зрения целей исследования. В целом анализ обнаружил довольно высокую однородность изучаемой совокупности и небольшой разброс во мнениях по ключевым вопросам.

Статистикам известно, что чем однороднее изучаемая совокупность, тем меньшее количество респондентов способно обеспечить достоверность данных. И все же мы не считаем совокупность опрошенных выборкой в полном социологическом смысле, поэтому в работе преобладают качественные характеристики. Количественные же оценки следует рассматривать скорее как ориентировочные.

Объединение некоторых элементов стандартной методики выборочного анкетного опроса и методологии "case study" позволило нам более содержательно проанализировать профессионально-миграционные ориентации студентов, молодых российских ученых и специалистов, повышающих свою квалификацию за рубежом, выделить из общей совокупности респондентов наиболее типичные случаи, иллюстрирующие различные модели поведения, и описать их.

Основные итоги исследования

Анализ полученных данных позволил выделить характерные черты нынешней международной учебной миграции россиян.

Социально-демографические характеристики

Большинство российских студентов (около 80% исследуемой совокупности) обучаются в университетах четырех стран: США, Германии, Великобритании и Франции. Лидирующие страны-реципиенты - США и Германия.

Подтвердилась закономерность, отмеченная ранее другими исследователями: гораздо чаще молодые россияне обучаются по общественно-гуманитарным, а не естественно-техническим специальностям. Скорее всего, это объясняется традиционно высоким качеством отечественного образования по естественным и техническим дисциплинам.

Женщины демонстрируют не меньшую, чем мужчины, активность. Выявлены определенные предпочтения: мужчины чаще едут учиться в США и прежде всего по естественно-техническим специальностям, женщины - в Европу, выбирая, как правило, общественно-гуманитарные факультеты университетов.

Возрастной диапазон - от 19 до 35 лет, при этом каждый второй студент - в возрасте 23-25 лет. Средний возраст респондентов - 25 лет. Молодые люди, которые учатся за границей, несколько старше российских студентов. Это объясняется тем, что зарубежное образование часто является дополнительным к уже полученному на родине.

Среди учебных мигрантов преобладают не состоящие в браке (80%). Среди семейных оба супруга чаще всего являются гражданами России, причем пары, как правило, проживают там, где учится студент-мигрант.

Подтвердилась и еще одна закономерность: международные интеллектуальные мигранты - преимущественно выходцы из столиц и крупных городов (90% респондентов). Однако выявлена и относительно новая тенденция - наметившийся сдвиг интеллектуальной эмиграции в сторону нестоличных регионов.

Основной маршрут международной учебной миграции из России: Москва - университеты США. Почти половина респондентов, обучающихся в американских университетах, - выходцы из Москвы. Жители Санкт-Петербурга и областных (республиканских) центров отдают предпочтение европейским университетам.

В потоке международной учебной миграции преобладают лица, уже получившие высшее российское образование, окончившие аспирантуру без защиты диссертации и даже защитившие кандидатскую диссертацию, - они составляют около 70% опрошенных. Лишь один респондент из четырех перед выездом из России не имел высшего образования, т.е. являлся студентом "первого уровня". Это подтверждает тезис о том, что в большинстве случаев учеба за границей - форма продолжения образовательного процесса, повышения квалификации до мирового уровня (с получением соответствующего удостоверения) и средство выхода на международные рынки профессионального труда. Причем Европа более предпочтительна для получения "первого" высшего образования, а США - для его продолжения.

При выборе специальности или научного направления для обучения за рубежом доминирующую роль играет фактор конкурентоспособности на западном профессиональном рынке труда. Таким образом, уже на этапе выбора профиля обучения и специальности превалирует ориентация именно на этот рынок труда.

Жизнь, учеба, работа за рубежом

Наиболее предпочтительной целью учебы за рубежом для каждого второго опрошенного студента является получение докторской степени. Треть респондентов планирует получение степени магистра. Менее предпочтительны получение степени бакалавра и прохождение стажировки. Это еще раз говорит о том, что зарубежное послешкольное образование чаще нацелено на прохождение завершающих этапов образовательного процесса.

По уровню успеваемости половина опрошенных студентов входит в группу сильнейших (top). Их доля среди студентов американских университетов выше, чем среди европейских, причем студенты естественно-технического профиля демонстрируют лучшую успеваемость, нежели гуманитарии.

Студенты-россияне, обучающиеся в США и в целом специализирующиеся на естественно-технических направлениях, производят впечатление более зрелых и прагматичных. У них два ведущих мотива учебы за границей: достижение конкурентоспособности на западном рынке труда и желание иметь высокооплачиваемую работу за границей. Обучение за рубежом для них - ступень к трудоустройству на Западе.

Студенты, обучающиеся в Европе, и в целом студенты общественно-гуманитарного профиля воспринимают учебу чаще как продолжение образования, в значительной мере оторванного от будущей профессиональной деятельности. У них преобладают чисто "студенческие" соображения: возможность увидеть мир, приобрести новых друзей и т.д.

Желание учиться за рубежом обусловливается не столько материальным достатком семьи, сколько набором личностных характеристик самого студента (успехи в области образования, информированность, инициативность и т.п.), которые позволяют ему привлекать различные источники финансирования своего обучения. Чаще всего это полная университетская стипендия (31%), ставка ассистента на кафедре (20%) либо грант на обучение от какого-то фонда или спонсорской организации (18%) и т.п. Оплата учебы за счет собственных средств отмечена лишь в каждом шестом случае.

Большинство респондентов (62%) занимаются поиском будущего места работы во время учебы: примерно каждый четвертый ищет ее исключительно за границей, каждый третий - одновременно за границей и в России. Лишь 6% респондентов намерены трудиться только на родине.

На работу за рубежом чаще ориентированы россияне, обучающиеся в США, а также представители естественно-технических специальностей.

По мнению почти половины опрошенных студентов, спрос на их профессиональные знания на западном рынке труда выше, чем на российском; 16% придерживаются противоположной точки зрения, около 30% считают, что спрос равный. Большую уверенность в своей конкурентоспособности на западном рынке выражают респонденты, обучающиеся в США, и особенно те, кто специализируется в естественно-технических областях знаний. При этом женщины на западном рынке труда ощущают себя вполне конкурентоспособными: оценки мужчин и женщин спроса на их профессиональные знания и квалификацию практически одинаковы.

Большинство респондентов (68%) поддерживает профессиональные связи с коллегами на родине. Но это в основном слабые контакты, и лишь у каждого пятого - тесные. У трети профессиональные контакты с Россией отсутствуют вовсе. Несколько более устойчивые связи с отечественными специалистами отмечены у студентов-гуманитариев и у студентов, обучающихся в Европе, - т.е. у тех, кто в большей степени ориентирован на российский рынок труда.

Профессионально-миграционные намерения

Жесткой ориентации на жизнь и работу в России во всей совокупности опрошенных придерживается лишь один из пяти человек. Твердо намеревающихся остаться жить и работать за рубежом вдвое меньше: примерно каждый десятый. В целом же преобладают гибкие ориентации. Во всяком случае о возвращении в Россию лишь при определенных условиях, касающихся прежде всего профессиональных возможностей, заявили 60% респондентов. Доля безусловно ориентированных на Россию больше среди студентов, обучающихся в Европе, и студентов общественно-гуманитарного профиля. Весьма невелик удельный вес тех, кто придерживается "чистых" стратегий постоянного проживания и работы: либо только в России (7%), либо только за рубежом (8%). Более распространены "смешанные", или промежуточные, стратегии, включающие возможности постоянного проживания в России и временной работы за рубежом. И наоборот, подавляющее большинство опрошенных студентов-россиян (80%) связывает свою дальнейшую профессиональную жизнь одновременно с Западом и Россией.

Результаты обследования позволили ориентировочно оценить потенциал возвращения и масштабов возможной эмиграции, что с позиции страны-донора (России) является утечкой умов. Потенциал возвращения очень низок - примерно 18-25%. Однако полное географическое и профессиональное отчуждение от России характерно лишь для каждого десятого.

Если рассматривать возвращение и эмиграцию не как чисто территориальное перемещение людей, а как движение интеллектуальных ресурсов, то анализ позволил выявить некую позитивную тенденцию. Речь идет о наличии значительного потенциала "интеллектуального возвращения" в Россию - в виде идей, профессиональных знаний. Около 60% высококвалифицированных учебных мигрантов, не желая возвращаться навсегда, тем не менее не исключают для себя в будущем профессиональное сотрудничество с родиной в какой-либо форме. В свете современной глобализации возврат идей имеет не меньшее значение для развития интеллектуального и научно-технического потенциала страны-донора, нежели физический возврат людей.

Выбор миграционно-профессиональной стратегии определяется в первую очередь профессиональными, а не географическими факторами. Среди респондентов, специализирующихся в естественно-технических областях знаний, не нашлось ни одного, кто бы был готов на не совсем удовлетворяющую его в профессиональном смысле работу на Западе; предпочтительнее вернуться в свою страну и работать по специальности.

Подавляющее большинство респондентов согласны рассмотреть и оценить факторы возвращения. Лишь менее 10% опрошенных не видят ни одной значимой причины возвращения в Россию.

Что касается обязательных условий возвратной миграции, то молодые специалисты выделяют прежде всего высокую заработную плату и наличие высококлассной профессиональной среды. Далее следуют: возможности быстрой профессиональной карьеры, международных контактов, зарубежных поездок и т.п., а также доступ к современному оборудованию, выход в Интернет и т.д..

Две трети респондентов проявили заинтересованность в участии в специальных программах, ориентированных на возвращение учебных мигрантов на работу в Россию.

Среди мер организационно-финансового характера, которые гипотетически могли бы способствовать возвращению молодых интеллектуалов, наиболее перспективными и значимыми, по мнению почти половины опрошенных, признаны возможность проведения краткосрочного (один-два года) исследовательского проекта в России и помощь в заключении долгосрочного трудового контракта. Меньший, но все же существенный интерес - примерно у трети респондентов - вызвала помощь в получении краткосрочного индивидуального гранта (один год) для начала профессиональной деятельности на родине.

Выявлена потребность студентов-россиян, обучающихся за рубежом, в квалифицированных консультациях по рынку профессионального труда в России: две трети респондентов хотели бы получать информационную поддержку такого рода.

Программы возвращения интеллектуальных ресурсов в Россию

Основываясь на результатах анализа полученных данных, мы попытались нащупать подходы к решению проблем, связанных с международной интеллектуальной миграцией. На наш взгляд, перспективным является формирование специальных программ по возвращению интеллектуальных ресурсов в Россию как на государственном уровне, так и в качестве общественных инициатив.

  • Программа возвращения в Россию для постоянного проживания и профессиональной деятельности как можно большей части молодых специалистов, получивших образование за рубежом, предполагает создание условий для начала их профессиональной деятельности на родине. Эффект данной программы повысится, если акцент будет сделан прежде всего на студентах, обучающихся за рубежом по общественно-гуманитарным специальностям, а также на тех, кто учится в Европе.
  • Программа использования в России интеллектуального потенциала тех молодых ученых и специалистов, которые, не желая после окончания учебы возвращаться навсегда, тем не менее не исключают для себя каких-либо форм профессионального сотрудничества с родиной. Она должна включать меры, направленные на привлечение интеллектуальных мигрантов к профессиональному сотрудничеству с Россией. В первую очередь имеются в виду студенты, обучающиеся в США, и те, кто специализируется в естественно-технической области.
  • Программа, направленная на создание и поддержание тесного информационного контакта с молодой российской научно-профессиональной диаспорой, включая зарубежное сообщество российских студентов, призвана обеспечить регулярное предоставление консультационных услуг и информации о ситуации на российском рынке труда. Очень перспективным представляется создание соответствующего сайта.

К участию в работе над созданием подобных программ, поиску стимулов к возвращению молодых российских специалистов, находящихся за рубежом, следовало бы привлекать и самих интеллектуальных мигрантов.

По-видимому, существенную роль в этом процессе могла бы сыграть коалиция заинтересованных организаций, включающая федеральные и местные региональные структуры исполнительной власти, неправительственные организации, образовательные учреждения и профессиональные сообщества.

В рамках такого объединения легче обмениваться информацией и взаимодействовать при выработке мер, стимулирующих возвращение "умов" и их безболезненную адаптацию к российским условиям.

Формы институционализации подобной деятельности могут быть различными. Главное, чтобы они действовали на принципах партнерства, чтобы молодые интеллектуалы, находящиеся как в России, так и за рубежом, могли играть в подобных организациях активную роль.

Опубликовано на сайте журнала "Человек и труд" по адресу:
http://www.chelt.ru/2003/4-03/ledeneva-4.html.

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ