Доклад ЦСИ ПФО 2002 "Государство. Антропоток"


Предложения по улучшению системы управления процессами иммиграции и натурализации
Альманах "Государство и антропоток"
Дискуссии
Тематический архив
Авторский архив
Территориальный архив
Северо-Запад: статистика пространственного развития
Книжная полка
Итоги переписи 2002 года
Законодательство
Организации, специализирующиеся на миграционной проблематике
О проекте
Карта сайта
Контактная информация

Новейшие тенденции на рынке труда

Прямая зависимость состояния рынка труда и перспектив его развития от обще- го положения дел в экономике каждой страны очевидна. В России потеря наци- онального богатства за 1991–1997 годы составила 1,75 триллиона долларов, что в четыре раза превышает ущерб, поне- сенный СССР в годы Великой Отечест- венной войны[1]. По официальным дан- ным, валовой внутренний продукт (ВВП) сократился в 2000 году почти вдвое по сравнению с 1990 годом. Резкий спад производства наблюдался практически во всех ключевых отраслях промышлен- ности, даже в топливной, в которой он составил 32 процента в 1999 году (против 1990 года). Самые ощутимые по- тери — более 50 процентов — пришлись на долю обрабатывающей промышлен- ности, в том числе и на такие ее отрас- ли, как химическая, нефтехимическая, машиностроение и металлообработка, во многом определяющие технический прогресс страны. В критическом состоя- нии продолжает пребывать оборонный комплекс — средоточие наукоемких и высокотехнологичных производств. Пик кризиса «оборонки» пришелся на 1994 год, когда в результате закрытия или приостановки большинства пред- приятий ВПК (их насчитывалось око- ло 3 000) были уволены или же отправле- ны в длительные вынужденные отпуска около 15 миллионов человек[2].

Кризис превратил в «лишних людей» прежде всего высококвалифицирован- ных специалистов, либо оставив их без работы в «состоянии ожидания», либо вынудив искать приложение своим си- лам в непрофильных областях, растворя- ясь в них безвозвратно и теряя квалифи- кацию, поскольку нынешний рынок труда предъявляет пониженные квали- фикационные требования к работникам негосударственных форм хозяйства по причине их слабой технической осна- щенности, отсутствия средств для модер- низации производства, сиюминутности производственной политики. В любом случае качество трудового потенциала авангардных отраслей неизбежно резко снижается.

Данное обстоятельство усугубляется потерями ядра научно-технических кад- ров в материальном производстве и ряде непроизводственных отраслей. Как сви- детельствуют данные Федеральной службы занятости населения (ФСЗН), в 1997 году насчитывалось 650 тысяч че- ловек безработных среди инженерно- технических кадров проектных и науч- ных организаций (более 10 процентов от их численности).

В целом же, если полагаться на офи- циальные данные, численность экономи- чески активного населения уменьшилась за 1992–2000 годы на 3 миллиона 175 ты- сяч человек, а занятого в экономике — на 6 миллионов 813 тысяч человек. В 2000 году из задействованных в эконо- мике 64 миллионов 255 тысяч человек ко- личество безработных составило 7,5 мил- лиона человек, или 10,5 процента[3]. Необходимо принимать во внимание сложную демографическую ситуацию в России. Исходя из международных критериев, население страны считается старым, если доля людей в возрас- те 65 лет и более превышает семь процен- тов. В России этот порог был перейден уже в конце 1960-х годов. Однако в 1999 году, впервые за всю российскую историю, количество людей пенсионно- го возраста превысило численность детей и подростков до 16 лет (на 110 ты- сяч человек). Прогнозы дальнейшего де- мографического развития выглядят не- утешительно. Доля населения старше трудоспособного возраста будет постоян- но расти и может достигнуть к 2016 го- ду 25,1 процента (против 20,7 процента в 2001 году), а численность детей сокра- тится к 2015 году на 8,4 миллиона чело- век, или на 4,8 процента[4].

В этой связи тревожным симптомом должно стать выявленное резкое наруше- ние возрастных пропорций работников в крупной промышленности и других важ- ных отраслях экономики, отсутствие необ- ходимой преемственности трудовых поко- лений. Не в последнюю очередь это вызвано падением престижности ряда про- фессий в сфере материального производст- ва у молодежи, зачастую склоняющейся, нередко вынужденно, к занятиям, которые обещают быстрый доход и не предъявляют сколько-нибудь значительных образова- тельных требований, например к рознич- ной торговле, челночному бизнесу и т. п. К тому же современный рынок труда, и прежде всего частный сектор, оказался в целом более емким для работников отно- сительно невысокой квалификации, по- глощая их в значительно бoльших количе- ствах, чем дореформенный. Кроме того, негосударственные структуры фактически устранились от решения проблемы подго- товки и переподготовки кадров, пользуясь в основном старыми запасами трудового потенциала, за исключением некоторых наиболее развитых и состоятельных от- ветвлений (банки, корпорации топливно- энергетического комплекса (ТЭК)). Судь- ба же профессионального и среднего специального образования, понесшего огромный урон в 1991–1996 годы, до сих пор не имеет ясных перспектив.

Мировой опыт демонстрирует про- тивоположные тенденции: в западноевро- пейских странах с развитой рыночной экономикой и в США продолжает увели- чиваться спрос на более образованных ра- ботников; степень занятости персонала повышается с ростом образованности; принцип прямой пропорциональной зави- симости отдачи (например, в виде надбав- ки к зарплате) от уровня образованности действует в любых, даже самых неблаго- приятных (пик безработицы) условиях.

Россия пока не следует в фарватере отмеченных общемировых тенденций. В частности, основной акцент программ профессионального обучения и перепод- готовки безработных перенесен на рабо- чие профессии среднего уровня.

Наряду с повышенным спросом россий- ского рынка на неквалифицированный труд, включая ручной, являющийся следствием общего технологического отставания эконо- мики страны от индустриально развитых го- сударств, в 1995–1998 годы проявилась и другая, вполне устойчивая, тенденция за- висимости безработицы от образовательного уровня. Ее иллюстрируют следующие дан- ные об уровне безработицы по группам эко- номически активного населения, с различ- ным образованием (в процентах от общей численности безработных) (см. табл. 1).

Образование Всего
В том числе
мужчины
женщины
Высшее
Среднее профессиональное
Среднее (полное) общее
Основное общее
Не имеют основного общего
10,3
28,1
41,9
14,6
2,7
9,5
24,0
48,3
17,6
3,2
11,2
32,9
40,1
11,2
2,1

Источник: Труд и занятость в России: Статистический сборник. М., 1999. С. 61–63.

По всей видимости, эти данные, при внешнем сходстве с аналогичной тенден- цией, действующей в индустриально раз- витых странах, свидетельствуют лишь о способности, присущей более образо- ванным слоям населения лучше и быстрее адаптироваться к рыночным условиям.

О действительном положении рос- сийского интеллектуального потенциа- ла говорят такие цифры. Персонал науч- но-исследовательских, конструкторских и проектно-изыскательских организаций к 1999 году сократился на 45 процентов по сравнению с 1992 годом. Сокращение в на- ибольшей степени коснулось категории «исследователей»

. Из ВПК ушло око- ло 30 процентов научных работников и спе- циалистов. В станкостроении производство станков с числовым программным управле- нием уменьшилось в 35 раз, а экспорт высо- коточной продукции машиностроения сни- зился с 20 до 6,5 процентов. В несколько раз упал объем национального патентования. В 1998 году было подано около 20 тысяч па- тентных заявок против 100 тысяч в нача- ле 1980-х годов, из которых регистрирова- лось 50–60 тысяч авторских свидетельств; по этому показателю СССР превосходил США и Японию (многократно проигрывая по внедрению изобретений и рационализа- торских предложений).

Бедственное положение российской науки определялось неуклонным сокра- щением расходов на научные и опытно- конструкторские разработки (НИОКР) как в абсолютных величинах, так и в долях от ВВП. Сопоставимые с некоторыми дру- гими странами данные (в миллиардах дол- ларов) о величине расходов на НИОКР выглядят следующим образом (см. табл. 2).

На фоне интенсивного развития ин- дустриально развитыми государствами передовых технологий, в частности ин- формационных, предъявляющих повы- шенные требования к интеллектуальной составляющей трудового потенциала, российские потери на этом поприще вы- глядят особенно удручающе.

Чтобы не оказаться на обочине науч- но-технического прогресса или даже за ее пределами, страна, по мнению спе- циалистов, должна располагать трех- звенной технологической системой. Ее образуют, во-первых, технологии «ки- бернетического» порядка, порождающие принципиально новые направления раз- вития производства; во-вторых, крити- ческие технологии, обеспечивающие требуемый технологический уровень «кибернетических» разработок и отвеча- ющие, например, за создание материа- лов с принципиально иными свой- ствами; в-третьих, макротехнологии, воплощающие в себе всю совокупность технологических процессов (НИР, ОКР, подготовка производства, производство, сбыт и сервисная поддержка проек- та) по созданию определенного вида продукции с заданными свойствами.

Страны
1991
1992
1993
1994
Россия
США
Япония
Германия
Франция
Великобритания
нет данных
154,3
71,8
35,6
25,0
18,7
9,6
161,0
67,0
36,1
25,0
20,2
6,4
154,3
71,8
35,6
25,0
18,7
6,0
173,0
74,9
37,3
26.0
21,6

Источник: Экономическое развитие и мировые тенденции на рубеже веков. М., 1996. С. 14.

Из 150 стран с экономикой рыночного типа лишь семь из них, самые высокораз- витые, сосредоточили у себя производство 80–90 процентов всей наукоемкой продук- ции. На долю России приходится 0,3 про- цента. Безусловное лидерство семерки обеспечивается владением 46 из 50 макро- технологий. США располагают 20–22 из них, Германия — 8–10, Япония — 7, Анг- лия и Франция — 3–5, Швеция, Норвегия, Италия, Швейцария—по 1–2[6].

Развитие и усовершенствование пере- довых технологий не только содействует научно-техническому прогрессу, но и ра- дикальным образом способствует улучше- нию состояния рынка труда, решению проблемы занятости за счет создания це- лых производственных направлений.

Одно из необходимых условий техно- логического роста — благоприятный ин- вестиционный климат. Президент США в январском ежегодном послании за 1999 год огласил официальные данные, согласно которым в стране было создано около 20 миллионов новых рабочих мест во многом благодаря привлеченным сред- ствам рядовых граждан-акционеров. Ин- вестиционная активность населения под- держивается государством, создающим надежные законодательные инструменты защиты вкладчиков.

Государственная власть в странах со стабильными рыночными экономиками целенаправленно действует и в направле- нии создания благоприятных условий для инвестиций в собственную экономи- ку, прежде всего со стороны националь- ного капитала.

Для стран, вставших на путь рефор- мирования и структурных преобразова- ний в экономике, особенно актуальной становится задача привлечения крупных иностранных инвесторов. Политическая нестабильность в России наряду с непо- следовательностью в экономической по- литике стали препятствием на пути ее ре- шения, тогда как приток иностранных инвестиций в экономику коммунистичес- кого Китая возрос с 3,5 миллиарда долла- ров в 1990 году до 38 миллиардов в 1995 году. В Венгрии аналогичный рост составил 4,2 миллиарда долларов, в Поль- ше — 1,7 миллиарда.

По расчетам экспертов, суммарная потребность в инвестициях основных фондов, задействованных в российской экономике, благодаря которым можно обеспечить создание необходимых рабочих мест, составляет на период 1995–2005 годов свыше 500 миллиардов рублей в це- нах 1990 года. Для понижения доли ручно- го труда до уровня 1990 года (около 20 про- центов производственного персонала) понадобится еще 201 миллиард рублей.

По оценке В. Леонтьева, для дости- жения темпов ежегодного экономичес- кого роста в четыре — шесть процентов на удельный вес инвестиций должно приходиться около 20 процентов ВВП, а в семь — восемь процентов — око- ло 30 процентов ВВП.

В странах Европейского союза выявле- на достаточно высокая степень корреляции между темпами роста ВВП и занятостью (см. табл. 3).

Годы
Среднегодовые темпы роста
ВВП
занятости
1987–1990
1991–1994
1995–1997
+3,5
+1,0
+2,0
+1,25
–1,0
+1,0

Источник: Кузьмин С. А. Указ. соч. С. 103.

Она послужила основанием для за- ключения о медленном росте европей- ских экономик как едва ли не главной причине безработицы в Европе, сделан- ного Гюнтером Тичи, одним из автори- тетных западных аналитиков.

Несмотря на усилия большинства со- циально ориентированных государств, направленные на создание условий макси- мальной занятости населения, безработи- ца остается повседневной реальностью. Заметно снизившись на исходе 1980-х го- дов, она вновь значительно возросла в 1993 году, составив в целом по странам, входящим в Организацию экономическо- го сотрудничества и развития (ОЭСР), около 7,8 процента, охватив не ме- нее 35 миллионов человек трудоспособно- го населения развитых стран. В странах ЕС (Бельгии, Дании, Франции, Германии, Греции, Ирландии, Италии, Люксембурге, Португалии, Нидерландах, Испании, Англии) удельный вес безработных дости- гал 10–11 процентов.



[1] Лопуха А. Д., Зельцер И. М. Трудовые отношения: история, теория и современная российская практика. Новосибирск, 2002. С. 128.

[2] Кузьмин С. А. Занятость: стратегия России. М., 2001. С. 40–45.

[3] Труд и занятость в России: Статистический сборник. М., 2001. С. 38.

[4] Бычкова С. Г. Статистика населения и трудовых ресурсов. М., 2001. С. 24.

[5] Труд и занятость в России: Статистический сборник. М., 1999. С. 107; Россия в цифрах, 2000. М., 2000. С. 264.

[6] Кузьмин С. А. Указ. соч. С. 114.


Материал опубликован в журнале"Отечественные записки", №3, 2003 г. Адрес в интернете:
http://magazines.russ.ru/oz/2003/3/2003_3_22.html.

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ