Доклад ЦСИ ПФО 2002 "Государство. Антропоток"


Предложения по улучшению системы управления процессами иммиграции и натурализации
Альманах "Государство и антропоток"
Дискуссии
Тематический архив
Авторский архив
Территориальный архив
Северо-Запад: статистика пространственного развития
Книжная полка
Итоги переписи 2002 года
Законодательство
Организации, специализирующиеся на миграционной проблематике
О проекте
Карта сайта
Контактная информация

Структурная асимметрия

Андрей Коровкин

Устойчивый рост экономики России, опирающийся на повышение эффектив- ности реального производства, невозможен без нормализации процесса воспро- изводства рабочей силы и, прежде всего, без трансформации сферы занятости. В средне- и долгосрочной перспективе положение дел в этой области будет оп- ределяться демографическими тенденциями, изменениями структуры произ- водства, параметрами финансово-кредитной и инвестиционной политики, ха- рактером государственного регулирования национального и локальных (региональных, отраслевых, профессиональных) рынков труда. Особенно острой в этих условиях становится необходимость согласованного развития основных факторов производства.

В 1980-е годы такое развитие обеспечивалось за счет пропорционального изменения отраслевой структуры занятости в рамках политики, направленной на поддержание полной занятости. Система планирования обеспечивала взаимоувязанное изменение основных макроэкономических факторов в соот- ветствии с текущими и перспективными народнохозяйственными приоритета- ми. В 1990-е годы в отраслевой структуре основных макроэкономических фак- торов произошли значительные изменения. Особенно велики были изменения в отраслевой структуре фонда оплаты труда, где существенно выросла доля отраслей топливно-энергетического комплекса, а также сферы финансов и кре- дитования. Изменения в отраслевой структуре занятости в пореформенный пе- риод носили менее интенсивный характер и в целом соответствовали сдвигам в структуре валовых выпусков. Наиболее стабильной отраслевой структурой отличались основные фонды, что объяснялось низким объемом инвестиций в основной капитал. С 1999 года вновь наблюдается стабилизация динамики основных параметров экономической политики с незначительным нараста- нием структурных сдвигов в 2002 году для валового выпуска и фонда оплаты труда и угасанием их для численности занятых. Несмотря на наметившееся (по оценкам 2002 года) оживление структурных сдвигов для валового выпуска и фонда оплаты труда, практическая «консервация» (с 1999 года) отраслевой структуры занятости требует корректировки макроэкономической политики: большего согласования ее параметров (в первую очередь производительности труда и его оплаты) и активизации инвестиционного процесса с целью созда- ния современных рабочих мест.

Спрос на рабочую силу формируется под воздействием основных макроэконо- мических факторов. Совокупный спрос, т. е. сумма удовлетворенного спроса (численности занятых) и количества вакантных рабочих мест, определяется объ- емами производства и инвестиционных вложений, создающих новые рабочие места. Ясно, насколько велика роль государства и основных его инструментов (бюджетно-налоговой и социальной политики) в создании новых рабочих мест.

В области занятости (с точки зрения спроса на рабочую силу) существует ряд серьезных проблем.

•Совокупный спрос на труд остается низким из-за недостаточного объема инвестиций (прежде всего в материальном производстве). Кроме того, сохраняется явная территориальная неоднородность спроса (основная часть вакансий сосредото- чена в Центральном федеральном округе, причем на Москву и Московскую область приходится около 30 процентов общероссийских регистрируемых вакансий).

•Низкий уровень и нерегулярность оплаты труда в государственном секто- ре экономики дестимулируют работников, вынужденных искать работу в рыноч- ном секторе. Это увеличивает компоненту структурной безработицы.

•Из-за недостаточного бюджетного финансирования по-прежнему снижа- ется численность занятых в науке и образовании. С 1990 года по 2002 год этот по- казатель снизился на 1,8 миллиона человек, а доля отрасли «Наука и научное обслуживание» в общей численности занятых сократилась за тот же период более чем в два раза.

•Занятость в негосударственном секторе экономики носит нестабильный характер из-за частых банкротств коммерческих предприятий, особенно малых и средних.

•В сфере малого предпринимательства обычно нарушается трудовое зако- нодательство, нередко можно говорить и о криминализации бизнеса. В настоя- щее время малый бизнес нельзя считать полноценным источником легальной и достойной занятости, реальной альтернативой трудоустройства для работни- ков, увольняемых с крупных и средних предприятий.

•Сохраняется стабильный спрос на рабочую силу для вредных производств: на конец 2001 года количество работников промышленных предприятий, вынуж- денных трудиться в опасных и вредных условиях, составляло не менее 20 процен- тов общей численности штата этих предприятий.

•В силу сложившейся дифференциации заработной платы по отраслям и профессионально-квалификационным группам, а также изменений ценност- ных ориентиров, наблюдавшихся в последние десять лет, уменьшился приток мо- лодежи в отрасли, требующие высокой квалификации труда. Этот приток не вос- полняет и не может восполнить значительную потерю кадров (особенно рабочих). Отток работников из отраслей промышленности и науки в условиях инвестиционной пассивности не компенсируется организационно-технологиче- скими инновациями.

Предложение труда отражает готовность работников продавать свой труд за существующее на рынке вознаграждение. На величину предложения труда и его структуру (численность занятых и безработных) оказывают непосредствен- ное воздействие демографические тенденции и качество трудового потенциала. Предложение труда, как и спрос, может быть объектом государственного регули- рования.

На формирование предложения труда влияют и будут влиять следующие основные демографические тенденции.

•Численность населения страны с 1992 года постоянно снижается и к 2003 го- ду составила лишь 143 миллиона человек.

•Возрастная структура населения меняется в сторону общего постарения. Ожидаемая демографическая нагрузка при этом до 2007 года будет снижаться, а затем начнет расти и к 2013 году превысит текущий уровень примерно на 10 про- центов. Численность населения в возрасте старше трудоспособного в период после 2007 года будет ежегодно увеличиваться в среднем на 300 тысяч человек.

•Гендерная структура населения характеризуется преобладанием женщин. Эта ситуация сохранится до 2016 года. Однако до 2006 года прирост трудоспособного населения будет обеспечиваться за счет мужчин, что, вероятно, приведет к некоторому увеличению их удельного веса среди занятых.

•До 2005 года трудоспособное население увеличится на 800 тысяч человек. После 2006 года численность трудоспособного населения начнет сокращаться. Таким образом, в скором времени возникнет непростая задача обеспечения эко- номики необходимыми ресурсами труда.

Полноценное согласование спроса на труд и его предложения невозможно без целенаправленных действий, направленных на устранение всех видов асим- метрии, присущей современному российскому рынку труда. Эта асимметрия проявляется не только в общей безработице, но и в структурном несоответствии спроса и предложения рабочей силы, диспропорциях оплаты труда, деформаци- ях нормальной социально-демографической структуры занятости (образователь- ной, возрастной, гендерной).

К концу 2002 года численность экономически активного населения России составила 71,6 миллиона человек, т. е. около 50 процентов населения страны, причем занятых в экономике насчитывалось 65,5 миллиона человек, а пример- но 6,1 миллиона человек в соответствии со стандартами Международной органи- зации труда (МОТ) были отнесены Госкомстатом России к безработным. Таким образом, уровень безработицы достиг 8,6 процента и может быть охарактеризо- ван как достаточно высокий. Число лиц, официально зарегистрированных в ор- ганах службы занятости в качестве безработных, составило 1,6 миллиона человек, или 2,23 процента экономически активного населения[1].

Возникшая в последние годы безработица отчасти является циклической, т. е. порожденной снижением совокупного спроса на продукцию отраслей и, соответ- ственно, спроса на труд, которое вызвано падением экономической активности в понижательной фазе экономического цикла.

Российская безработица носит как открытый, так и скрытый характер. Строго говоря, согласно методологии МОТ или Государственной службы занятости России скрытый безработный не является безработным, так как формально числится заня- тым на каком-то предприятии. В действительности же он не участвует в производ- ственном процессе, создавая продукт на другом предприятии (где, напротив, не числится в штате) или получая доход с помощью самозанятости, подчас даже в дру- гой отрасли. Все это не находит отражения в соответствующей отчетности и, как следствие, в официальной статистике. По существующим оценкам, скрытая безра- ботица в России составляет в настоящее время порядка 15 миллионов человек.

Организационно-технологическая модернизация производства и колебания совокупного спроса на продукцию тех или иных отраслей обуславливают струк- турную безработицу, под которой понимается качественное несоответствие ха- рактеристик рабочей силы требованиям рынка. Безработица на российском рын- ке труда в значительной степени носит именно структурный характер, причем сегодня можно с большой уверенностью утверждать, что более важной из двух названных причин несоответствия структуры спроса на труд и его предложения является вторая. Достаточно сравнить ситуацию в отраслях ТЭК и, например, в легкой промышленности.

О структурном неравновесии рынка труда можно говорить в том случае, ког- да территориальная, отраслевая, профессиональная, квалификационная, возра- стная, образовательная и другие структуры предложения труда не совпадают с со- ответствующими структурами текущего спроса (вакантными рабочими местами). Величину соответствующих дисбалансов определяет разница между отношением численности безработных на каждом локальном рынке труда (отраслевом, территориальном и др.) к численности безработных на общероссийском рынке и ана- логичным показателем для вакансий. Суммируя все дисбалансы в выбранном разрезе, получим оценку доли структурной компоненты безработицы в общей ее численности. Умножение данной оценки на величину общей безработицы позво- ляет оценить численность структурной безработицы в изучаемом разрезе.

Динамика отраслевой и региональной
структурной безработицы в России
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
Региональная
структурная
безработица
(тысяч человек)
707
916
1 084
1 434
2 121
2 037
2 563
2 560
2 088
2 835
3 187
Процент
от общей
безработицы
17,8
20,31
19,07
21,9
29,1
25,0
26,4
28,8
27,3
34,8
38,7
Отраслевая
структурная
безработица
(тысяч человек)
1 206
1 392
1 720
1 716
1 793
1 660
2 047
2 303
1 928
2 272
2 141
Процент
от общей
безработицы
31,0
30,9
30,2
26,2
24,6
20,4
21,0
25,9
25,2
27,9
25,8


Показатель региональной структурной безработицы в последнее десятилетие постоянно возрастал — с 17–19 процентов общего объема безработицы в 1992 го- ду до почти 40 процентов в 2002 году. В абсолютном выражении она увеличилась на 2,5 миллиона человек и для 2002 года оценивалась в 3,2 миллиона человек. Причина столь высокой региональной структурной безработицы кроется в обо- собленности региональных рынков труда, которая порождается общеэкономиче- ской ситуацией, низкой мобильностью трудовых ресурсов, неразвитостью инфор- мационной инфраструктуры, обеспечивающей субъектов рынка необходимыми данными о спросе на труд и его предложении.

Пристального внимания по-прежнему заслуживает проблема занятости спе- циалистов в ВПК, которая коренится в неопределенности общей стратегии раз- вития военного комплекса и недофинансировании оборонных программ. С од- ной стороны, тех специалистов, которых можно оставить на прежних рабочих местах, необходимо обеспечить работой, соответствующей их квалификации, а с другой — нужно переподготовить и социально защитить «лишних» работни- ков. Региональный аспект этой проблемы особенно важен, поскольку военная промышленность распределена по территории РФ крайне неравномерно. Даже в регионах со «слабомилитаризованной» экономикой могут быть города, полно- стью «привязанные» к объекту оборонной промышленности.

Отраслевая структурная безработица была максимальной в 1992–1994 годы, когда достигала 30 процентов общей безработицы. Затем она несколько снизилась (в 1997 году — 20,4 процента), а после 1998 года опять начала расти. В 2002 году от- раслевая структурная безработица составила порядка 26 процентов, а в абсолют- ном выражении — более двух миллионов человек.

Значительный вклад в рост общей и структурной безработицы вносит непро- думанное расширение сферы высшего и среднего профессионального обучения и формирование ее структуры без учета динамики и структуры отечественного производства. В настоящее время в России наблюдается перепроизводство спе- циалистов с высшим образованием. Более четверти лиц, получивших высшее об- разование, на самом деле заняты на рабочих местах, не требующих столь высокой квалификации. Поэтому меньший уровень безработицы среди лиц с более высо- ким уровнем образования нельзя считать признаком того, что они в большей сте- пени востребованы экономикой.

При повышении уровня образования снижаются мотивационные стимулы к определенным видам деятельности и заинтересованность в занятии определен- ных должностей. Численность работников низшего звена по отношению к ос- тальным группам в России сокращается, и вскоре экономика может столкнуться с острой нехваткой рабочих кадров. Об этом свидетельствует создание россий- скими предприятиями программ по привлечению квалифицированных рабочих из республик бывшего СССР. В то же время высококвалифицированные россий- ские специалисты эмигрируют, не находя себе достойного места в России либо предпочитая более высокие заработки за рубежом.

В дальнейшем все это лишь усугубит структурное несоответствие спроса и предложения рабочей силы, особенно в профессионально-квалификационном разрезе. Если учесть повышенные запросы молодых специалистов, можно не со- мневаться, что мы сейчас создаем потенциал внешней миграции и в перспективе обрекаем себя на отсутствие квалифицированных рабочих кадров, поскольку лю- ди, получившие высшее образование, едва ли захотят стать рабочими. Иными словами, сегодня в ходе решения конъюнктурной задачи снижения общей (в ча- стности, молодежной) безработицы наша система профессиональной подготов- ки кадров по существу переориентируется на внешний рынок труда. Может быть, это и неплохо с точки зрения развития отдельной личности, но, безусловно, со временем нанесет ущерб качеству наших трудовых ресурсов.

В условиях возросшей специализации труда узкая профессиональная подго- товка может затруднить межотраслевой перелив рабочей силы, что приведет к увеличению компоненты структурной безработицы в ее общем объеме. Чтобы избежать накопления структурной безработицы в профессионально-квалифика- ционном разрезе, необходимо развивать систему подготовки кадров, сочетаю- щую углубление специализации труда с освоением приемов и навыков смежных областей и профессий.

Итак, Россию отличает высокий уровень структурной безработицы, не соот- ветствующий представлениям об эффективно функционирующем рынке труда. Реальный ее объем, вероятно, еще выше, чем показывают расчеты, — ведь отрас- левая и региональная компоненты структурной безработицы существуют на рын- ке труда одновременно и как бы «складываются», не всегда полностью совпадая. Кроме того, приведенные показатели объемов структурной безработицы не учи- тывают профессиональных, квалификационных, образовательных, возрастных и других диспропорций.

Структурная безработица обусловлена прежде всего низкой мобильностью рабо- чей силы, неадекватностью системы профессиональной подготовки и переподготов- ки кадров и информационной системы, обслуживающей рынок труда. Отраслевая мобильность, диктуемая конъюнктурными изменениями спроса на продукцию (услуги) той или иной отрасли, ограничивается возможностями межотраслевых пе- ремещений рабочей силы, наиболее низкими в сельском и лесном хозяйстве и доста- точно ограниченными в промышленности. Региональная мобильность в последние годы проявляется в интенсивном оттоке рабочей силы главным образом из регионов Урала, Сибири и Дальнего Востока. Векторы миграционного перемещения населе- ния (и, вероятно, рабочей силы) направлены в это время с востока на запад и с севе- ра на юг, что прямо связано с региональными различиями в оплате труда.

Изменение заработной платы — один из наиболее важных процессов, опре- деляющих состояние рынка труда, поскольку уровень начисленной номинальной заработной платы[2] рассматривается как некоторая величина, уравновешивающая спрос и предложение труда. Иначе говоря, эта величина одновременно служит и индикатором сложившейся социально-экономической ситуации, и инстру- ментом регулирования рынка труда.

Сегодня в России при невысоком среднем значении заработной платы ее уро- вень существенно дифференцирован в зависимости от отрасли и региона. Наиболее высока номинальная начисленная заработная плата в топливных отраслях и в цвет- ной металлургии — она превосходит средний уровень по промышленности соответ- ственно в два с половиной и два раза. Высока заработная плата в сфере финансов, кредита, страхования. А вот в легкой промышленности, здравоохранении, образо- вании, культуре и искусстве она не превышает 60 процентов среднего уровня — отсюда низкая привлекательность этих областей для потенциальных работников.

Как показал анализ региональных данных, сейчас в 58 регионах заработная плата не достигает среднероссийского уровня (в 1999 году таких регионов бы- ло 54). В 63 субъектах заработная плата не достигает даже среднероссийского прожиточного минимума, тогда как в 1999 году такая ситуация наблюдалась толь- ко в 54 регионах. Максимальная заработная плата превосходит минимальную в 8,2 раза. Таким образом, диспропорции в развитии регионов только усиливают- ся, причем эта тенденция, согласно прогнозам, сохранится и в дальнейшем. Яс- но, что одним из важнейших направлений государственной политики в области занятости должно стать увеличение реальных доходов населения, а также повы- шение роли оплаты труда в формировании дохода.

Среди других задач государственной макроэкономической политики, направ- ленной на уменьшение асимметрии российского рынка труда, можно выделить следующие.

•Государство должно не ограничиваться ролью источника нормативно- правовых условий функционирования рынка труда и контролирующего органа, но всемерно участвовать в его регулировании — в частности, содействовать по- вышению мобильности рабочей силы и улучшать информационное обеспечение субъектов рынка.

•Государство должно принимать обоснованные конкретные решения и ин- формировать о них субъектов рынка. Это будет служить, например, ослаблению инфляционных ожиданий. Правительству необходимо конкретизировать свои цели и приоритеты в налоговой сфере, добиться, чтобы процесс уплаты налогов превратился в четко формализованную процедуру, соблюдающую интересы и го- сударства, и частного сектора во всем его многообразии. Упорядочение этой важ- нейшей статьи затрат частного сектора оздоровит экономическую среду и снизит риски предпринимательской деятельности, подчас сдерживающие расширение производства и рост занятости, в том числе в сфере малого бизнеса.

• Необходимо сообразовать процесс формирования профессионально- квалификационной структуры занятости с динамикой и структурой отечествен- ного производства.

В перспективе при соответствующей внутренней политике и благоприятном стечении внешних обстоятельств конкурентоспособность экономики страны бу- дет определяться не в последнюю очередь высокотехнологичными секторами. Это еще более повысит требования к инфраструктуре рынка труда (законодательной, информационной и др.), к территориально-отраслевой и особенно профессио- нально-квалификационной мобильности рабочей силы, к системе образования, которая должна ориентироваться на потребности отечественного производства в высококвалифицированных работниках, в том числе — в рабочих кадрах.

Решение этих задач в современных условиях невозможно без активного пря- мого и косвенного присутствия государства в экономике. Только оно позволит надлежащим образом регулировать как общеэкономическую ситуацию, так и со- циально-экономическое развитие в отраслевом и региональном разрезе. Созда- ние условий для роста реального сектора российской экономики, увеличение ин- вестиционных вложений, построение системы профессиональной подготовки и переподготовки рабочей силы, дающей людям современную профессию и гаран- тии трудоустройства, — таковы сегодня приоритеты российской социально ори- ентированной экономической политики.



[1] В соответствии с рекомендациями МОТ безработным считается человек, который за рассматриваемый период (неделя обследования):
а) не имел работы (доходного занятия);
б) занимался поиском работы в течение четырех недель, предшествовавших неделе обследования, т. е. обращался в государственную или коммерческую службу занятости, использовал или помещал объявления в печати, непосредственно обращался к администрации предприятия (работодателю), пытался организовать собственное дело, прибегал к личным связям и т. д.;
в) был готов приступить к работе.

[2] Адекватный учет оплаты труда в российской экономике представляет собой отдельную сложную задачу. Официальная статистика не всегда отражает реальную ситуацию, поскольку в настоящее время чрезвычайно распространены скрытые либо неденежные формы оплаты труда (с работником расплачиваются деньгами, не учтенными в отчетных документах, или продукцией предприятия, предоставляют ему бесплатные услуги, разрешают использовать площади и мощности предприятия в собственных целях и т. д.). Все это, конечно, затрудняет анализ, прогнозирование и регулирование процессов в сфере занятости и доходов населения. Тем не менее и доступная статистическая информация позволяет с известной степенью точности анализировать изменения, происходящие в этой сфере.

Материал опубликован в журнале"Отечественные записки", №3, 2003 г. Адрес в интернете:
http://magazines.russ.ru/oz/2003/3/2003_3_23.html.

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ