Доклад ЦСИ ПФО 2002 "Государство. Антропоток"


Предложения по улучшению системы управления процессами иммиграции и натурализации
Альманах "Государство и антропоток"
Дискуссии
Тематический архив
Авторский архив
Территориальный архив
Северо-Запад: статистика пространственного развития
Книжная полка
Итоги переписи 2002 года
Законодательство
Организации, специализирующиеся на миграционной проблематике
О проекте
Карта сайта
Контактная информация

Трудовая миграция женщин из России: легальные и нелегальные формы

Елена Тюрюканова

1. Международная трудовая миграция на рубеже XIX-XX веков: общая картина

Международная трудовая миграция стала неотъемлемой частью современной мировой экономики. Место отдельных государств в процессах международной миграции определяется их экономическим статусом. Люди выезжают на временную работу из бедных стран в экономически более благополучные - и это нормальный процесс.

Международная трудовая миграция - это временные межстрановые перемещения экономически активного населения с целью приложения своего труда и вступления в отношения работник-работодатель в другой стране. Субъекты такой миграции - трудовые мигранты или работники-мигранты.

Во второй половине XX века трудовая миграция начинает играть все большую роль в мире, по сравнению, например, с периодом индустриализации, когда преобладали перемещения на постоянное жительство в основном в традиционные страны-реципиенты (США, Австралия, Канада, Новая Зеландия). Сегодня в миграционный трудовой обмен вовлечены практически все страны. По оценкам ООН только легальных трудовых мигрантов в мире насчитывается от 120 до 200 млн. человек. 1 По данным переписей населения основных принимающих стран, в среднем 48% всех трудовых мигрантов составляют женщины. 2

Экономический баланс и геополитический сил между странами формирует траектории миграций, возбуждая направленные миграционные потоки. В международной теории и практике принята классификация стран на принимающие страны, страны выезда и страны транзита.

Что касается России, то она только начинает завоевывать свое место на международном рынке труда. По отношению к основным западным странам, а также к другим государствам с динамично развивающейся экономикой, Россия играет роль страны-донора, поставляющей трудовые ресурсы на рынки принимающих стран. По отношению к странам СНГ и некоторым соседним Азиатским странам Россия - это страна-импортер труда, то есть принимающая страна. Географическое положение России также делает ее удобной для транзита из стран Азии в Европу.

2. Эволюция гендерных представлений в международной трудовой миграции

Гендерное понимание миграции очень непросто внедрялось в миграционную теорию и практику. Представления о роли женщин в миграционных процессах кардинально изменились за последние десятилетия.

Традиционно в течение долгого времени явно или неявно предполагалось, что абсолютное большинство трудовых мигрантов - мужчины. Женщины в качестве субъектов миграции либо не рассматривались вообще, либо рассматривались как “зависимые” или “вторичные” мигранты (которые едут за семьей или за мужем). Обозначались такие мигранты термином “dependants” (зависимые, иждивенцы).

С 1980 г. международное сообщество начинает предпринимать шаги, чтобы сделать женщин-мигрантов и их проблемы видимыми на социальном уровне, открытыми для социальной и миграционной политики. Отдел населения ООН организовал экспертную группу по Международной миграционной политике и статусу женщин-мигрантов. В 1990 г. прошла первая встреча этой группы, которая оказалась программной для развития гендерно чувствительного подхода к миграции. Основное, что было сделано этой группой это констатация того, что женщины представляют собой наряду с работниками-мужчинами ключевых "актеров" (или действующих лиц) международной миграции, то есть являются самостоятельными и активными участниками миграционных процессов. Таким образом, на самом высоком международном уровне был опровергнут миф о том, что женская миграция носит в основном "вторичный" характер, и женщины не являются сами инициаторами миграции, а только следуют за мужьями. Появился даже специальный термин, обозначающий женщин-мигрантов как “unattached migrants” (то есть самостоятельных – “не прикрепленных” к мужьям или к семье). Более того, “феминизация” миграционных потоков признается специалистами характерной чертой новейшего этапа развития международной трудовой миграции. 3

И как только это было признано, так сразу всплыл, вышел из невидимости целый клубок проблем, характерных именно для женской миграции. Причины многих проблем в области женской миграции стоит искать в объективной экономической сфере, в первую очередь, в характере труда, которым заняты женщины-мигранты и в их роли в экономических структурах общества. Поэтому, чтобы понять проблематизацию женской миграции, рассмотрим положение, которое трудовые мигранты-женщины занимают на международном рынке труда.

3. Труд женщин-мигрантов как основной фактор дискриминации

Устойчивая трудовая миграция в мире привела к относительно новому экономическому явлению, связанному с сегментацией рынка труда и выделением видов работ, которыми преимущественно заняты мигранты. Это, в первую очередь, непрестижные рабочие места, не требующие высокой квалификации, с тяжелыми условиями труда и низкой оплатой. Вместе с крайне уязвимым правовым положением это часто превращает мигрантов в маргинальные группы.

Новое международное разделение труда складывалось на основе не только национальной, но и гендерной сегрегации работников. Формируются типично женские сектора занятости, это - своеобразные ниши на национальных рынках труда принимающих государств, заполняемые преимущественно женщинами-мигрантами из менее развитых стран. Причем это наиболее дискриминируемые, неформальные и теневые сегменты мигрантской занятости. К таким нишам относятся индустрия досуга и развлечений (танцовщицы в ресторанах, стриптизерши, участницы шоу-программ), сфера общественных услуг (персонал гостиниц, баров, фитнес-центров и т.п.), домашнее обслуживание (няни, гувернантки, домработницы, уход за детьми, престарелыми и больными), секс-услуги. Вот то место, которое занимают женщины-мигранты на рынках труда развитых стран. И ключ к их маргинальному положению надо искать прежде всего в характере их труда и в исторически сложившемся статусе этого труда.

Многие виды труда в сфере обслуживания, по известному положению феминистской теории, как бы перешли из сферы частной домашней активности в сферу общественную, рыночную. Такой труд традиционно не признавался и до сих пор de facto не признан равноправным по своему социальному и экономическому значению другим видам труда.

О том, что труд, выполняемый женщинами- мигрантами, остается трудом “второго сорта”, одной из наиболее непрестижных сфер занятости, говорят размеры его оплаты.

В соответствии с данными выборочного обследования, в группе низкооплачиваемых трудовых мигрантов (до USD 500 в мес.) соотношение женщин и мужчин составляет 3:1, в то время как в группе высокооплачиваемых мигрантов (свыше USD 1000 в мес.) эта пропорция изменяется на противоположную: 1 женщина на каждые 3 мужчин.

Таким образом, женщины-мигранты гораздо дешевле обходятся принимающему обществу, что, может быть, является одной из причин того, что спрос на эту рабочую силу не падает.

По мере структурных изменений в моделях занятости женщин среднего класса западных стран происходила и происходит дальнейшая девальвация домашнего труда и труда по уходу за детьми и престарелыми. Это становится основным фактором нового экономического вызова развитых наций всем остальным, так называемым, третьим странам. Этот новый вызов - постоянно воспроизводящаяся потребность в мигрантах, запрос на их труд в сферах общественных и домашних услуг. 4 Таким образом, мигранты из третьих стран превращаются в тот “трудовой резерв”, с помощью которого поддерживаются и развиваются эгалитарные гендерные модели в развитых странах, для чего используется, в первую очередь, “неэмансипированный” труд женщин-мигрантов.

Происходящая девальвация труда в сфере домашних и общественных (на низовом уровне) услуг помимо объективной экономической стороны имеет и другое, субъективное, выражение. Складывается отрицательный социальный имидж женщин-мигрантов, определенная стигма по отношению к ним, основанная на стереотипе, что они обычно выполняют непрестижную, часто общественно порицаемую работу, каковой является, например, секс-занятость.

Еще один фактор, проблематизирующий женскую миграцию, это - традиционные принятые в обществе нормы и стереотипы поведения в семье и в социальной сфере, не одобряющие “самостоятельные” (независимые) жизненные стратегии женщин, и в том числе, миграционную стратегию. Поэтому “ответ” мужчин и женщин на “миграционный вызов” (то есть на открывающиеся возможности миграции) всегда был неодинаков. Женщины привыкли руководствоваться в большей степени этими нормами и стереотипами, чем индивидуальной мотивацией. Так, самостоятельно выезжающая на заработки российская женщина должна быть готова к тому, что молва ее осудит. В Москве это, может быть, меньше заметно, но в провинции, это так и по сей день.

4. Женская трудовая миграция как сфера социального риска

Специфика женской трудовой миграции, связана не только с наличием типичных секторов занятости женщин-мигрантов и общественно непрестижным характером труда в этих секторах, но и с другими моментами. Это большая гибкостью труда женщин, который труднее поддается регламентации в контрактах, носит индивидуальный (“штучный”) характер. Это также социально-демографические особенности мигрантов (молодой и очень молодой возраст, неполное образование). Немаловажная особенность женской трудовой миграции это обилие скрытых мотивов (брачные, эмиграционные). 5

Благодаря всем этим моментам женская трудовая миграция во всем мире считается “зоной” повышенного риска и массовых нарушений прав человека, она тесно связана с маргинальными видами занятости и криминальными структурами. Что такое рисковая или маргинальная занятость? Это, во-первых, собственно sex-занятость, а во-вторых, так называемая, околосексуальная занятость, то есть такая, которая часто оказывается сопряжена с sex-услугами (стриптиз-шоу, консумация, массаж и т.п.).

Вот эти сферы риска обеспечивают большинство миграционных возможностей российским женщинам, настроенным на трудовую миграцию. Так уж сложилась международная миграционная индустрия, что наши женщины оказались нужны и принимаемы на Западе, в первую очередь, в качестве дешевых провайдеров сексуальных и околосексуальных услуг.

И Россия здесь отнюдь не исключение. Женщины-мигранты из развивающихся стран традиционно занимали маргинальные ниши на рынках труда в странах въезда, и в первую очередь, сектор секс-услуг. Та волна русской (а на самом деле - СНГ-вской) проституции на Западе, которая имела шумный резонанс в западных СМИ, просто говорит о “выходе” наших женщин на мировую сцену миграции. Они пришли вслед за подобными секс-волнами из Филиппин, Китая, Колумбии (60-70-е гг.), а затем Польши, Болгарии, Румынии (80-е гг.). Выход из изоляции региона Центральной и Восточной Европы, включая пространство бывшего СССР, инициировал новый передел западного рынка секс-услуг.

5. Миграционная ситуация в России: Легальные каналы

90-е годы - переломный момент в развитии миграционных процессов в России. Происходят кардинальные качественные изменения в миграционных потоках. На фоне постепенного “торможения” традиционной этнической эмиграции на постоянное место жительства (еврейской, немецкой и т.п.), которая прекратила расти и стабилизировалась на уровне около 100 тыс. человек в год, происходит бурное развитие новых этнонейтральных моделей мобильности населения. Трудовая миграция - одна из таких моделей, наиболее динамично развивающихся в последнее время. В ней принимает участие основное население страны, что делает потенциал этого вида миграции значительно большим, чем при этнических перемещениях.

По экспертным оценкам, уже сегодня трудовая миграция из России превышает эмиграцию на ПМЖ в несколько раз, хотя официальные цифры - ниже - 32.7 тыс. за 1999г., из которых около 3 тыс. - женщины, что составляет 9%. Однако следует заметить, что эти цифры скорее говорят о плохом качестве статистики, чем о реальных масштабах потоков.

Вместе с развитием самой миграции развивается и система институтов, обеспечивающих трудовые перемещения.

Если мы говорим о миграции из России, то эта система институтов состоит из 2-х неравных частей: это - официальные институты трудовой миграции, через которые проходит узкий ручеек миграции, тогда как значительно более широкий поток, идет вне официальных институтов, в том числе по нелегальным и открыто криминальным каналам.

Официальные институты трудовой миграции из России представлены системой Федеральной Миграционной службы России, как головным ведомством по делам миграции. Под эгидой ФМС и по ее лицензии работает сеть организаций и фирм по трудоустройству российских граждан за рубежом. Официальные институты руководствуются в своей деятельности Законом Российской Федерации “О порядке выезда из РФ и въезда в РФ”, принятый Государственной Думой 15 августа 1996 года.

Через эти каналы проходит, и соответственно отражается в статистике в качестве трудовых мигрантов, по нашим оценкам, всего 1-2% женской трудовой миграции из страны. Доля женщин в официальном потоке как была небольшой, так и остается, хотя на женские специальности существует устойчивый спрос со стороны иностранных работодателей, в первую очередь, в индустрии услуг и развлечений.

Сложившаяся под влиянием конъюнктуры рынка система зарубежного трудоустройства в России носит еще во многом кустарный характер. Она сильно криминализирована, цивилизованные формы организации трудовых отношений в ней находятся в стадии становления. По данным наших выборочных опросов, только 10% потенциальных мигрантов доверяют фирмам по трудоустройству за рубежом.

Часто фирмы организуются двумя знакомыми бывшими российскими гражданами, один из которых теперь живет за рубежом. Условно говоря, Вася набирает здесь женщин, а Петя их “там” трудоустраивает. В этом случае судьба людей зависит не от законов, а от честности Васи и Пети.

Легитимное поле деятельности фирм по трудоустройству в настоящее время очень ограничено. В этом можно убедиться, рассмотрев те визовые механизмы, которые используют легальные (подчеркнем это!) фирмы для устройства на работу своих клиентов. Типичная схема временного трудоустройства за границей в женских сферах занятости через легальные фирмы, работающие по лицензии ФМС, такова:

Получив информацию о фирме, предлагающей работу за рубежом по определенной специальности (это можно сделать из объявлений в газетах, в ФМС, Московской или региональных миграционных службах), женщина приходит туда для заключения контракта. Обговорив все условия контракта и найдя приемлемый вариант (страна, вид работы, условия труда и пр.), фирма через своих контрагентов заключает контракт с работодателем, покупает женщине визу, билет и все необходимые документы (чаще всего на деньги клиентки, но иногда возможны и варианты кредитования). В стране приема ее встречают контрагенты фирмы и отвозят к месту работы. При этом легкость и законность всех этих процессов только кажущаяся. Из-за трудностей с получением "рабочих" виз, фирмам чаще всего приходится выдавать своих клиентов в посольствах принимающих стран за простых туристов или едущих в гости к родственникам. Таким образом, трудовые мигранты получают туристические или гостевые визы, не дающие права на работу в стране въезда. Приехав туда и приступив к работе, они практически переходят на нелегальное положение. Далеко не всегда контрагенты фирмы стараются следить за ситуацией и не допускать "неприятностей" с полицией и миграционными службами. И неприятности эти иногда происходят.

Как видим, легитимность действующего института трудоустройства относительная и неполная. По результатам блиц-опроса лицензионных фирм, посылающих женщин на работу за рубеж, до 90% их предоставляет своим клиенткам визы, не дающие права на работу (туристические или гостевые). Рабочие визы они не могут получить в зарубежных посольствах, несмотря на наличие контракта с зарубежным работодателем.

Коммерческие фирмы, на чьих плечах сейчас держится организованное зарубежное трудоустройство, нуждаются в поддержке со стороны государства, обеспечивающей легитимность миграции. Сегодня они такой поддержки не получают. Отсутствие государственной поддержки плюс антииммиграционная политика принимающих стран приводят к образованию некого негативного поля, в котором вынуждены работать институты, обеспечивающие трудоустройство наших граждан за рубежом.

Сегодняшняя пассивная позиция государства в вопросах трудовой миграции не соответствует ни государственным интересам, ни интересам российских граждан. Провозгласив право на свободное передвижение, государство должно обеспечить механизм реализации этого права, гарантирующий гражданам возможность его осуществления. Важнейшей частью этого механизма является создание и расширение правового поля для легитимной деятельности всех законных структур. Сегодня это поле сужено до минимума, так что даже вполне легальные институты вынуждены использовать не вполне законные методы в своей работе (например, посылать граждан на работу за рубеж с “нерабочими” визами).

6. Нелегальные каналы выезда

Итак, более 90% потока женской трудовой миграции идет в обход официальных институтов. Это говорит о том, что женщины-мигранты почти полностью вытеснены сегодня в плоскость нелегальных и неофициальных отношений, а женская трудовая миграция из России в целом может квалифицироваться как теневой процесс со всеми вытекающими отсюда последствиями в виде маргинализации мигрантов и распространения криминальных связей.

Сегодня теневые отношения в сфере трудовой миграции “работают” эффективнее, чем официальные каналы, а зачастую являются единственными “работающими” структурами. Если сегодня предположить гипотетическую ситуацию, когда все нелегальные каналы выезда и все полулегальные отношения будут “перекрыты”, то мы вернемся на 10 лет назад уже за собственный “железный занавес”.

“Профессиональная” квалификация криминальных структур зачастую оказывается выше, чем легальных агентов, занимающихся зарубежным трудоустройством. Криминальные группировки обладают хорошо отлаженной сетью контрагентов, отработанными схемами выезда и механизмами взаимодействия между всеми действующими лицами миграционного процесса. Реклама таких организаций, как правило, более агрессивная и привлекательная для потенциальных мигрантов.

Нелегальная поставка женщин из России на секс-рынки западных стран и для другого подневольного труда это - хорошо организованный и высокоприбыльный бизнес.

Типичная схема нелегального вывоза женщин для занятия проституцией за рубежом такова.

Специальные агенты в России вербуют женщин, как правило, небольшими группами. Им обещается работа в качестве танцовщиц, официанток, горничных, уборщиц, нянь и т.п. Иногда женщины заранее знают, что будут работать в публичном доме. Покупают им, чаще на свои деньги, визу (туристическую, конечно), билет и все необходимые для выезда документы. Кредитуя таким образом клиентку на условиях возврата денег с первых доходов, полученных за границей, "фирма" ставит ее в долговую зависимость, что дает возможность удерживать женщину в подчинении различными методами, включая угрозы, шантаж, вплоть до физического и сексуального насилия. Далее, по прибытии к месту назначения, у девушки отбирают паспорт для регистрации или под каким-либо другим предлогом. Оказавшись в чужой стране, без документов, на нелегальном положении, часто не имея возможности выйти за пределы "заведения", где она работает, женщина оказывается полностью в руках своих "хозяев". Под действием угроз и насилия, очень немногие жертвы подобных обстоятельств обращаются за помощью в местную полицию, в российские консульства или в другие организации.

Если мы сравним схемы зарубежного трудоустройства через легальные структуры и по нелегальным каналам, то обнаружим, что обе они не имеют полной легитимной основы и сопряжены с риском и нередкими нарушениями прав человека. В случае использования нелегальных каналов риск гораздо выше, нарушения прав приобретают более жестокие формы.

Альтернативой этому в настоящее время может быть только развитие легальных институтов и легальных возможностей трудовой миграции, то есть перевод на легальные рельсы хотя бы части того процесса, который сегодня вытеснен в сферу нелегальных отношений. Только таким образом трудовая миграция из сферы андерграунда, сможет вернуться в плоскость нормальных экономических отношений. Если этого сделано не будет, то миграционный потенциал, существующий в обществе, будет продолжать реализовываться через нелегальные каналы.

7. Страны-реципиенты и страны-доноры: противостояние или сотрудничество

Отношение принимающих стран к миграции из менее развитых государств - вопрос сложный и имеет несколько ракурсов. Возьмем известное утверждение, что мигранты на Западе это рабочая сила второго сорта. Это утверждение, имея под собой реальные основания, не так однозначно, как может показаться. Существует объективная экономическая сторона вопроса. Во-первых, мигранты работают, в тех сферах занятости, где не хотят работать местные кадры; это - непрестижный, так называемый, “черный” труд. Во-вторых, мигранты это наиболее дешевая рабочая сила, если сравнивать одинаковый труд, выполняемый мигрантом и местным работником.

Сложность заключается в том, что сами мигранты соглашаются работать за низкое вознаграждение. И это естественно, так как они сравнивают свой заработок за рубежом с тем, который они могли бы получать на родине. Более того, низкий заработок это их главный козырь на зарубежном рынке труда, который позволяет мигрантам выдерживать конкуренцию в борьбе за рабочие места. Так возникает парадоксальная ситуация, когда сами мигранты оказываются заинтересованными в удержании их зарплаты на уровне ниже среднего, так как только при этом условии сохраняется их преимущество перед местными работниками и мигрантами из других стран.

В последние десятилетия иммиграционная политика основных принимающих стран имела постоянную тенденцию к ужесточению. Причины этого понятны - страны пытаются оградить национальные рынки труда от наплыва “нежелательных” мигрантов. Однако последствием такой политики является волна нелегальной миграции, которая обрушилась на принимающие страны.

Постоянная нехватка национальных работников непрестижных массовых профессий это такой же хронический симптом стран с развитой экономикой, как и повышенный спрос на высокотехнологичный интеллектуальный труд. Именно в эти два сектора рынка труда в основном и привлекаются мигранты. Но если интеллектуальная миграция носит сугубо избирательный характер, то миграция для работы по массовым профессиям доступна более широкому кругу лиц.

Мало кто на Западе оспаривает вклад мигрантов, принадлежащих как к группе высококвалифицированных специалистов, так и к группе работников массовых профессий, в национальную экономику. Однако иммиграционная политика в корне различна по отношению к этим двум группам трудовых мигрантов. Политика по отношению к мигрантам массовых профессий гораздо более жесткая, чем к высококвалифицированным специалистам. Женщины-мигранты сосредоточены в низовых секторах рынка труда, и поэтому испытывают на себе все трудности, связанные с ограничительной иммиграционной политикой принимающих стран. По сути эта политика носит дискриминационный характер, несмотря на либерально-демократические одежды, так как ее результатом является массовое вытеснение мигрантов (особенно женщин) из сферы легальных отношений в сферу неформальных, нелегальных, незаконных, а часто и прямо криминальных связей. Те “нежелательные” трудовые мигранты, которые отсеиваются с помощью мер визовой политики, не найдя легальных путей выезда на работу, переходят в нелегальное русло, где и находят те возможности, которые предлагаются криминальными структурами. Они проникают через границы (либо нелегально, либо как туристы, либо по гостевым визам), но находятся уже на бесправном положении нелегалов. Женская миграция особенно криминализирована, так как тесно связана с увеселительным бизнесом и индустрией секс-услуг, широко использующими нелегальные каналы поставки работников из других стран.

Сами принимающие страны вряд ли пойдут на смягчение иммиграционной политики. Необходима инициатива российской стороны, причем инициатива целенаправленная, предпринятая на достаточно высоком уровне, целью которой может быть активный переговорный процесс с принимающими странами, направленный против дискриминационных методов иммиграционной политики и применяемых практик, нарушающих права человека.

Основные Международные организации в сфере миграции (IOM, ILO, UNHCHR, Amnesty International, Врачи без границ и другие) откликнулись на новую волну секс-миграции из стран Центральной и Восточной Европы. Они организуют международные и поддерживают национальные инициативы по борьбе с торговлей людьми и связанными с ней нарушениями прав человека. Основные направления их деятельности - информационная кампания и поддержка неправительственных организаций, оказывающих помощь жертвам секс-торговли. Однако, если представить международную миграцию как противостояние двух сторон, принимающей страны и страны-донора, одна из которых является источником миграционного давления, а другая сдерживает его, то станет ясно, что политика международных организаций в основном защищает интересы Запада, то есть принимающих стран.

Авторитет международных организаций, их потенциал влияния в мире может быть использован для воздействия на миграционные отношения принимающих и посылающих стран, с целью сделать их менее напряженными, а миграционную политику менее дискриминационной, направленной на расширение легитимного миграционного пространства и соответственно, на сужение сферы нелегальных, особенно криминальных отношений.

Изменение политики в области международной миграции - трудная задача, особенно в глобальном масштабе, но без этого борьба с торговлей людьми и эксплуатацией труда мигрантов будет фикцией, какие бы средства международное сообщество в нее не вкладывало.

Не следует объективно связывать женскую миграцию с социальным риском, какой-то отрицательной занятостью и криминалом. Маргинальность женщин-мигрантов - это социальный конструкт, отражающий общую гендерную ассиметрию в социальной сфере (низкий социальный статус женщин, вызванный ограниченным доступом к ресурсам, неравноправное положение в семье, сдвиг в сторону низкооплачиваемых секторов занятости). Острота социальных проблем, связанных с женской трудовой миграцией, не должна заслонять в целом положительного смысла самой миграции. Расширяя поле социальных возможностей, миграция реально помогает женщинам добиваться успеха, достигать своих целей. Миграционная мобильность является одним из важнейших показателей социальной мобильности в современном обществе.

Женщины и процесс социально-экономического развития в России и других странах СНГ / Информационно-аналитическое управление Аппарата Совета Федерации ФС РФ. - 2000 . - стр. 66

1 Labour migration // in International migration policies. UN Dep. of econ. and social affairs. Population division - NY, UN, 1998, p.87-172

2 International Migration Policies and the Status of Female Migrants, UN, New York, 1995.

3 Castles S., Miller J., The age of migration. International population movements in the modern world. London, 1993

4 М.Малышева Глобализация, гендерное неравенство и репродуктивный труд женщин. Раздел диссертации на соискание ученой степени доктора экономических наук. М., 2000

5 Подробнее о характеристиках и специфике женской трудовой миграции из России см.: Тюрюканова Е. Женщины в поисках работы за рубежом: трудовая миграция женщин из России // Материалы 1 летней школы по гендерным исследованиям, МЦГИ, М., 1997, стр. 110-120

Опубликовано: Женщины и процесс социально-экономического развития в России и других странах СНГ / Информационно-аналитическое управление Аппарата Совета Федерации ФС РФ. - 2000.

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ